×
 

03.06.2020 // 12:58

Сейтек Атамбаев: Самыми доверенными людьми моего отца были Илмиянов и Суйунбаев (интервью)

Сейтек Атамбаев в интервью журналисту Майраш Байзлакуновой ответил на вопросы о президенте Алмазбеке Атамбаеве, который в данное время находится в следственном изоляторе ГКНБ и привлекается к судебной ответственности в рамках возбужденных на него уголовных дел, а также его друзьях. Предлагаем сокращённый вариант этого интервью.

— Уже скоро будет год, как Алмазбек Атамбаев находится в СИЗО. Наверное, у вас нет возможности для частых встреч. Тем не менее вы посещаете?

— Я ни разу не посещал отца. Совру, если скажу, что ходил. Этому есть определенные внутренние причины. Но продукты туда ношу.

— Вы написали на своей странице в социальной сети, что в последние несколько лет с отцом была взаимная обида. Именно поэтому вы не посещали отца или есть другая причина?

— Обиды нет, я по своей натуре ни на кого не обижаюсь.

— Наверняка это не джигитство...

— Есть русская поговорка «на обиженных воду возят». Ни на кого не обижаюсь, но бывает разногласия. Могут не совпасть мнения относительно политики. Как написано в упомянутом вами моём посте, непосредственным влиянием обладали шофёры, телохранители. В окружении были те, кто говорил про меня нелицеприятные вещи. Наверное, всё ещё есть те, меня недолюбливает.

— Сейчас говорят, что у Алмазбек Шаршеновича сильная воля, сломить его нелегко, что в заключении он не сдаётся. Вы замечали за отцом такие качества?

— Конечно, у каждого человека, особенно у мужчины, есть свой характер. В противном случае это не мужчина, по кыргызскому выражению, он «бычмал» (кастрат). У отца резкий характер, упрямство, трудно подчиняется. По моему мнению, эти качества, приносят, с одной стороны, хорошие вещи, с другой стороны, оказывают вред. В политике иногда надо обуздывать подобное упрямство. Упрямство тоже имеет границы, но я не могу ему что-то советовать, он старше, умнее меня.

— Бывали случаи, когда вы высказывали свое мнение о политике?

— Конечно. Мы не встречались особо часто. Только на семейных мероприятиях по хорошему или печальному поводу, по праздникам. Честно говоря, самым его любимым сыном был шофёр.

— Вы имеете в виду Илмиянова?

— Этот Икрамжан Сатар уулу Илмиянов — самый любимый сын. Отец много времени проводил с ним, и это правда. Мы встречались только на семейных мероприятиях, я старался в таких случаях улучить момент и сообразно своим понятиям донести до отца происходящее в политике.

— Как он это принимал?

— Как говорил Рыскелди [Момбеков], если у него было хорошее настроение, то он отвечал шуткой, а если плохое, то обрывал словами: «Что ты знаешь, ты что там работаешь?» Приходилось кивать головой, раз не работаешь во взаимодействии, рассуждая «ну ладно, тебе лучше знать».

— Каких лиц из его окружения вы можете назвать самыми влиятельными друзьями?

— Называть самого влиятельного друга не буду, лидер партийной фракции был его близким другом. Отец много ему помогал, в том числе спас от тюрьмы. Воспользуюсь вашей программой и скажу следующее. Недавно прочитал в одном месте, он говорит, как «подвергался гонениям во времена Атамбаева». И тут думаешь: «Как подвергался гонениям? Наоборот, когда раскрылись его темные дела в мэрии, отец спас тебя от тюрьмы, в то время, в 2013 году, генеральным прокурором была Салянова». У отца есть ещё один сын — Раис Атамбаев, это сын его супруги Раисы Мирахмедовны. И вот он был «окул ата»  [посаженым отцом]  этого сына, сидел на его свадьбе в резиденции в 2015 году. По логике, статус «окул ата» не даётся постороннему. Все слова этого человека — ложь.

— С того времени, как Алмазбек Атамбаев ушёл из власти, отношения с влиятельными друзьями в политике изменились в корне или же продолжились?  

— В любом случае изменяются. Например, у него есть ещё один друг — Туйгуналы Дуйшеналиевич Абдраимов. Его я хорошо знаю. Шофёр Икрамжан постоянно говорил плохое про Туйгуналы байке, что он такой и эдакий. Капля камень точит, если каждый день говорить человеку, то не может не измениться.

— Вы писали в соцсетях, что государством управляли водители и телохранители. Почему вы так написали?

— Но ведь действительно управляли. Все знают.

— Думаете, Алмазбек Шаршенович шел у них на поводу?

— Один в поле не воин, он тоже был один. Все думают, что быть президентом легко. Сидят на диване и критикуют, но прежде попробовали бы поработать. Это очень тяжёлый груз. Я хорошо это знаю, так как видел, как он сутками работал с документами. Всё надо прочитать, проанализировать, подумать и принять решение.

— Кто были самыми доверенными лицами для Алмазбека Шаршеновича?

— Самыми доверенными были шофёр Икрамжан, затем Болот Суйунбаев, Фарид Ниязов, а Сапар  [Исаков], Албек   [Ибраимов ]  — уже после них, на вторых ролях.

— Считал он их своей сильной командой?

— У них у всех глаза заплыли жиром, они почувствовали себя ханами. Повторюсь, что один в поле не воин, что можно сделать в одиночку? Работая на таком уровне, кому-то надо доверять. Как ты будешь работать, никому не доверяя? Так, работа действующего президента тоже тяжёлая. Все решения принимает он. После окончания срока, упаси Бог, вся ответственность будет возложена на него. И тогда все отстранятся и скажут «это делал ты». Я же вижу судьбу своего отца. Это история. Если президент не будет решителен, государство не будет двигаться вперёд.

— Как вы думаете, кто управлял государством?

— Де-юре управлял президент, аппарат, правительство, а также парламент.

— А Абдиль Сегизбаев?

Абдиль Сегизбаев, мягко говоря, просто сидел. Выдавал квартиры сотрудникам ГКНБ, перерезал ленты. Важные вопросы он не решал. Решал вопросы той сферы Боке.

— Болот Суйунбаев?

— «Сары Болот» его называют.

— В последние два года правления Атамбаева начали высказываться критические мнения по поводу влиятельных сил в его окружении. Он был в курсе относительно этого?

— Я не могу этого сказать. Возможно, знал, а может, не знал. Это есть во всех государствах. Не будем далеко ходить, возьмём Россию, в окружении президента Владимира Путина есть желающие участвовать в принятии решений. У нас тоже  все хотят приблизиться к президенту, быть с ним в контакте и завершить какие-то свои дела. Это естественно.

— Атамбаев всегда говорил, что разбогател за счёт бизнеса еще до того, как стал президентом. Но есть те, кто в этом сомневается...

— Отец до 2005 года не работал ни на каких государственных должностях. В приватизации участвовал как все рядовые люди. Сейчас же всплывают лаборанты Акаева, которые участвовали в приватизации, занимая высокопоставленные должности. «Автомашрадиатор» не отцовский, он просто нашел инвестора, продал свои акции тогда, когда убедился, что будет работать. Завод до сих пор прекрасно работает.

— С чего он начинал бизнес?

— Незадолго до развала СССР он со своими партнерами занялся книгоиздательством и накопил свой первый капитал. В 2001 году Акаев отнял у него два его завода, «Агромаш» и «Электротехник», и два пансионата.

— Экс-президент Алмазбек Шаршенович не раз говорил, что финансово помогал политикам, которые сейчас занимают посты...

— Это правда. В Арашан приходили многие с просьбами: «О-о, Алмаз, дай деньги, мне надо выпустить книгу».

— Значит, давал творческой братии?

— Не только творческой, это правда. Расписок нет, сейчас никому ничего не докажешь. Я знаю, что давал он многим, начиная от президента, которого не избирал народ, и заканчивая своим другом, нынешним лидером фракции СДПК. Еще до своего президентства купил по квартире для своего телохранителя и шофёра.

— Каким образом втерся в доверие Алмазбека Атамбаева телохранитель, о котором вы говорите?

— Наверное, был у него свой способ. Все мы люди, у каждого человека есть слабое место. Наверное, угождал словом «ляппай», так и вошел в доверие.

— Общественность хорошо знает, что действующий президент Сооронбай Жээнбеков был самым близким другом. Наверняка вы очень хорошо знаете про отношения с ним...

— Правильнее будет сказать, что один из самых близких. Я ни разу не видел Сооронбая Шариповича в «Медиафоруме» на Алма-Атинской улице. Недалеко от него расположен еще один отцовский офис, где он сидел до своего президентства. Его ещё называют «бункер».

— Почему? 

— Удобен в плане безопасности. Там сидел отец, и после него больше всех — шофёр. Все известные персоны собирались там, смотрели в рот шофера. До того, как стать президентом, Сооронбай Жээнбеков немного пробыл там.

— Что вам известно про отношения вашего отца и действующего президента?

— Их дружба началась в 95-м году. В то время парламент был двухпалатный. Они были избраны депутатами парламента, где и подружились. Ещё были два друга: первый — Туйгуналы байке, имя второго называть не хочу. Они сидели обычно вчетвером. В 1999 году Аскар Акаев вручил моему отцу медаль «Данк». Никогда не забуду это момент. Отец тогда жил в пятикомнатной квартире в одном из трех домов, известным как «Уч кудук», недалеко от парка Панфилова. Медаль обмывали в этой квартире. Тогда я был, по выражению Сооронбая Жээнбекова, «птенчиком», бегал, прислуживал гостям т. п.

— А далее продолжились семейные отношения...

— После развода родителей, я мало жил с отцом. Поэтому не был свидетелем их отношений. Однако знаю, что общались, встречались на мероприятиях по хорошему и печальному поводу.

— Сейчас рядом с Алмазбеком Атамбаевым больше сторонниц-женщин, нежели друзей-мужчин.

— Очевидная правда.

— Значит ли это, что эти женщины в дружбе оказались крепки, или же оказанная им поддержка Алмазбека Атамбаева была значительной?

— Нет, поддержки не было. Например, шофер недолюбливал Ирину Юрьевну Карамушкину, не считал её за человека. Другие женщины-партийцы из СДПК, несмотря на такое отношение, ничего плохого про моего отца не сказали.

— Вы встречались с ним [С. Жээнбековым] после того, как между друзьями произошёл раскол и случились события в Кой-Таше?

— Нет, с того времени я не встречался с Сооронбаем Жээнбековым. В последний раз встречался с ним полтора года назад. У нас давно корректные отношения. В основном я симпатизировал двум отцовским друзьям — Сооронбаю Шариповичу и Туйгуналы Дуйшеналиевичу. Я видел много знаменитостей, которые приезжали в Арашан, начиная от Чингиза Айтматова и до Султана Раева. Замечал их отношения.

— В действующей ситуации не упустили бы шанса объяснить ситуацию президенту как болеющий за отца сын Алмаза Шаршеновича?

— Конечно.

— Предпринимали усилия?

— Я думаю, что кыргыз должен быть великодушным. Манас тоже был великодушен. Во время сражения соперник становится тебе ближе. 

 Видео

Источник: media-center.kg

Комментарии: