×
 

25.02.2013 // 17:07
Обратите внимание на дату публикации.

Турсунбай Бакир уулу: «Ислам смотрит на любовь по-другому»

Есть ли необходимость представлять вам Турсунбая Бакир уулу? Он первый из политиков, поднимающий идеи, которые никому и в голову не могут прийти. К примеру, его недавнее предложение объявить пятницу выходным днем вызвало шум в обществе. На этот раз мы решили поговорить с Турсунбаем мырзой на темы ислама и чистоты.

- Первый мой вопрос касается многоженства. Скажите как депутат, преданный исламу, что говорит шариат о многоженстве?

- Во-первых, я не молдо. Я такой же благоверный мусульманин, 5 раз в день читающий намаз, как и остальные. Единственное, что я политик, депутат. В Коране написано, что «если позволяют условия, возможности, то разрешается иметь до четырех жен». Не обязательно иметь четырех жен, может быть и две жены.

- Какие возможности имеются в виду, богатство?

- Нет. Например, если жена не может родить, в таком случае разрешается иметь вторую жену. Это не значит, что с первой женой обязательно нужно развестись. Ее нельзя оставлять несчастной. Во-вторых, если жена в силу физического нездоровья не может исполнять супружеские обязанности, то тоже можно взять вторую жену. Сегодня большинство из многоженцев не имеет никакого отношения к исламу. Они, кичась своим богатством, берут молодую жену. Наверное, из-за этого возникла пословица: «Узбек разбогатеет – строит дом, кыргыз разбогатеет – берет жену».

- Среди людей бытует мнение о вас как о многоженце. Если это правда, то можем ли мы считать, что вы нарушили законы шариата?

- Ну, это моя личная жизнь, тем не менее, отвечу вам. Два раза я разводился. Аллах не одобряет разводы, но так распорядилась судьба. Если первая жена не выдержала жизненных трудностей, то вторая жена была единственной дочкой у своих родителей и после развала Союза не захотела оставаться в Кыргызстане, уехала жить в Киев. И от первой, и от второй жены у меня есть по двое детей, я до сих пор помогаю им, общаюсь с бывшими женами. Сын учится на Украине, я оплачиваю его контракт. Не только я, но и мои дети тоже общаются с ними. Естественно, они мусульмане. Сплетники распространяют про меня слухи, что я многоженец. Это не так. Сейчас, благодарение богу, с женой живу дружно (при этих словах Турсунбай мырза представил нам девушку в хиджабе, которая сидела в кабинете, как свою жену – автор).

- Вы призываете с трибуны парламента девушек и женщин носить хиджаб. Тогда почему ваши собственные дочери не носят хиджаб?

- Вот моя жена носит хиджаб. Старшая дочь раньше носила его и однажды в троллейбусе, когда она ехала из университета домой, 5-6 ребят начали издеваться над ней, говоря, что она лысая, и что в хиджабе заложена бомба. После этого случая дочь приехала домой в слезах, ее обидело, что никто за нее не заступился. Вот с тех пор она перестала носить хиджаб. Но постепенно тяжелая психологическая травма стирается в ее памяти. Снова собирается носить его. Младшая дочь начала читать намаз, сейчас ей восемнадцать. Она проучилась за границей, теперь собирается носить хиджаб. Из четырех моих сестер две по своей воле надели хиджаб. Старший и младший брат 5 раз читают намаз. Я никого никогда не заставляю, но напоминаю о требованиях Аллаха.

- Вы недавно призвали отказаться от празднования 14 февраля и Нового года. Что послужило причиной?

- Празднование Нового года не упоминается не только в Коране, но и Библии. Новый год – это языческий праздник. Почему нельзя вместе с близкими подвести итоги года, высказать пожелания на новый год? Но просить надо не у деда Мороза, а у Аллаха. Мне понравился анекдот: «Один джигит говорит другому: «В этом году Новый год не будет праздноваться» - «Почему?» Тогда джигит отвечает: «Дед Мороз принял мусульманство». Это к тому, что быстрее бы дед Мороз стал мусульманином. К тому же по внешнему облику он больше похож на нас, такой же бородатый (смеётся). Что же касается 14 февраля, то Валентин был христианским священником. В свое время сами христиане подвергли его гонениям. Простой пример, сегодня в школу не пустят школьницу в хиджабе, но спокойно пропускают школьницу с открытым бюстом или в короткой юбке. К 14 февраля в каждой школе стоят ящики для любовных признаний. Доходит до случаев суицида, если кто-то получил меньше писем, чем другие. В этот день подростки-девушки лишаются девичьей чести, идут на дурные поступки.

- Почему бы нам не объявить 14 февраля днём влюбленных? Или в исламе есть хадисы против любви?

- 8 марта продолжают отмечать только в 10-ти посткоммунистических странах. Получается, что мы должны ценить женщин только 8 марта, а в остальные дни?.. В исламе же мусульманин в первую очередь должен любить Аллаха. После бога он должен любить своих родителей, потом жену и детей.

- Но это же открывает дорогу любви для многих супругов, дает возможность проявить свои чувства?

- Какая любовь в 1-8-х классах, о какой семье может идти речь? Приведите мне хотя бы 1-2 примера, каким супругам это открыло дорогу? Если кто-то поженится 14 марта, что произойдет? Многие женятся и 15 февраля или 15 марта.

- Недавно вы призвали перевести выходной день с воскресенья на пятницу. Сами верите в то, что эта идея реализуется?

- Если опираться на данные переписи населения 1999 года, то 85% населения Кыргызстана составляют мусульмане. В большинстве мусульманских стран пятница является выходным днем. А мы вынуждены убегать с работы в пятницу, чтобы прочитать намаз. Короче говоря, наносится урон государству. Сегодня в Белом доме открыта мечеть, из буфета исключена продажа алкогольных напитков. Если в 1995 году я был единственным ажо в парламенте, то сегодня в парламенте насчитывается 15 ажы. Благодарение богу, 25 депутатов во главе с президентом читают намаз. Говоря другими словами, депутаты стали благочестивее. Если депутаты поддержат, президент не станет противиться переносу выходного дня на пятницу. В Конституции не сказано про выходные дни, поэтому будет достаточно ввести изменения в Трудовой кодекс.

- Вы сами знаете, что из-за подобных идей закрепилось мнение, что за вами стоят  силы ислама…

- Я бы обиделся, если бы сказали, что за мной стоят атеисты или неверные. Я рад, что говорят, будто за мной стоят силы ислама. Сегодня мы должны опасаться не тех, кто боится Бога, а тех, кто Бога не боится. Если бы меня действительно поддерживали силы ислама, то я давно стал бы президентом. Моя жена постоянно недовольна тем, что я трачу на выборы с трудом накопленные средства. Журналисты никак не могут поверить в то, что меня не финансируют арабы. Я прошу за них прощенья у Аллаха, могу поклясться на Коране, что никогда не брал и копейки у них.

- Кто такой каапыр (неверный) – человек другой веры? Как можно определить их?

- Святой Коран знает только два вида людей: мусульмане и каапыры (иноверцы). Значит, каапыр – это не мусульманин. Можно считать каапыром человека, который не выполняет 5 обязанностей мусульманина.

- Христиане и представители других религий так же чтят и боятся Бога, можем ли мы считать их бесстыдниками? Ведь ислам по своей сути считается религией мира, терпения. Нужно ли соотечественников приверженцев других религий подвергать гонениям, преследованиям, ограничениям?

- Слово «ыйман» (перевод – стыд, совесть) синоним слова «ислам». Человек без совести не может быть мусульманином. Ислам призывает представителей других религий к терпению. Например, они могут проживать в мусульманской стране, выплачивая налоги и соблюдая законы страны. Если за границей вы не можете найти пищу «халал», то можно есть свинину, еврейскую и прочую пищу. Мусульманин может взять в жены христианку, еврейку, потому что в Коране и хадисе они признаны народами, которые верят в единого бога, им ниспосланы святые книги. Поэтому их нельзя подвергать гонениям или преследованиям.

- В ваш адрес поступает много критических замечаний относительно того, что своими призывами носить хиджаб вы способствуете распространению арабской культуры. Ведь кыргызы никогда не скрывали лица. Что вы можете на это сказать?

- Я сам историк. Я не поддерживаю мнения, что раньше кыргызские девушки ходили обнаженными. Наши матери никогда не носили коротких юбок, не обнажали грудь, голову. Хиджаб – это элечек с платком. Мои противники путают хиджаб с паранджой. Паранджа полностью закрывает тело и лицо женщины. Паранджу носили узбекские и таджикские женщины. И что мы должны поделать, если в Коране называется хиджаб, а у нас - элечек? Мы же не можем приказать, чтобы шляпа называлась калпак. Вдобавок представьте себе, насколько неудобно будет читать намаз в элечеке. В хиджабе же очень удобно. Но мне бы понравилось, если кыргызская национальная одежда стала повседневной.

Автор: Уланбек Негизбаев
Источник: Газета «Жаны агым» № 139 от 22.02.2013 / стр. 11

Комментарии: