×
 

04.09.2014 // 17:37
Обратите внимание на дату публикации.

Майрам Акаева, первый президент Международной академии культуры: "Сын Айдара - Айтегин - тоже был на похоронах нашего ага"

 - Пусть земля будет пухом для старшего брата Аскара Акаевича, примите наши соболезнования. Каким было состояние Аскара агая после получения тяжёлого известия о кончине брата?

- Для каждого человек потеря брата, близкого родственника – большое горе, трагедия. Родного человека никто не может заменить. Думаю понятно без слов, что для Аскара Акаевича не проводить в последний путь старшего брата, выступавшего ему отцом, не сказать последние слова прощания - это неизбывная печаль.

- Почему вы не смогли приехать тогда?

- Человеческие мысли подобны стремительному птичьему полёту. Какие только мысли не приходят в голову в момент таких событий. Перед глазами проносится жизнь нашего брата, который жил в согласии со своей супругой, его трудолюбие, справедливость, отеческое к нам отношение. Кайнага (здесь: старший брат мужа) вместе с Кайрыш жене приезжали к нам в прошлом году. Во-первых, перед глазами встаёт тогдашний их приезд. Моя Кайрыш жене справедливая, острая на язык, одарённая байбиче. Рассказывая про определённых людей, она умела так талантливо изобразить их, что мы смеялись, глядя на нее. Такие люди, как мой кайнага, встречаются редко в этом мире. Аскар Акаевич желал только одного, чтобы его достойно проводили в последний путь.

Во-вторых, вспомнила Чингиза агая и его роман "И дольше века длится день". Вспомнила слова одного германского дипломата, что "кыргызы не смогли достойно, на высоком международном уровне проводить Айтматова в последний путь".

У кыргызского народа есть много благородных, высоких традиций. Подумала, что эти традиции стали забываться, подумала, не упрощённым ли были последние почести, последний поклон Чынгызу агаю. Вот корень ответа на ваш вопрос.

- Приведите примеры таких кыргызских традиций, которые вы имеете в виду…

- Известно, что у нашего народа есть несравненные великие качества, традиции, обычаи. У каждого народа есть свои традиции. Тем не менее у кыргызского народа есть много высоких качеств, которые стоят выше протокола. Я горжусь этим. Одна из самых весомых традиций – церемония проводов усопшего в последний путь. У нашего народа бытует выражение "Перед смертью все равны". На время похорон кыргызы прекращали войны, мирились непримиримые враги, забывались старые обиды, люди поклонялись памяти усопшего и провожали в последний путь с большими почестями и уважением – всё это большая дипломатия. Кажется, в настоящем эти традиции стали забываться. Удачи тем нашим "азаматам", которые приложили максимальные усилия, чтобы воспрепятствовать приезду Аскара Акаевича! Эти "азаматы" напомнили мне образ Сабитжана из айтматовского произведения "И дольше века длится день".

- Значит...

- Предстал перед глазами зазнавшийся, ограниченный Сабитжан. У манкурта нет памяти. У бедняги отняли разум, он всего лишь оболочка. Он ничего не знает, не чувствует, неразумное существо.

Ну а Сабитжан – это уникум… Когда умер его отец Казангап, заявился в костюме и при галстуке, позиционируя себя большим, важным, грамотным начальником, стоящим выше остальных. Поучал Эдигея, городил чушь: "Наплевать на всякие традиции?  Что такого есть на Эне-Бейите, тело можно зарыть и в этом месте!" Его скотское отношение к отцу напоминает образ мутанта.  

- По мнению Эдигея Казангапа следовало похоронить по традициям отцов-дедов…

- Да. Долг каждого кыргыза – с уважением относиться к памяти усопшего, на должном уровне оказать ему последние почести. Через образ Сабитжана, не сумевшего проводить отца в последний путь должным образом мы, похоже, наконец-то дошли с вами до сути вашего вопроса. Думаю, речь идёт о нынешних "сабитжанах", не понимающих мудрости народного изречения: "Жизнь – ложь, смерть – правда". То, что они чинили препятствия приезду Аскара Акаевича в Кыргызстан, как будто их самих никогда не коснётся смерть, говорит об отсутствии человечности, незнании великих качеств, традиций кыргызского народа (но "сабитжаны" полагают, что знают всё). Похороны – непростое дело, почётное и уважительное предание земле праха усопшего – большое дело, к которому привлекаются все родня, ближний и дальний круг знакомых, друзей. Поэтому печально, что Аскар Акаевич не смог приехать по вине наших "сабитжанов".  

Аскар Акевич, главным образом, беспокоился о том, чтобы брата достойно проводили в последний путь. Здесь он думал не о себе, остерегался того, что шумиха, поднятая "сабитжанами" по его прибытии в Кыргызстан, вмешает в политику похороны его старшего брата. Почувствовали ли наши "азаматы", как тяжело было младшему брату Аскара Акаевича, Кайрыш жене слушать все эти рассуждения "приедет – не приедет"? Но огромное спасибо нашему народу, родственникам, особенно младшему кайнага (здесь: младший брат мужа) и Кайрыш жене, которые похоронили кайнага как полагается.

- Распространялась информация, что даже Путин остерегал вас от поездки в Кыргызстан, это правда?

- Это миф, легенда... Кажется, и это является попыткой "сабитжанов" перевалить свою вину на Путина. Кто в это поверит? Владимир Владимирович - верующий человек (несмотря на то, что не упоминает Всевышнего через слово). Общеизвестно, что он освободил одного из сильнейшим своих врагов – Ходорковского - из заключения раньше положенного срока в связи с плохим состоянием здоровья его матери. Он выпустил Ходорковского из тюрьмы, чтобы его мать успела увидеть сына вышедшим из тюрьмы. Российский народ правильно воспринял это решение Путина, оценив это как человечность. Рейтинг его стремительно взлетел, репутация укрепилась. Я тоже оценила этот шаг российского президента как подтверждение его высоты, широты - качеств истинного лидера. Мария Филипповна увидела сына освобождённым из заключения и скончалась спустя 5–6 месяцев. Хорошо, что перед смертью матери сын смог быть рядом с ней, хоть и короткое время, выслушать ее последние напутствия. Кто сможет отрицать уважительное отношение Путина к матери? Поэтому "сабитжанам" не следовало вмешивать имя Путина в подобные слухи. Нашему народу приносят колоссальный вред такие вещи, как интриги, сплетни, ненависть – качества, которых нет в менталитете кыргызского народа. Источник всех этих качеств лежит в тех же "сабитжанах".

- Планируете приехать на сороковины или годовщину и показаться перед родственниками?

-  Конечно, жизнь покажет. Мы выполняем приличествующие обряды. Прочитали Коран здесь, в Москве, со своими близкими, родственниками. Из Ленинграда хотели приехать на поминки сюда, в Москву, но мы их остановили, потому что решили сами поехать туда и устроить поминки уже там.

- Каким человеком был ваш кайнага?

- Редким человеком. Не ошибусь, назвав его эталоном высокой человечности и духовной чистоты. Люди это знают. Каких бы высот ни достигали его братья, на каких бы должностях ни работали, он оставался прежним. Когда в 2005 году над нами сгустились черные тучи, тогдашний "Сабитжан" отдал приказ уволить старшего брата А. Акаева с должности. Но коллектив профсоюза авиаработников выстоял, невзирая на беспрецедентное давление и чинимые препятствия и повторно выбрал его председателем. Это свидетельствует о высоких человеческих качествах моего кайнага и справедливости коллектива профсоюза.

С Кайрыш жене они в согласии прожили вместе 56 лет. Это как сказка. Я была свидетелем этой сказки. Молодой невесткой я попала в их дом, год прожила у них (Аскар Акаевич учился в аспирантуре в Ленинграде). Их жизнь была для меня примером. Я постаралась поддержать жене, сказала по телефону: "Наш ага займёт место в раю, ему нужна ваша поддержка отсюда, с бренной земли, поэтому не надо много плакать!" Никогда не сотрется из моей памяти их прошлогодний приезд в Москву, не забуду, как сидели оба на почётном месте в нашем доме, как смеялась жене! Увы…

 - Не беспокоились по-матерински за Илима, который приезжал в Кыргызстан на похороны?

- Напротив, мы были рады, что Илике отправится к родному народу, будет участвовать на похоронах своего чон ата (здесь: деда), что будет вместе с родственниками в трудный час. Сын Айдара – Айтенир – тоже был с ним. Наш ага очень любил Бермет. Я была сильно огорчена, что Бермет не смогла поехать на похороны, не было возможности.

Все наши дети любили ага, называли его Болот чон ата. Мы все будем хранить светлую память о нем. 

Автор: Ызаат Тургунбаева, специально для
Источник: Inter.kg