×
 

25.01.2013 // 17:03
Обратите внимание на дату публикации.

Можно ли сравнивать апрельские события 2010 года и митинг 3 октября 2012 года?

 За двадцатилетнюю историю независимости мы пережили несколько революций. Кыргызстан с его слабой экономикой многое потерял. Некоторые заканчивались разрушением государственных зданий и разграблением магазинов-базаров, события 2010 года привели к смерти молодых людей. Встречаются и те, кто собирает народ, заявляя о желании захватить власть. Сегодня многие спорят, что в те дни была революция или просто переворот. Недавно начались судебные процессы в отношении депутатов "Ата Журта", которые подняли проблему "Кумтора". Многие говорят о том, что необходимо привлечь к ответственности тех, кто рвался внутрь Белого дома. На этот раз мы позвали одного из лидеров трех революций и другого общественного деятеля, депутата двух созывов, обсудили вопрос о революциях.

Ачык Саясат плюс: Можно ли сравнивать апрельские события 2010 года и события 3 октября 2012 года и ставить их в один ряд?

Топчубек Тургуналиев: «В каждой отрасли есть люди, которые по-своему используют свободу слова. Они искажают даже очевидные факты. Конечно, два события кардинально отличаются друг от друга. 7 апреля против семейной, клановой диктатуры Бакиевых выступили десятки тысяч человек. Этого желали и те, кто  не выступал на улице, отлеживаясь дома. Революция начинается тогда, когда у большей части населения появляется чувство ненависти к власти и желание свергнуть ее. Часто слышу про государственный переворот, это совсем другое. Могли бы виновных депутатов в событиях 3 октября выпустить под домашний арест, но мы на этом обожглись, сбегают ведь. Камчыбека Ташиева я уважаю. В 2010 году во время июньских событий он вытеснил в Сузак узбеков, которые в Джалал-Абаде из автомата расстреливали 3000-4000 безоружных кыргызов. Если бы не спецназ и ОМОН, он вытеснил бы их до крыльца собственных домов. В нем есть отвага. Но мы все слышали его слова, что власть могут захватить десять человек только при поддержке вооруженных сил, но 17 человек никогда не совершали переворот. Говорят, Ташиев спешил на работу, извините, для этого он было нужно перелезать через острые колья?! Братишка Камчы и другие использовали "Кумтор" в качестве предлога. Наверное, они устали от этой власти и думали, что они исправят положение. Но я сомневаюсь, что дела наладятся, если во власть попадут те, кто недавно заявлял: "Бакиев - мой отец».

Кубанычбек Исабеков: «Вы можете к этой теме приплести события 2005 года. Что касается событий 2005 года, Акаев готовился к третьему президентству, его приближенные суетились. Он предложил  в парламент своих сына и дочь, тогда народ разбушевался. У власти глаза заплыли жиром, они не слышали людей. Конституционный суд во главе с Чолпон Баековой вынес решение: "Можно баллотироваться и на третий срок". В третьих выборах участвовал и Бакиев мырза. А мы тогда только были избранными депутатами с районов. Меня не было в списке ни одной партии. Генерал-джигит из партии Тойчубека Касымова, заместитель секретаря Совета безопасности и еще трое были моими оппонентами. Хочу подчеркнуть, что группа депутатов, среди которых были Мурзубраимов, Салымбековы и другие хотели, чтобы все прошло мирно, без кровопролития.

За день до революции мы встретились с бывшими послами, с первым вице-премьером Кубанычбеком Жумалиевым. Хотели встретиться с Акаевым, но нас не пустил глава аппарата президента Тойчубек Касымов. Премьер-министр Николай Танаев ушел в 12 часов обедать и вернулся вечером. Этот человек сказал, что все в порядке, будем сажать и уничтожать, прям, как Данияр Усенов 7 апреля. На многие вопросы не ответил. Выходили от премьера с 7-этажа, увидели Топоева, Иманкулова, Керексизова. Когда спросили у генералов о положении дел, они сообщили, что потеряли юг, предложили зайти к президенту и разъяснить обстановку, чтобы тот принял решение. Касымов не пускал, но я прорвался и открыл дверь, президент пил коньяк с 3-4 аксакалами. Меня оттащили от дверей. Тойчубек Касымов заявил: "Не портьте настроение". Спустились, а в зале заседания ребята из национальной гвардии спали, прикрывшись щитами. Тогда он мог бы заявить: "Я уйду, изберите себе президента",- мог бы пойти в Академию наук, вместо того чтобы рваться на третий срок.

Апрельская революция должна была произойти рано или поздно. У властей глаза заплыли жиром. Власть подняла налоги, они шли в карманы двух людей. Правительство возглавлял Максим Бакиев, "мозговым центром" был премьер-министр Данияр Усенов. В итоге президент не смог управлять страной. 6 марта 2010 года я участвовал на собрании в Нарыне, приуроченном к 8 марта, и раздавал подарки матерям-героиням. Встретился и переговорил с лидерами оппозиции. По возвращении отправил письмо президенту, сообщил, что положение тяжелое. Требовал снизить цену на электроэнергию, убрать 60 тыйынную надбавку с мобильной связи, прекратить "прихватизацию", распустить правительство. Спустя четыре дня созвали Совет безопасности и убрали губернатора Нарына Чекиева. Меня вызвали, чтобы я встретился с Данияром Усеновым. Я поругался с Данияром, он говорил: "Ты выступаешь против Ак Жола, Бакиева". Я ему ответил: "Ты меня избрал, ты сделал депутатом?" Позднее был курултай, если бы Бакиев сохранил рассудок, он бы попытался исправиться. После этого была революция.

Перед апрельскими событиями спикер парламента ушел в командировку. Депутаты собирались рассматривать законопроекты. Я сказал: «Какие законопроекты, снаружи обстановка критическая». Я предложил созвать внеочередную сессию, заслушать отчеты правительства, Генпрокуратуры и руководства ГКНБ, предложение поддержали 67 депутатов. А премьер-министр Усенов переполнил чашу терпения народа. Действовал методом Чапаева, заявлял: "Осудим преступников, толпу. Конгантиев вылетает". Мы еще раз поругались, когда я заявил: "Какое вы имеете право называть народ толпой, или называть их преступниками, не являясь судьей. Я требую отставки правительства".

С началом революции все бежали, исчезли. На площади собрался народ. Когда услышал звуки выстрелов, увидел, что застрелили всех, кроме 8 человек. Среди собравшейся на площади молодежи были те, кто хотел совершить революцию, но по большей части митинг был стихийным. Я все еще выражаю соболезнования погибшим во времена апрельских событий и хочу, чтобы больше это не повторилось. Есть раненные, инвалиды, лишившиеся имущества. Многие до сих пор находятся в России, чтобы восстановить свой разграбленный товар. А разрушенные государственные здания были восстановлены за счет государства, за счет народа. Это нам было нужно? Конечно, произошла смена власти. Но если бы все хорошо организовали, не было бы таких расходов. Погибла молодежь, в том числе в регионах.

На суде Ташиева Ирина Карамушкина заявила, что закон должен быть для всех един. Белый дом является государственным объектом, находящимся под особым надзором, туда можно войти лишь по специальному удостоверению. К сожалению, у нас так, а во всем мире парламенты открыты. Я дважды был избран депутатом, у нас не было железной ограды. В законе указано, что незаконное проникновение приведет к ответственности. В таком случае участники мартовских событий 2005 г., апрельских событий 2010 г., октябрьских событий 2012 года должны понести одинаковое наказание. Если закон для всех един, как говорит Карамушкина».

Ачык Саясат плюс: «Еще одно спорное обстоятельство связано с тем, что не могут разобраться, была революция или переворот».

Т. Т.: «К девяти вечера 24 марта 2005 года я впервые услышал: "Это была не революция, а государственный переворот". С 6 утра до 11 часов проводили заседание. Весь день был на улице, пришел домой, чтобы выпить чай, а по КТР Медет Шеримкулов говорит, что был государственный переворот. В то время была «баба-яга» - Малеваная. Не пускала в КТР около 300 человек, 15-20 минут спрашивал о причинах, вышел и объяснил народу. Одним словом, и в 2005 и в 2010 годах были революции. Такие разговоры пошли, потому что она не достигла своих исторических целей. Государственный переворот и революция - совсем разные вещи».

К. И.: «Хочу сказать как юрист, что такое революция? Кто перевел на кыргызский язык? По-кыргызски это "тонкоруш" (переворот)».

Т.Т.: «Нет, не переворот!»

К. И.: «А что тогда?»

Т. Т.: «В основном используют позаимствованное арабское слово "ынкылап" (революция), нельзя путать революцию с переворотом».

К. И.: «Мы оба знакомы с Марксизмом, Ленинизмом. Есть определение революции от Маркса. Если власти перестанут управлять, как раньше, низы тоже перестают жить, как раньше. Еще одно обстоятельство, которое подталкивает к этому - экономическое и политическое положение дел. Незаконная смена государственной системы - это переворот. Даже если от болезни умирают президент, правительство или парламент, на последнем издыхании они подписывают документ и сдают полномочия. В уголовном кодексе сказано, что будут привлечены к ответственности люди, которые призывают захватить или отстранить власть. Нужно вписать в историю события 2005 года.

24 марта тоже погибали люди, многие были ранены. Избивали Болота Жанузакова и Абдыгула Чотбаева. В Белом доме было насилие. Весь мир видел, как разбивали окна и выбрасывали оттуда компьютеры. Были перекрыты дороги в Оше, Джалал-Абаде, Таласе, Кочкоре, Тоне. В Джалал-Абаде отобрали у милиционеров оружие, сожгли ГУВД. Банки были разграблены. Все это  не расследуется, этим факты не удостоились дать правовой оценки. Необходимо было привлечь к ответственности правонарушителей событий 2005 года. Были избиты милиционеры при исполнении. Государство понесло ущерб, многое сжигалось и грабилось. Почему никто не понес ответственности?! Затем Усен Сыдыков собрал людей, захватил обладминистрацию на юге, почему этот вопрос не поднимается? Почему это событие не получило правовую оценку? Или он играл? Учиненная Усеном Сыдыковым шумиха подорвала авторитет страны, нанесла серьезный ущерб, в отличие от призыва Ташиева.

В призыве Ташиева есть слова "захватим", "время пришло". Но почему во время командировки президента, когда все знали о намечающемся митинге, премьер, ГКНБ, Генпрокурор уехали в командировки? Я тоже не понимаю, почему депутаты перелезли через ограду здания, в котором сами работают, но заведенное уголовное дело некорректно. Они не захватили здание. Нужно дать правовую оценку их действиям в рамках закона, но нужно избежать политического суда. Из-за таких моментов появляются революции. Появляется мнение: "Если до этого всем сошло с рук, значит и мне можно».

Т.Т.: «Нет, нужно отделять одно от другого. Вот братишка Кубаныч выступал «против» по многим вопросам, но потом сам также отвечает. Если все революции мира воспринимать, как их воспринимает Кубаныч, то все произошедшее можно назвать государственным переворотом. Из мировой истории нужно убрать понятие "революция". Есть большая разница между революциями 2005-2010 годов. Кубаныч, вы можете связать меня с тремя революциями и осудить! Ведь говорите, что всех нужно осудить. Почему не говорите о том, что нужно задерживать самих Акаевых?! Потому что Кубаныч и другие выступали посредниками, чтобы сохранить свои кресла. Неоднократно материли и публиковали в газетах критику в адрес Турсунбека, который бегает для того, чтобы объединить оппозицию и власть».

К. И.: «Байке, меня не было в политике в 1995 году, я пришел лишь в 2005 году. Называете меня посредником, это не так. Я бегал для того, чтобы не было кровопролития».

Т. Т.: «Нет, я говорю о последующем. В 1995 году о тебе даже не слышали. Нельзя было сформировать коалиционное правительство власти, которая была ненавистна миллионам человек. Если народ того желает, почему должны быть привлечены к ответственности те, кто действует в интересах народа? Если у лидера революции обнаружат факты правонарушения и преступления, его можно будет привлечь к ответственности. Как можно не выходить на улицу, когда экономика стремится к нулю, а народ нищает?! Когда выступают миллионы, когда большая часть населения ненавидит власть - вот это революция. Когда говоришь о революции, многие представляют 17-век, когда на врага шли с обнаженным клинком. Некоторые революции совершаются без единого выстрела. В 1990 году была революция».

Ачык Саясат плюс: «Вы говорите  о той революции, которую организовали в 1990 году?»

Т. Т.: «Организовал не я, а вся оппозиция - демократическое движение Кыргызстана. Я был одним из лидеров. Если следовать логике Кубаныча и сажать лидеров революций, то мы лишимся ста тысяч человек. Потому что в то время в рядах КДК были десятки тысяч человек».

Ачык Саясат плюс: «Топчубек агай, прошло три года со дня революции 7 апреля 2010 года, в числе организаторов были и вы. У нас нет никаких перемен, кроме того, что ввели парламентскую систему правления. Выше упомянули, что революцией будут называть только тогда, когда она достигнет своих целей».

Т. Т.: «Говорят, революция достигнет своих целей, если сумеет себя защитить. Была революция, но она не достигла своих исторических целей. Расскажу одну историю. 10 июля 2010 года были президентские выборы, участвовал Бакиев. Собрались аксакалы, и народ брал с него обещания, задавая вопросы: «Ликвидируешь семейное правление, не допустишь своих родственников?» Тогда мы подняли вопрос о лишении депутатов, судей, чиновников неприкосновенности. Но этот вопрос до сих пор не узаконен. В сегодняшней власти находятся 97% прохвостов. Если хотя бы 60-70% были чисты, они могли бы вытащить нас из болота. Наверное, только наши внуки увидят такое время. Заведены уголовные дела. Но подсудимых нельзя осудить. Эти власти могут лишить их неприкосновенности? Никогда! Что сделали с Пирматовым? Его преступление давно нашло подтверждение. Есть хорошие депутаты, но в основном они коррупционеры. У нас нет закона об отказе от бизнеса, становясь депутатом или президентом. Чего только не вытворял Данияр Усенов. Разве Усенов захочет лишиться мультимиллионного состояния?

 

Когда мы были в составе Временного правительства, на мое имя, на имя Отунбаевой и Бекназарова пришло письмо. В 1994 году с учреждением Кыргызско-Турецкого университета "Манас" вышел указ Акаева о передаче института проектов университету. Сестра Розы Отунбаевой с покойным мужем и с каким-то корейцем заполучили здания. Позднее в газете "Слово Кыргызстана" государственная имущественная служба сообщила о мошенничестве, о необходимости отзыва лицензии. После революции сестра Отунбаевой вновь вернула здания. Когда я зашел с письмом к Розе, она сказала: «Сами разбирайтесь». Я пригласил ее сестру, а так же председателя Верховного суда и главу госимущества Абдылдаева и завел беседу. Я спросил Абдылдаеву: "Почему выгораживаешь сестру?" На том дело закончилось. Я обратился к Розе: "Я устал от этого, хоть ты уйди незапятнанной". Оказывается, они получили компенсацию в 57 тысяч и планировали получить еще 4 млн. Попросил Жамашеву, чтобы она не способствовала семейному правлению. Но она вновь решила исход дела в пользу сестры Розы. Таких примеров полно. Глава аппарата Каптагаев привлек всех своих потомков к власти.

У нас есть только один способ избежания народной революции. Нужно провести революцию в кадровом вопросе. Нынешний президент, Жогорку Кенеш, суды могут провести такую революцию? Если докажут мою вину в совершенных революциях - пускай судят».

К. И.: «Я присоединяюсь к словам Топчуке о кадровой политике и нелицеприятных фактах, касающихся Временного правительства. Но все из ВП оказались в седле, кроме вас с Бекназаровым. Никто не был привлечен к ответственности. Я присоединяюсь к словам Карамушкиной о том, что все должны быть едины перед законом. Но шофер Карамушкиной убил одного человека, второго сделал калекой. Почему его не привлекают к ответственности. Поэтому депутатом следовало бы посмотреть на себя, прежде чем что-то говорить. Президент говорит: "Вор должен сидеть в тюрьме!" Значит, виновные должны понести наказание в рамках закона. Никто не имеет права избивать не виновных. Место воров - в тюрьме. Кто гарантирует, что не будет еще одной революции?! Великие полководцы говорили, что революция должна уметь постоять за себя. Но незаконно распускать банки, желая защитить революцию. Так и появляются мародеры. Сейчас в ЖК создают комиссию за комиссией, но никто не слушает их отчеты. Совершили революцию из-за отключений света, так сейчас тоже отключают. Коррупция не искоренилась, как сказал брат, озвучены фамилии, но никто не понес наказание. Некоторые чиновники сидят в заключении, но не оппозиционные давно отпущены, а оппозиционные томятся в неволе. Нет равенства перед законом. Кто стрелял 7 апреля? Кто скомандовал? Они же должны ответить? Пострадал только простой народ. Вы были в числе тех, кто привел Бакиева. Даже в нынешней власти они присутствуют. Роза Исаковна работала с Акаевым. Бог видит, кто что делает. Каждый понесет ответственность за неправильные действия. Вместо этого нам нужно добиться развития страны. Пришло время для объединения народа. Обвинениями "ты акаевец, бакиевец, отунбаевец, атамбаевец" сыт не будешь».

Автор: Бегайым Талантбекова, Ильяс Омуралиев
Источник: газета "Ачык Саясат плюс" №3 от 25.01.13 / стр. 10 и 11

Комментарии: