×
 

22.03.2011 // 13:13
Обратите внимание на дату публикации.

Насипа Садыркулова, мать Медета Садыркулова: «Скажите, когда найдут убийц моего сына?»

 

 Медет Садыркулов - один из влиятельных людей в акаевские и бакиевские времена, действительно «человек – легенда». В народной памяти он остался как сильный организатор, сильный руководитель и грамотный чиновник. У него был талант найти выход из любой политической ситуации. 13 марта 2009 года он погиб при таинственных, загадочных обстоятельствах, которые до сих пор не раскрыты. В годовщину его смерти мы отправились в село Илич в Кичи-Кемине, где родился Медет Чоканович, чтобы встретиться и пообщаться с его близкими, вспомнить его. Мы приехали по весенней распутице в центр села, где во дворе  частного дома нас ждала его 80-летняя мать. Увидев теплый облик Насипы апа, мы будто увидели самого Медета мырзу. После обычных приветствий и расспросов мы заметили печаль материнского сердца, живущего с давней болью утраты. Она ответила на наши вопросы, вытирая слезы и было видно, как ей тяжело: «Мне было бы немного легче, если бы я смогла открыть саван и посмотреть на его лицо. Хотя прошло уже два года после его гибели, и я его не вижу, материнское сердце никак не успокаивается. Я его представляю живым, мне кажется, что он вот - вот зайдет в дом, улыбаясь, и скажет: я просто находился в длительной командировке и только сейчас освободился».

 - Насипа апа, мужайтесь. Наверное, мы растравили раны вашего сердца, напомнив о любимом сыне. Простите нас за это. Говорят, материнское сердце многое чувствует. Вы не догадывались, что поцеловав его в щеку и попрощавшись, вы видитесь с ним в последний раз? Расскажите об этом…

 - В последний раз мы виделись с Медетом 8 марта, в день моего рождения. Я перенесла операцию, только выписалась из больницы и находилась в доме своей дочери в столице. Медет прибыл рано утром, будто куда-то спешил, прижал меня к себе, поцеловал и как всегда поднял нам всем настроение, заставив расхохотаться: - «Мама, вы всегда пугаете нас - «умру». Вот, слава Богу, вы поправились. Мы заставим вас жить до 100 лет, до 200 лет, а потом скажем Господу - делай теперь как знаешь». Потом он сказал нам: - «Я только что прилетел из Москвы, теперь еду в Казахстан. Вернусь оттуда 13 марта. Взял отпуск на один год. Мне предлагали работу, но я отказался».

Я не предвидела его смерти, но расстроилась, думая, что отказ от работы отзовется для него сильным ударом, поэтому сказала, что надо бы немного поработать, а потом брать отпуск. Не воспримут ли твой отказ принять от них работу как недружественный шаг? Чтобы успокоить меня он стал шутить: «Ты что, против моего отдыха? Мама, давайте лучше сфотографируемся с вами в обнимку. Наверное, я старею, вот и в усах пробивается седина, вы заметили?»

Чувствуя, что я не хочу его отпускать, он говорит: «До моего возвращения  Айнагуль позаботится о тое сына Болота. Бог даст, проведем большой той, а откроем той мы с вами. А до этого вы еще лучше поправитесь. После тоя я поеду в айил и буду рядом с вами и отцом, отдохну», - с этими словами он оставил подарок и получил мое благословение. Оказывается, это свидание с сыном рано утром было нашей с ним последней встречей. Если бы я знала, что его убьют, я бы упала на колени и умоляла его остаться, не отпустила от себя. (У матери при этом слезы лились ручьем, она долго молчала).

Вот наша последняя фотография с сыном, где мы снялись в обнимку. Посмотрите, он не знал о своей смерти. От его облика и глаз исходят лучи света. Вообще-то, у человека, к которому подходит смерть, гаснет свет в глазах и в лице. А здесь на фотографии мой Медет выглядит как беспечальный человек. И как я могу отдать его смерти? Убийцы забрали его жизнь раньше времени прихода смерти, он ушел праведником. (Мать вытирает слезы и тяжело вздыхает). Сейчас я получаю силы от этой фотографии, если несколько раз не посмотрю на нее - будто что-то забыла, переживаю, сердце сжимается в груди… Последним бесценным подарком от моего Медета стала эта совместная фотография (Мать надолго задумалась).

- Вы сразу узнали о гибели вашего сына?

- У дочери глаза покрасневшие, лицо хмурое. Спрашиваю: «Что ты плачешь? У тебя что-то болит, что мучает твою душу?» Она отвечает: «Нет». Снова спрашиваю: «Зять тебя обидел, заставляет плакать?» Она: «Мама, посидите спокойно». Где-то 20 дней у дочери были опухшие, заплаканные глаза. Я-то, несчастная, не знала о смерти Медета, все спрашиваю ее: «Почему ты плачешь? Почему  глаза красные?» Оказывается, только утяжеляла ее состояние. (У матери сорвался голос, охрип; плачет). Раньше жена Медета постоянно приходила: «Что хотите пить? Что хотите поесть? Какие у вас просьбы?» И она перестала приходить. Спрашиваю об Айнагуль: «Что с ней случилось?» Она отвечает: «Айнагуль - жене тоже с ним уехала в Казахстан». Я тогда поверила, что много дел и они уехали вместе. Оказывается, бедняжка не хотела расстраивать нас с отцом, боялась разрыдаться в нашем присутствии и причинить сердечную боль, жалела нас. А мне откуда знать об этом? Нам с отцом сказали только после того, как поставили юрту, зарезали скот.

Услышав, не поверила своим ушам, потерянная, с криками и рыданиями зашла в юрту, там сидела невестка, плакала. Мы долго плакали, не веря в вечную разлуку. В юрте висела занавеска, открываю – тела нет. «Да что же случилось?» - я выскочила на улицу. Они ответили: «Апа, тело сейчас привезут». Оказывается, мало того, что они убили его, так еще сожгли тело и остался лишь пепел. Я-то, горемычная, не знала об этом. Если бы увидела тело сына, погладила по лицу, поцеловала в лоб, стало бы наверное легче, поверила бы в его смерть. Вот уже два года как он умер, но я не могу поверить в это. Мне все время кажется, что вот он как всегда засмеется, излучая свет, и с улыбкой подойдет ко мне. От каждого шороха за дверью бегу открывать дверь, будто мой Медет вернулся. Мой старик говорит: «Он не умер, он живой».

- В продолжение ваших слов. В народе ходят слухи: «Медет Садыркулов не умер, он по каким-то причинам прячется за границей». Может быть, он правда живой. Правильно, что вы не теряете надежду…

- Дорогие мои, если бы так оно и было! Дай Бог. Когда я потеряла сына, рыдала, несколько человек приходили и сказали эти же слова: «он живой» и дали мне надежду, веру в это. Зная упрямый характер своего сына, я сначала тоже думала, что он по каким-то причинам спасаясь, находится где-то в чужой стране. Но если бы так оно было, то он не позволил бы мне два года не просыхать от слез, а хоть один раз позвонил бы по телефону: «Мама, я живой, не горюй, не плачь, прости за то, что доставил тебе горе». Он бы погасил огонь в моей груди.

-Почему вы не искали правду после смерти вашего сына?

- Кто дойдет до истины и справедливости? Причины смерти известных людей не раскрывают, потому что за спиной стоят влиятельные люди. Поэтому милиция, суд, прокуратура не хотят вмешиваться и раскрывать таинственную смерть моего сына. А кто тогда откроет лица душегубов? Когда-то дядя Медета, мой отец были весомыми людьми, открывшими в нашем селе первую русскую школу. Завистники их тоже застрелили, убили.

- А вы обращались в соответствующие органы, чтобы нашли убийц?

- Мы все желаем, чтобы наказали исполнителей и заказчиков убийства. Наверное, никто не избавлен от божьей кары. Я верю, что рано или поздно получат свое наказание те, кто из зависти и ненависти хотели сделать так, будто Медета никогда не было на этом свете, стереть его из людской памяти, не желающие раскрыть его убийство, и которые  подготовили участь, которую не пожелаешь и врагу. Бог все взвесит на своих весах и воздаст. Я живу с мыслью, что не сегодня, так завтра Бог все расставит по своим местам. Я все время с надеждой по телевизору жду информацию о загадочной смерти Медета.

- Как вы думаете, чьей жертвой он пал?

- Медет никого не обижал, был отзывчивым, дальновидным человеком. Он достойно выходил из любой ситуации. Иногда думаю, он стал жертвой завистников. Похоже, поэтому до сих пор не говорят, кто его убил. Иногда удивляешься, что бывает зависть и к умершему человеку. А иначе, и новая власть могла бы найти заказчиков убийства и наказать их. По-видимому, к этому причастны не 1-2 человека, а много людей. Поэтому иногда приходит мысль, что они совсем не хотят видеть в Кыргызстане такого человека, как Медет.

- После 7 апреля водителя «Ауди», сбившего Медета агая, убили несколькими ударами ножа, вы слышали о том, что нашли его труп?

- Слышала. Это тоже осталось запутанной тайной. После этого думаешь, не имеет ли к этому отношение и сегодняшняя власть. Я же говорю, что иначе они раскрыли бы и это дело.

- Он (сын) снится вам?

- За два года он только один раз приснился. Он подметал двор со словами: «Перед дверью все разбросано». А я ему: «Да вроде бы чисто. Заходи в дом» - умоляю его. Он: «Мама, вы заходите, я зайду после вас, и так, подметая, исчез из сна. Из-за того, что не вошел в дом, мелькнула мысль, что и вправду умер. Хотя бы во сне Всевышний показывал мне его. Я плачу, что если не наяву, то хотя бы во сне поговорить с ним, сердце бы немного успокоилось. Медет меня, наверное, жалеет, даже во сне не приходит.

- Медет агай был каким по счету ребенком в семье?

- Бог дал мне 5 сыновей, две дочери. Мы со своим стариком их всех обучили, никто из них не стал чернорабочим. Слава Богу, хозяйство у них есть, им самим хватает на еду и проживание. Медет был третьим сыном. Он с детства отличался от других детей, был особенным. Наверное, он был моей находкой. Моя свекровь увидела  во сне, когда родился Медет, что у ребенка будет львиный нрав и целеустремленность. У меня схватки начались 13 декабря, когда шел снегопад, мой муж отвез меня в роддом на санках и оставил там. Никогда не забуду тот день. Вернувшись из роддома, он уснул. Задремавшей свекрови привиделся лев, спящий у моей кровати. Она разбудила моего мужа со словами: «Насипа родила сына. Иди узнай». Как она и сказала, он пришел в роддом и узнал, что я родила сына и радовалась своему счастью, благодарила Бога. Муж радостно сообщил, что сон его матери сбылся. И действительно, Медет был сильным как лев, целеустремленным и упрямым ребенком.

- Люди, воспитавшие сына как льва, на каких работах трудились?

- Мы с мужем не занимали должностей, мы из простых людей. Я доила коров, растила телят. Отец его работал трактористом. Всю жизнь мы прожили в Кичи-Кемине, здесь наше начало, здесь и состарились. Мой Медет, которому все завидовали, закончил местную школу на пятерки. Потом он уехал учиться в ВУЗе, по окончании его направили в аспирантуру, он приехал к нам: «Если поступлю в аспирантуру, сможете меня прокормить?» От такой нежданной счастливой вести мы были готовы хоть ползком, но собрать денег на его учебу. Как и следовало ожидать, Медет и там хорошо отучился. По приезду он оправдал свои труды и начал работать на государственной службе. Он быстро стал известным, а для нас – и похвальбой, и гордостью. Мой сынок сызмальства был умным, сообразительным, все, за что он брался, он быстро развивал. Он встречал отца и мастерски вел трактор до дома. Я ругала мужа: «А что, если что-то случится? Не давай ему трактор». Он отвечает: «Как я не дам ему трактор, если он бежит вприпрыжку - я поведу». Медета я даже не ругала, наоборот, жалела его. Я тихо закрывала дверь, чтобы Медет поспал, и шла давать молоко телятам, а он чуть позже сам приходил следом за мной. Чтобы не ошибиться, он молоком мазал головы телят, которые уже попили молока (на лице матери появляется улыбка). Пока мы раздавали телятам молоко, он быстро убирал под ними. Про себя я радовалась воспитанности своего сынишки, каждый шаг молилась за него.

- Он уже с детства хорошо катался на лыжах?

- Уже с 4 класса он катался на лыжах не хуже взрослых. В 9 классе он упал с лошади и сломал ногу, она неправильно срослась, а когда старший сын вернулся из Армии, он заставил ее заново сломать и вылечить правильно. Я замечала прихрамывание на сломанную ногу после небольшого приема спиртного, а он оправдывался: «Мама, я не пил».

- Что способствовало быстрому росту его карьеры - лидерские качества или образование?

- Наверное, все-таки, его лидерские качества, прозорливость, умение анализировать. Ему достаточно было один раз увидев человека, определить, на что он способен. Он поддерживал инициативную, толковую молодежь. Он не морочил себе голову – человек с севера или с юга. Где бы он ни был, прежде всего придавал значение образованию молодежи. По моим оценкам, лидерские качества у него были уже с детства. Даже старших ребят он направлял и управлял ими, я это воспринимала как его преимущество.

- Он в детстве был озорником?

- Не видела за ним излишнего озорства. Ни разу меня не вызывали в школу с жалобами на него, дескать, ваш ребенок такой-сякой. Иногда я слышала: «Медет вон там дерется с ребятами». Но сам он никогда не ябедничал, подравшись с мальчишками.

- Наверное, с Айнагуль эже вы его познакомили?

- Вернувшись из Москвы после аспирантуры, он показал мне фотографии 5 девушек и предложил: «Мама, выберите одну из них». Я ответила: «Та, что понравится тебе, понравится и мне. Жить-то тебе с ней, дорогой. Нам бы порядочную, светлую, подходящую невестку и все». Он рассмеялся: «Договоримся». А чуть погодя женился на Айнагуль (Мать листает альбом). А на этой фотографии - свадьба моего сына и невестки, они надевают кольца друг другу.

- Похоже, у вашего сына не было секретов от вас. Он делился с вами по щекотливым вопросам на службе?

- Он любил не огорчать меня, а радовать. Поэтому он не рассказывал о трудностях на службе. Наоборот, уходя, он сам подбадривал меня  теплыми словами и хорошим настроением. Мы с ним долго не виделись, он говорит: «Cейчас у меня много работы. Бакиев заболел, оставил меня вместо себя. У меня времени мало, не могу как раньше часто приезжать к вам. Немного потерпите, все будет хорошо», - так посидит со мной час, и то меньше переживаешь.

- У него было сильно развито чувство родства, землячества?

 - Особо не тянулся к ним душой. Все свои старания он прикладывал к тому, чтобы вытащить Кыргызстан из тяжелой ситуации. Он не хотел втягивать своих родных в политику. Поэтому в подробностях не распространялся с нами о работе.

- Говорят, они с Кубатбеком Байболовым были близкими друзьями. Этот человек сейчас работает в должности Генерального прокурора …

- С Кубатбеком Байболовым они вместе учились, он крестный отец старшей дочери Медета. При встрече в Бишкеке он мне сказал: «Прочитаю по нему Коран. Раскрою это преступление». Почему-то до сих пор нет движения в уголовном деле. Все - таки я надеюсь на Кубатбека.

- Говорили, что хозяин сожженной вместе с вашим сыном автомашины «Лексус» - Эрик Арсалиев мучил родственников требованием заплатить за автомобиль…

- Я об этом не слышала. Ведь дети нам со стариком многого не говорят, чтобы не расстраивать нас.

- Правда ли, что после смерти Медета агая, его родственников повыгоняли с работы и подвергли гонениям?

- Что скрывать. Прошли через сильную проверку. И Болота, и сына, работавшего в айил окмоту, под необоснованными предлогами уволили. И после установления, как говорили, народной власти, гонения продолжались.

- Когда он еще работал, говорили, что он «влез в коробку и отправил жене». Вы слышали об этом?

 -Об этом я не слышала, только после его смерти узнала из газет.

- Почему его останки не были захоронены на «Ала-Арчинском» кладбище (на этом кладбище хоронян выдающихся государственных деятелей - прим. gezitter.org)?

- Мой сын всю жизнь без перерывов работал ради Кыргызстана. Мне тоже в голову приходит мысль, почему его не захоронили на Ала-Арче. Иногда утешаю себя тем, что в Байтике захоронены чистые люди (голос срывается, долго молчит).

- Вроде бы в СМИ была информация, что  сами родственники отказались хоронить на Ала-Арче?

- Почему мы должны быть против? Здесь тоже есть зависть. Наверное, власти не предложили родственникам захоронить на Ала-Арче.

- Кто были его близкими друзьями?

- Все его близкие друзья в Бишкеке. Сразу после смерти Медета его друзья выражали соболезнования, расспрашивали о состоянии: «Апа, не горюйте, не плачьте. Этот парень не должен быть погибнуть. Мы все опечалены. Позаботьтесь о своем здоровье, пусть вам достанутся хорошие дни, которые он не увидел». И сейчас, когда бываю в Бишкеке, они относятся ко мне так же хорошо, как раньше, спрашивают о здоровье.

- Какими угощениями вы встречали его?

 - Наверное, я с детства приучила его к еде из теста. Он очень любил кульчетай (национальное блюдо из бульона, варенного мяса и теста в форме лоскутков - прим. gezitter.org). Прослышав, что едет Медет, мы начинали готовить кульчетай. Обязательно держали  наготове свежий каймак, горячие боорсоки, он кушал это с наслаждением, отдыхая. Он скучал по домашним боорсокам, сливочному маслу. Мы передавали ему каймак, масло. А когда он приезжал,  наш дом озарялся счастьем, мы суетились, не зная, что подать ему на стол.

- На каком языке он разговаривал с вами?

- Я же не знаю русского языка, мы с ним разговаривали на чистейшем кыргызском языке. Если случайно оказывались вместе в гостях, и там начинали говорить по-русски, он с улыбкой говорил: «Если будем говорить по-русски, мама может подумать плохо, поэтому говорите по-кыргызски».

- Вы вместе отдыхали за границей, на курортах?

- Мы ездили только на озеро (Иссык-Куль), так как он детям там купил дачу. А за границу я не ездила, чтобы не говорили, что он возит с собой мать.

- Сколько детей у него осталось?

- Три дочери и один сын.

- Что скрывать, он был влиятельным человеком во власти. И власть, и оппозиция считались с мнением вашего сына. Что он сделал для своей малой родины?

-Хотя он не понастроил всем дома, не покупал машины, но морально оказывал много поддержки. Он помог молодежи, которая хотела учиться. Построил в селе маленькую мечеть. Когда заливали фундамент мечети, он не встал в позу, дескать, я государственный человек, а взял в руки лопату и помогал. Получил благословение аксакалов. Строительство мечети завершилось как раз к поминкам Медета, решением народа ее назвали именем Медета.

- О своих успехах, радостях он первой сообщал вам?

- Да, мне говорил, получал мое благословение, слушал мои пожелания и говорил: «Мама, я вам бесконечно благодарен». Он очень переживал за нас с отцом. Он очень любил жену младшего брата Рашида за то, что она хорошо ухаживает за нами. Он сам провел им той. Он привез Рашида в село оттуда, где тот работал, с напутствием заботиться и ухаживать за родителями. Мой Медет поступил правильно, сейчас они очень хорошо заботятся о нас.

- Пока не увидели ваш дом, мы думали, что Медет Садыркулов отстроил своим родителям 2-3 этажный домище. Но ваш дом не отличается от других относительно состоятельных сельчан. Медет агай не помогал вам в строительстве дома?

- Решили не приставать к Медету с требованиями: «Построй дом», а сами взяли и построили. У него каждая минута была дорога, был очень занят на работе, поэтому не беспокоили его: - «Сделай нам то, сделай нам это». Когда у него было время, он спрашивал: как ваши дела,  и немного помогал.

- Когда родственники собирались вместе, как он вел себя?

- Хотя он не пел, но сидел весело, смешил нас. И у снохи руки не пустые. Как приедет, так дасторкон полный, как она сама говорила – «Поднимем настроение колхозникам». Она подшучивала над нами, айильными, называла «колхозниками».

- Вы праздновали свои юбилеи в 60, 70, 80 лет?

- Мне 8 марта этого года исполнилось 80 лет, мой старик старше меня на 3 года. На наши 60 и 70 лет он проводил юбилеи, но людей было немного. Он, смеясь,  говорил: – Если позовем много людей, журналисты напишут».

- Какой подарок в последний раз он вам подарил?

- Благодарение Богу, при жизни он хорошо заботился о нас, дарил прекрасные одежды, прекрасную еду, которых я в жизни не видела. Он покупал мне дорогие пальто и платья, которых нет ни у кого. Мой Медет хотел, чтобы я всегда была радостна и красива. Из его рук я получила последний подарок на свой день рождения. Он сказал мне: «Мама, пока удовольствуйтесь этим, по приезду из Казахстана я восполню, и мы поедем в айил». К несчастью, не он бросил горсть землю на нашу могилу, а мы - на его, это жжет мое сердце. Если бы не горе от потери и страдания, можно поблагодарить Бога за такого сына как Медет, он выполнял все мои просьбы. Даже будучи очень занятым, он частенько спрашивал о нашем состоянии, житье-бытье. Другие сыновья и дочери тоже предупредительные, хорошо заботятся о нас. Но все равно, место Медета пустует, его никто не может занять. Наверное, до самого прощания с этим миром остаток моей жизни пройдет в слезах скорби по Медету, я стала в других детях искать сходство с Медетом.

- Вы ездили поздравлять сына с его днем рождения?

- Раньше мы резали барана, приглашали сватов, сидели вместе. Когда он уже встал на ноги, не разрешал нам резать барана. Позднее я стала дарить на дни рождения сына и снохи связанные шерстяные носки.

- Как вы его ласково называли?

- Я его ласкательно звала: «Медибай», говорила: - «Кажется, Медибай приехал», а он смеялся.

- А он умел резать барана?

- Его отец до сего дня не резал барана. Соседи помогали зарезать, чистить кишки. Позже, когда я говорила: «Позову соседей, чтоб зарезали барана», он шутил: «Хотите похвастаться перед соседями, что сыну барана зарезали? А вдруг они скажут - вот, и дети уже взрослые, а до сих пор зовут людей резать барана», стыдно же, и шел сам резать барана.

 

Источник: газета "Асман инфо" № 1 от 17.03.2011 / стр.6-7

Автор: Чынайым КУТМАНАЛИЕВА

Комментарии: