×
 

24.03.2016 // 15:02
Обратите внимание на дату публикации.

Мнение адвоката

Судебно-экспертная работа требует реформы.

Об этом заявляет Адвокат Кобылин Г. Г., посколь­ку недостатки в экспертной деятельности, пре­пятствуют гражданам в доступе к правосудию, а порой являются непреодолимым препятствием к правде.

Кто такие судебные эксперты - это профессионалы-негодяи, ли­бо это вообще не профессионалы и как это исправить?

Поднимать на повестку дня этот вопрос приходится всякий раз, когда адвокат сталкивается с заключением судебного эксперта. Всякий раз адвокат с возмущени­ем отмечает либо непрофессиона­лизм, либо умышленное искаже­ние фактических обстоятельств дела судебным экспертом. Что ле­жит в основе некачественных экс­пертных заключений и как этот недостаток преодолеть, попытает­ся ответить адвокат Кобылин Г. Г.

Заключения экспертов, явля­ются доказательствами по делу на основе которых, в уголовном процессе в определенном законом порядке следователь, прокурор, суд устанавливают наличие или отсутствие деяния, а в граждан­ском судопроизводстве суд уста­навливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования или возражения сто­рон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правиль­ного решения дела.

Адвокатская практика пока­зывает, что к работе судебных экспертов имеются серьезные претензии.

Анализ экспертных заключе­ний, которые имелись и имеются в моем распоряжении позволяет мне, как адвокату, сделать вывод о том, что недостатки экспертных заключений являются системны­ми, возникшими в результате не­достаточных, либо имеющих существенные пробелы в требова­ниях к содержанию экспертного заключения, либо в отсутствии таких требований к содержанию экспертного заключения, со сто­роны руководства министерств и ведомств, либо со стороны руководителей структурных эксперт­ных подразделений.

Так, например, в Министер­стве здравоохранения Кыргыз­ской Республики действуют нормы и правила, введенные в действие Приказом от 17 января 2000 года №5 с некоторыми редакци­онными изменениями "О совер­шенствовании судебно-медицин­ской службы в Кыргызской Респу­блике". Только из этого обсто­ятельства можно сделать вывод о том, что работа по совершен­ствованию судебно-медицинской службы в Кыргызской Республике остановилась как минимум 10 лет.

За это время частично сме­нилось поколение судебно-ме­дицинских экспертов, а методи­ки и инструкции основательно устарели.

Лично меня возмущает тот факт, что Инструкция "О произ­водстве судебно-психиатрической экспертизы в Кыргызской Республике", утвержденная приказом Минздрава Кыргызской Республики от 31 июля 2011 года №274 вызывает недоверие, поскольку она ни к чему не обязывает врача эксперта, в ней нет конкретики, в ней не прописано какие обяза­тельные разделы должно иметь экспертное заключение, все размыто и неконкретно как и вся психиатрия. Вследствие этого, либо по иным причинам, врача­ми эксперты от психиатрии дают экспертные заключения, которые, как правило оспариваются сторонами и адвокатами. Нетрудно предположить с какой целью это делается. Цель простая - дать воз­можность потрудиться над экс­пертизой своим коллегам по цеху.

В качестве примера могу при­вести свежий факт, по убийству бывшего артиста русского дра­матического театра произошедшему 08 февраля 2016 года, врач психиатр отразивший в своем экспертном заключении сведе­ния о детстве, о пристрастиях в отношении моего подзащитного, но он почему-то не задал подзащитному элементарный и обяза­тельный при таком обвинении во­прос. "Совершал ли он убийство и как обвиняемый относится к инкриминируемому ему преступлению?"

Что это, преднамеренная ошибка или низкая квалифика­ция врача эксперта?

Очевидно, что такие наруше­ния в экспертной работе не долж­ны иметь место и такой "врач экс­перт" должен быть немедленно отстранен от экспертной работы.

Работая по уголовному де­лу, связанному с производством судебно-химических экспертиз я в одном уголовном деле дваж­ды столкнулся с элементарным нарушением закона со стороны экспертов центра судебных экс­пертиз, расположенного в ГУВД г. Бишкек.

Но, что является более при­скорбным, элементарная провер­ка выявить, что химическая лаборатория центра судебных экспертиз, расположенного в ГУВД г. Бишкек, по своему материаль­но-техническому оснащению не в состоянии производить экспер­тизы заявленные экспертами-химиками.

Действительность же указы­вает на то, что липовые экспер­тизы ложатся в основу обвинения граждан, которые в последующем годами ждут суда (Так подзащит­ный Мамасадыков Е.Х. более двух лет шести месяцев не может пред­стать перед судом, поскольку под стражу он был взят на основании недостоверного заключения су­дебного эксперта Центра судеб­ных экспертиз, расположенного в ГУВД г. Бишкек, а сами экспертные заключения были оспорены).

Работая по уголовным де­лам, связанным с обвинением в сфере экономических преступлений я столкнулся с таким обстоятельством, что заключение судебно-бухгалтерского эксперта нам пришлось ждать в одном случае более двух лет, а в другом случае более года. В связи, с чем в одном случае мой подзащит­ный не оправданно долго не мог предстать перед судом, находясь в статусе обвиняемого, а в дру­гом случае мой подзащитный по сей день не может добиться воз­мещения, причиненного ему ма­териального ущерба, находясь в статусе потерпевшего. Это возму­тительные факты, и они не могут продолжаться в дальнейшем, став нормой жизни.

Такая ситуация сложилась в результате того, что эксперты не справляются с количеством на­значенных к их производству судебно-бухгалтерских и иных экс­пертиз.

В этой связи могу заявить, что для разрешения этой пробле­мы требуются только желание руководства экспертных учреждений решить возникшую труд­ность (необходимо либо увели­чить штат экспертов-бухгалтеров, либо сменить ленивых и безы­нициативных руководителей, на тех, кто разгребет эти "авгиевы конюшни").

Очевидно, что такая ситуация отдельным лицам весьма выгод­на, потому что есть очередь, есть дефицит и есть лица, которые стремятся обойти очередь. Оче­редь - это явный признак кризи­са и неуважения к нашим гражда­нам, которые попали в сети систе­мы и вынуждены страдать от того, что система плохо работает.

Другим недостатком в экс­пертной работе является очевид­ная халатность и чрезмерная самонадеянность со стороны судебных экспертов, выражающаяся в некомпетентности экспертных заключений, которые передаются ими в судопроизводство.

Очевидно, что судебные экс­перты не учитывают, либо само­надеянно недооценивают уровень образованности нашего обще­ства. Сейчас почти все граждане нашей страны имеют, либо выс­шее юридическое, либо высшее экономическое, либо иное выс­шее образование. Наши гражда­не научились не только защищать свои права, но и также умеют вни­мательно читать экспертные за­ключения и давать им всесторон­нюю, в том числе критическую оценку, обоснованно ставя под сомнению компетенцию судебных экспертов. Так в качестве примера самонадеянного, недобросовестного судебно-медицинского эксперта можно выделить Экс­перта РБСМЭ г. Бишкек, давшего экспертное заключение в отношении трупа мужчины, которое бы­ло проведено им в ноябре-декабре 2015 года. Из анализа содержания экспертного заключения следует, что три основных информацион­ных блока, наружное описание трупа, история болезни, а также описание внутренних органов, а также причина смерти никак не связаны друг с другом и не выте­кают один из другого, а наружно описание трупа не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Более того, результаты по­смертной СМЭ дают основание для проверки факта, а ранее при жизни умершего проводилась ли операция по удалению органа, как это было зафиксировано материалами уголовного дела? Есть осно­вания выяснить кто не прав, врач хирург, который согласно заключению вырезал орган, либо врач патологоанатом, который зафик­сировал, что все органы на месте?

Все это свидетельствует о том, что никто не контролирует рабо­ту экспертов, что в экспертной организации не налажена учеба, нет системы контроля и системы ответственности за свою работу.

Особые претензии можно за­явить экспертам-почерковедам, которые как показало уголовное дело № 55-12-1606, разделились на две равные половины, и кото­рых рассудила экспертиза их ка­захских коллег. Из этого следует, что каждый второй эксперт-по­черковед является недобросовест­ным. Моя практика показывает, что подавляющее большинство экспертных заключений было со­ставлено с пренебрежительным по отношению к гражданам со­держанием. В этой связи следует отметить, что чрезмерная самоу­веренность экспертов в своей без­наказанности порождает недове­рие не только к представителям экспертного сообщества, но и ко всей системе правосудия.

Полагаю, что Генеральная прокуратура Кыргызской Респу­блики, руководство Министер­ства юстиции Кыргызской Республики, Государственного коми­тета национальной безопасности Кыргызской Республики, Мини­стерство внутренних дел Кыргы­зской Республики, Министерство здравоохранения Кыргызской Республики, Министерство финансов Кыргызской Республики устранят системные недостатки в судебно-экспертной работе, а Правительство Кыргызской Республики, даст министрам соот­ветствующее поручение, с тем, чтобы к установленному сроку была подготовлена программа вывода судебно-экспертной рабо­ты на качественно новый уровень.

По моему убеждению, остро стоит вопрос необходимости пе­реработки руководящих докумен­тов, касающихся деятельности су­дебных экспертов.

Необходимо подготовить и ввести в действие новые приказы и инструкции по судебно-эксперт­ной работе, а также провести обу­чение судебных экспертов, в том числе и на базе учебного центра адвокатуры Кыргызской Респу­блики.

Необходимо принять неот­ложные меры к оснащению экс­пертных учреждений помещени­ями, современными методиками, оборудованием и материалами.

Имеется необходимость обя­зать руководство всех экспертных подразделений осуществлять научно-практическую работу в экс­пертном сообществе по соответ­ствующим отраслям знаний.

Необходимо неуклонно уве­личивать число проводимых в стране экспертиз, (экспертизы фонограмм, экспертизы в отношении магнитных носителей ин­формации).

Как минимум двум эксперт­ным учреждениям РЦСЭ при МЮ Кыргызской Республики, также Центру судебных экспертиз при МВД Кыргызской Республики необходимо придать статус научно-практических, увеличив штат и оснастив их современным обо­рудованием.

Я убежден, что каких-либо препятствий к реформе судеб­но-экспертной работы не имеет­ся. Кадровый потенциал экспертных специалистов избыточный по всем отраслям знаний. Отечественные специалисты в области компьютерных технологий смо­гут, без каких-либо значительных финансовых затрат создать совре­менные методики производства судебно-фонограммных экспер­тиз, а также судебных экспертиз в области новых технологий.

Мне непонятно почему стра­на теряет время, почему мы не используем потенциал молоде­жи, почему мы сами - Кыргызская Республика разбазариваем свое главное богатство - человеческие ресурсы?

Сообщаю всем, что адвокаты, как заинтересованные лица, остро нуждаются в повышении качества судебно-экспертной работы в све­те требования закона Кыргыз­ской Республики "Об адвокатуре Кыргызской Республики и адво­катской деятельности", в Адво­катуре Кыргызской Республики уже проводится системная работа по обучению адвокатов. Надеюсь, что особое внимание в системе этой подготовки будет уделяться вопросам судебно-экспертной ра­боты, поэтому требования к рабо­те судебных экспертов со стороны адвокатского сообщества будут неуклонно возрастать.

Адвокат Г. Кобылин

Источник: газета "Параграф" №3 от 24.03.2016 / стр. 10

Комментарии: