×
 

23.05.2013 // 11:19
Обратите внимание на дату публикации.

С.Дыйканов, председатель партии национального возрождения «Асаба»: «Глупо вынуждать учиться в ВУЗе по-русски школьника, обучавшегося по-кыргызски»

Язык это не вещь, которую можно положить в сундук, а потом снова пользоваться.

Если не употреблять язык, он исчезнет.

А если не пользоваться родным языком, он умрет!

Язык живет и развивается, только если пользоваться и говорить на нем. Об этом русский ученый, языковед Д.Н.Ушаков говорил: «Язык умрет без говорящих на нем людей. И не только при отсутствии говорящих на нем людей, но когда другой язык оказывает превосходство, а люди пренебрегают своим языком, или когда по каким-то причинам переходят на другой язык и начинают говорить на другом языке – язык исчезнет». Такой вывод он сделал по итогам многолетних научных исследований.

Нынешнее положение кыргызского языка близко к описанному выше. Для его сохранения и развития, прежде всего, в высших учебных заведениях занятия должны проходить на кыргызском языке. В какое высшее учебное заведение ни зайди - в лекционных аудиториях подавляющее большинство студентов - кыргызы. Преподаватели тоже кыргызы. Но они своим студентам проводят занятия на русском языке, говорят по-русски.

Каким оказывается в таких случаях положение кыргызских студентов, приехавших из сел? Каждый день по 6 часов сидят на лекционных курсах, месяцами и годами в учебных семестрах занятия по математике, философии, психологии и другим предметам проводятся на языке, который кыргызские студенты не понимают или слабо знают. Что-нибудь понимают? Нет! Всего за один год в подобных условиях человеческая психика деформируется. Как только начинается урок, внимание человека отвлекается на другое. Потому что такова природа человека, работа мозга. Человек хочет дистанцироваться и отвлечься от непонятной, чуждой вещи. Поэтому большинство сельских студентов, выросших вдали от русского языка, не знают, о чем говорится в прочитанной на русском языке лекции. В результате они за 4 года превращаются в просительно сидящего человека. Появляется комплекс неполноценности. Даже отвечая на вопросы преподавателя, он не может четко выговорить чужие слова, проводит жизнь в стесненном состоянии с мыслью: как они меня воспримут?

А те, кто более-менее осваивает за год-два русский язык, начинают отчуждаться от родного языка. Ну а те, кто отучился 4-5 лет и получил определенную профессию, трудоустроился, те не могут как следует вести работу на своем языке. Таким образом, они остаются в положении, когда не могут свободно размышлять ни на родном языке, ни на русском.

Возможно, враги кыргызского языка, выступающие против внедрения в учебный процесс высших учебных заведений обучения на государственном языке (значит, враги кыргызского народа), найдут, как и раньше, какие-то причины или по-прежнему поднимут скандальную шумиху: на кыргызском языке нет учебников, обучающих средств, нет денег. Но такая болтливая демагогия не соответствует действительности.

Что нужно сделать для подготовки специальных методических пособий? Для ответа на данный вопрос я бы поставил такой вопрос: «Что нужно сделать, чтобы поплыть в воде?» Ответ: «Надо войти в воду. Кто боится воды, тот не сможет научиться плавать». Поэтому, пока мы не будем обучаться на кыргызском языке, говорить, работать, родной язык никогда не станет развиваться! При дальнейшем нахождении в подобных нынешних условиях у нас никогда не появятся учебники на кыргызском языке. А если занятия будут проходить на кыргызском языке, преподаватель начнет говорить на кыргызском, то возможно, помучается первые несколько месяцев. Но потом освоится и все войдет в русло. На основании учебного курса появятся учебники. В течение нескольких лет начнут появляться на кыргызском языке отличные учебники, научные труды.

Сейчас выпускники ВУЗов, где обучались на русском языке, свою специальность на кыргызском языке знают слабо. Такие специалисты, как экономист, юрист, врач, военнослужащий, инженер, строитель могут вести работу только на русском языке. Дойдя до среднего возраста, таким людям, конечно, очень трудно свободно говорить, писать на настоящем кыргызском языке. Как говорится, всему свое время, если учтем необходимость говорить смолоду на своем языке, то мы должны переходить к обучению в школах и высших учебных заведениях на государственном языке. Школьников, которые 11 лет жизни учились в школе на кыргызском языке, а начиная со студенческого времени вынуждать учиться на русском – это бесстыдство и глупость! Такое обстоятельство приведет к утере родного языка!

Главная цель обучения на государственном языке в высших учебных заведениях – это не принижение или дискриминация не знающих кыргызского. Главная цель этого – сохранение кыргызского языка и его развитие! Без родного языка не бывает народа!

Если в какой-то профессии нет слова или термина по-кыргызски, тогда можно воспользоваться пришедшими извне терминами. Если у нашей машины нет одной детали, то можно воспользоваться другой. Главное, что машина наша. К примеру, русскоязычные использовали английские слова «пилот», «шофер», позднее они растили и развивали свой язык, перешли к русским словам «летчик», «водитель». Для нас самое хорошее, что можем найти нужные слова из древнего кыргызского или древних тюркских слов.

Прошло 20 лет. Стал ли за это время кыргызский язык, имеющий статус государственного, языком образования, науки, техники, государственным языком? Нет!

Если сохранится нынешнее положение, то кыргызский язык не разовьется и через 40 лет. Напротив, только разрушится и исчезнет. Потому что, выходя из употребления, он превратится в язык, используемый лишь в отдаленных айылах.

Некоторые говорят: кыргызским языком нецелесообразно пользоваться в государственных учреждениях, организациях и других подобных местах, на таком уровне мы не были и еще не дошли до него. Это абсолютно неверная точка зрения. До войны кыргызский язык широко использовался в государственных учреждениях.

Мой отец – профессор филологических наук Карбоз Дыйканов (ветеран Второй мировой войны, ранен осколками авиабомбы, несколько раз получил пулевые ранения) как-то писал: «Мы на войну, на фронт ушли из Кыргызстана, а вернулись назад в Россию». Говоря точнее, во время войны в Кыргызстан из России и Украины были эвакуированы сотни тысяч людей, переселились сюда, во всех учреждениях делопроизводство начали вести на русском языке. А до войны в Кыргызстане все делопроизводство проводилось на кыргызском языке.

Можно хоть десять раз написать в Конституцию: «Кыргызский язык – государственный», он не будет развиваться. Язык – живая, одушевленная вещь. Если сравним с деревом, для роста дерева нужен солнечный свет, тепло, вода. Так и для развития языка необходимо создать специальные условия. Одно из главных условий – государственный служащий, чиновник должны свободно говорить и писать на государственном языке. Конечно, это не получится само собой. Для этого, как выше сказано, необходимо переходить к подготовке специалистов в высших учебных заведениях, обучая на кыргызском языке.

Известно, на наше предложение: «В высших учебных заведениях следует обучать на государственном языке», русскоговорящие преподаватели, русскоязычные кыргызы и некыргызы будут против. Потому что им придется научиться говорить, писать на кыргызском языке. Однако почему из-за их лени и взглядов должны страдать сотни тысяч кыргызских студентов? К тому же сейчас в высших учебных заведениях и без них достаточно преподавателей, учителей, способных преподавать на кыргызском языке…

Кыргызский язык – это наша благодать, наследие наших предков, счастье последующих поколений, наша судьба!

Обращение

Партии национального возрождения «Асаба» к ректорам высших учебных заведений, директорам колледжей, лицеев, специальных средних учебных заведений.

Наше богатство – кыргызский язык, являющийся нашим родным языком. С целью его сохранения и развития, а также во исполнение Конституции Кыргызской Республики, закона «О государственном языке», и их реализации:

1. С 1 сентября 2013 года начать переход к обучению учебных предметов на государственном языке

2. В 2013-2014 учебном году не менее 50% учебных предметов проводить на государственном языке.

3. Ежегодно вести работу в данном направлении и в течение 5 лет довести показатель охвата до 100%.

4. Поручить контроль Министерству образования и науки Кыргызской Республики, Государственной комиссии по языку.

Председатель партии национального возрождения «Асаба» Салмоорбек ДЫЙКАНОВ

Источник: газета «Кок Асаба» № 10 от 22.05.2013 / стр. 3

Комментарии: