×
 

20.03.2014 // 16:04
Обратите внимание на дату публикации.

Токон Мамытов, вице-премьер-министр: "Скоро откроем дорогу мургабским и джергетальским кыргызам "

- Токон Болотбекович, давайте начнём беседу с закрытых границ. Наверняка, вы слышали, что мургабские и джергетальские кыргызы терпят лишения из-за баткенских конфликтов. Как им поможем?

- На границе с Таджикистаном есть 5 КПП. Один из них, Карамык, не закрыт, потому что по нему следуют в Афганистан грузы НАТО, а также грузы, предназначенные для строительства газопровода Туркменистан–Китай. Эти грузы проходят согласно международным договорённостям. Депутаты и местная власть обратились по поводу пункта Бор-Добо, выходят и ваши статьи в СМИ. Через пункт Бор-Добо проходят в основном мургабские кыргызы, сейчас они испытывают трудности с продовольственной, лекарственной продукцией, трудно больным людям, отправляющимся на операцию или под наблюдение врачей в Бишкек, Ош, студентам, обучающимся в Оше, Бишкеке, Джалал-Абаде и т. д. Мы входим в их положение и оказываем содействие. Да, в Таджикистане проживает порядка 40–50 тысяч кыргызов, они страдают в особенности. Мы должны помочь им как можно скорее. Остальные три пропускных пункта - Кызыл-Бел, Карагач, Кулунду - не работают. Против открытия выступают жители баткенских сел Ак-Сай, Самаркандек, Таш-Тумшук, Кок-Таш, и вопрос не решается.

- Может некоторые лица выступают против открытия, но большинство населения испытывает трудности…

- Разумеется. Например, некоторые люди подписали договоры о доставке угля в соседние страны, добывают уголь в шахтах на полученные кредиты, а после закрытия границы работы прекратились и кредиты перестали выплачиваться. Они обратились по этому поводу. Кроме этого, в Лейлекском районе подписали с таджиками соглашение о доставке удобрений и строительных материалов, работа остановилась и там. "Не может летать, выплачиваем штрафы за простаивание грузов на железной дороге из России и Китая ", - обращаются к нам. В общем закрытие границ повлекло за собой негативные последствия для простого населения. Мы пытаемся это решить. Отмечу, что в самого начала мы заявляли, что откроем границы, когда стабилизируется ситуация и не будет угроз для безопасности граждан. Слава богу, ситуация стабилизировалась, и правительство рассмотрит вопрос.

- Есть ли результаты переговоров?

- В целом решение пограничных вопросов – очень трудный процесс. Это было не под силу не только вчерашним президентам, а даже российским руководителям во главе с Лениным. После 1922 года до 1925-29 годов были рассмотрены вопросы границ союзных государств, но не до конца. Снова вернулись к вопросу границ среднеазиатских республик в 1934–36 годах, но война приостановила этот процесс. Вопрос снова обострился в 1949 году, и в 1958–59 годах была определена граница между Таджикистаном и Кыргызстаном, наша страна узаконила границы соответствующим указом 1961 года. Но Таджикистан не узаконил, поэтому решение не имеет юридической силы. В 1974–1975 годах снова возник спор, была создана комиссия, но тоже не довела работу до конца. В 1989 году возник конфликт в Ак-Сае. Работала комиссия из Москвы, но тоже не завершила вопрос. Короче говоря, начиная с Ленина никто не смог разрешить этот вопрос за 90 лет.

Например, Сталин мог решить вопрос силой, но, возможно, он учёл политическую сторону вопроса или побоялся межнационального конфликта, в общем, решимости не проявил. Отмечу, что нет ни одного закона, определяющего союзные границы. Только при Горбачеве был принят один закон, но он определял только внешние границы Союза.

- Насколько правдива информация, что инцидент в Ак-Сае возник из-за неуточнённого участка?

- В 2008 году был ряд инцидентов между Баткенским районом Кыргызстана и Исфаринским районом Таджикистана. Тогда я был секретарём Совета безопасности. К нам поступили письма и обращения силовых структур, местного населения и прочих сторон, в которых говорилось об усложнившемся вопросе границ. Мы поехали туда и обнаружили, что исфаринский аким Якубова пригнала тракторы, краны, привезла трубы на кыргызстанский участок Тамдык, проложила канал для чистой воды. Поднялся народ Баткенского района со словами: "Никто не вправе распоряжаться неуточнённой землёй!" Во-вторых, ниже Самаркандека есть село Ууч, где таджикистанцы тоже проложили трубы, чтобы доставить воду в Шурап. В-третьих, между сёлами Орто-Боз и Кок-Таш есть участок в 275 метров, который тоже стал объектом спора сторон. Таджикистанский аким дал разрешение на строительство домов на этом участке, наши граждане выступили против и сообщают, что там уже строятся дома. Подобная ситуация сложилась на 7–8 участках.

На месте я встретился с руководителем Совета безопасности Таджикистана, в результате долгих споров мы пришли к договорённости о запрете строительства на неуточнённых участках земли и подписали протокол.

- Получается, есть основания для мнений, что отдельные политики сами нарушают свои же договорённости?

- Все могут подумать так, но ситуация совершенно другая. То соглашение действовало свыше года, с начала 2009 года Таджикистан нарушил договорённость. На указанных 275 метрах земли построили дома. Под предлогом обеспечения безопасности президентских выборов выше поста Тамдык поставили своих пограничников и не уходят до сих пор. Выше дороги, разделяющей село Кызыл-Жар, построили мечеть. Участок в 70 гектаров земли Кулунду-Максат, где мы должны были проложить дорогу, захватили, построили сарай и освоили. Потом мне же заявляют: "Ты нарушил договор". Я рассказал им на фактах, с чьей стороны были нарушения: внутри нашего села построили мечеть, проложили каналы на спорных землях, освоили. Я сказал, что подписывал протокол, но раз вы не исполняете его и нарушаете, то я не признаю договор.

Отдельные наши политики, 1–2 депутата кричат напрасно, им следовало лучше разобраться в вопросе. Если вдруг случится конфликт и прольётся кровь, то они побегут первыми. Я видел это на примере ошских событий. Поэтому прежде чем что-либо заявлять, надо глубже изучить вопрос.

- Время идёт, границы так и будут закрыты, пока не решится вопрос?

- Да, общественность ждёт, когда вопрос решится. Но решить вопрос очень трудно. На саммите ШОС по инициативе Алмаза Шаршеновича вопрос границы начал рассматриваться. С Таджикистаном всего встретились 4–5  раз, с Узбекистаном была одна встреча. Скажу открыто, что наши встречи сразу начинаются со споров. Мне высказываются претензии: "Встретился 5 раз, но результатов нет". Например, таджики говорят, что работают с картами 1927 года, другие варианты не признают. Они выставляют невозможные требования, и как я могу согласиться с этим? Если выполнить их требования, то Кыргызстан лишится части территории.

Мы придерживаемся договора 1958–59 годов и настаиваем, что он выгоден для обеих сторон, но они отказываются это признавать. Хорошо, тогда пусть Кыргызстану остаются земли, освоенные кыргызами, Таджикистану – земли, освоенные таджиками. Но они и на это не соглашаются. В конце концов, я был вынужден сказать полушутливо: "При создании СССР вы входили в состав Узбекистана, мы – России. Пусть тогда решают Ташкент и Москва". Мы предложили им Алма-Атинскую декларацию 1991 года, которая была приняла при распаде СССР, и Московскую декларацию 1996 года, но они издевательски говорят: "Эй, кыргызы, её подписали 11 государств, там отражены не принципы решения вопросов границы, а уже принятые границы, там границы не определены!" В конце мы предложили создать совместную комиссию по границе, если не согласятся и с этим предложением, то тогда будем искать иные пути решения.

На границе с Таджикистаном сегодня имеется 47 неуточнённых участков с конфликтным потенциалом. Протяженность составляет от 10 м до 20 км. Сейчас стороны не могут в течение двух месяцев решить судьбу спорного участка вокруг Ак-Сая и Воруха. Как я говорил выше, невозможно за 9 месяцев решить вопрос, который не решался 90 лет.

- Из ваших слов можно понять, что вопрос скоро не решится. Возможно, что до решения вопроса можно закрыть пункты на спорных участках, но открыть географически расположенные на  другой стороне пункты Карамык и Бор-Добо, чтобы облегчить жизнь мургабских и джергетальских кыргызов?

- Возможно. На днях мы примем такое решение. Мы откроем дорогу для сообщений этнических кыргызов. Как я отмечал выше, сейчас мы пропускаем всех по срочной надобности. Теперь откроем полностью.

- Создаются трудности, пока до вас дойдут обращения. Были случаи, когда жителям приходилось по нескольку раз возвращаться  назад…

- Можно сразу сообщать мне, хотя бы через тебя…

Автор: Зулпукар Сапанов
Источник: газета "Учур" № 10 от 20.03.2014 / стр. 2, 10