×
 

11.04.2011 // 16:20
Обратите внимание на дату публикации.

Я прикрыла собой тебя от пули


17 марта 2010 года по решению курултая на 7 апреля того же года была намечена акция – общенародный митинг недовольства. Когда в 9 час утра я пришел к «Форуму» на улице Алма-Атинской, где располагался штаб, здание «Форума» было окружено милицией. Там же находилось около 50 -60 человек, которых милиция не пропускала, запугивая: «уходите, расходитесь». Милиционеры не разрешали останавливаться на остановке  маршруткам и автобусам и гнали их без остановки. Они подходили к людям, стоявшим на остановке в ожидании машин, и наскакивая, заставляли их идти на другую остановку. Не подчиняющихся и огрызающихся несколько человек они взяли и попытались арестовать. Со временем количество людей стало увеличиваться. Возле здания «Форума» столпилось свыше 300 человек. Милиция оцепила кругом и не пропускала к «Форуму» большие толпы народа. Милиционеры захватывали прохожих, выкручивали им руки, пытались собрать в одно место тех, кого хотели арестовать. Недовольные их противозаконными силовыми действиями люди стали требовать – отпустите их! Между народом и милицией возникло противостояние и столкновение. Милиционеры использовали силу, а некоторых невинных даже ударили резиновыми дубинками. Разозленные и обиженные толпы джигитов начали пинками избивать нескольких милиционеров. Видя такую драку, милиционеры перешли в атаку. Народ не дрогнул. Народ даже бровью не повел и вступил в схватку с милицией. Стоявшие поодаль большие толпы людей вошли в место схватки. Чуть позже в 11 часов между народом и милицией началась война, тотчас народ захватил милицейские автомашины и их оружие. Немного погодя подъехали два больших автобуса, набитые ОМОНом. Около 300 человек вышли на мост. Оттуда мы начали бросать на автобусы камни, обрушивать булыжники и не пропустили их к «Форуму». К 12 часам собралось около 4 тысяч человек. Поскольку лидеры оппозиции были арестованы, первыми столкновениями народа руководила правозащитница Токтайым Уметалиева. Мы крикнули, показывая народу направление: - «На Белый дом!» Два молодых парня, держа под руки Токтайым, выступили впереди народа, показывая путь. Я спросил у Токтайым: -«Какие у вас планы? Куда надо вести народ?». Токтайым ответила: - «Руководители оппозиции сидят под арестом в СИЗО ГКНБ (Комитета нацбезопасности). Мы пойдем их освобождать. Попросите людей идти по Жибек Жолу». Я обратился к народу и прокричал, чтобы шли по Жибек Жолу. Люди, пялившиеся на нас с удивлением возле базара «Мадина» и вдоль улицы, присоединились к восставшим. Живая волна народа огромным потоком текла по улице. Две машины, ехавшие впереди народа, не доезжая до Жибек Жолу, уже на проспекте Чуй развернулись к Белому дому. Я подбежал к машинам и попытался направить их в сторону Жибек Жолу. Тогда один из джигитов обратился ко мне: «Байке, это я направил две машины по проспекту Чуй, иначе мы погубим народ. Во дворе ГКНБ полно автоматчиков, я как раз оттуда еду».

Итак, мы двинулись к площади, к Белому дому. Люди, стоявшие вдоль улиц, ручейками вливались в большой поток народа. Мы дошли до площади в 12.30. Народ численностью примерно 30 тысяч, вошел как море на площадь и разом прокричал: «Бакиев кетсин!» Подойдя к часовым, охранявшим кыргызский флаг на площади, мы увидели снайперов на крыше Белого дома. Мы стали кричать, чтобы народ был осторожней. Между тем откуда-то сзади просигналила автомашина КаМАЗ, рассекла толпу, и въехала на железные решетки Белого дома, протаранила их и открыла дорогу во двор к Белому дому. Когда оставалось 30 метров до двора Белого дома, оттуда вышли 500 милиционеров с щитами и перегородили дорогу. Они начали стрелять из автоматов. Я стоял в первом ряду. Я побежал к зданию «Илбирса» и попытался спрятаться за колоннами с северной стороны. Тогда я почувствовал разницу между резиновыми и настоящими пулями. Резиновые пули издают треск, а военные пули летят со свистом, попадая на стены и асфальт, разрушают их. Передо мной бежал в поисках убежища джигит, он с криком: «А-а, байке-е» встал, покачиваясь. Смотрю, ему в левую лопатку со спины попала пуля, прошла через черную куртку и прорвала ее. Я стал ощупывать ему спину, где порвалась куртка:- «Пуля попала, пуля попала». Крови не было. Тот парень говорит: «Отпустите, стало больно. Наверное, в меня попала резиновая пуля». Мы с ним друг за другом пошли к убежищу. В это время другой джигит, шедший к Белому дому, с криком: «ба-а-а» упал на землю. Я подошел к нему с намерением оттащить и осмотрел, в него попала пуля в левую грудь и вышла между двумя лопатками.

Я участвовал в транспортировке 31 трупов ребят и грузил их в кареты «скорой помощи». У нас в груди кипело, что кыргызов убивают, народ рассвирепел, не воспринимая летящие пули, и продолжал атаковать. Среди толпы я увидел своего сына Нурлана и пять своих дочерей. Я просил сына быть осторожней, а дочерей отругал, чтобы шли домой. Они не ушли домой: «наши жизни не слаще, чем у такого большого количества народа». Некоторые активисты направились захватывать ГКНБ, освобождать из-под ареста лидеров оппозиции. Мои дочери в полной мере участвовали в этой атаке. Лидеров освободили, они начали подходить к народу. Одним из первых освободили Ису Омуркулова. Он пришел на площадь: «Не атакуйте Белый дом, зря людей потеряем. Власть возьмем путем переговоров». Около 20 час мы услышали, что Данияр Усенов ушел в отставку по собственному желанию. В 23 час 10 минут на 7 этаже Белого дома начался пожар. С мыслью, что власти бежали, мы вошли в Белый дом с западной стороны. У дверей стояло 20 солдат. Они умоляли нас: «Не бейте нас». Никто на них не напал. Солдаты сбежали и исчезли. Джигиты, видевшие пролитую кровь, стали в ярости все крушить. Мы призывали их к спокойствию и благоразумию, начали проводить разъяснительную работу. По приказу лидеров А.Атамбаева, О.Текебаева,Т.Сариева мы охраняли Белый дом до утра. Утром 8 апреля мы собрались своей семьей дома, радовались, что остались живы, обсуждали ход революции. И тогда сказанное дочерью Гулькайыр и сестрой Гульнур навсегда осталось в моей памяти. Гулькайыр: -«Я убегала от пуль вместе с народом, кто-то прицепился ко мне, обнял, не давал мне убежать. Думаю, кто это? Оказалось, Гульнура эже. Из-за нее я чуть не получила пулю». Гульнур: «Глупая, я прикрыла тебя собой, чтобы не попали пули. Мои дети подросли, а у Ишена дети еще молодые, если и погибать, пусть это буду я, поэтому я обняла тебя». Мать, слушавшая перепалку: «Вы все вместе с отцом участвовали в войне, наверное, хотели меня осиротить?»,- притворилась плачущей. Мы все расхохотались, радуясь и вознося благодарность  Богу.

 

Источник: газета «Эркин-Тоо» № 26 от 08.04.2011 / стр. 7

Автор: Ишенбек ЖУНУСАЛИЕВ