×
 

21.12.2018 // 14:38

Пресс-конференция Жээнбекова…

19 декабря президент Сооронбай Жээнбеков дал итоговую годовую пресс-конференцию. Общение Жээнбекова со СМИ продлилось почти три с половиной часа, и журналисты успели задать главе страны массу вопросов. Что он ответил и почему это важно – в нашем обзоре.   

Матраимов и борьба с коррупцией

Одной из самых горячих тем диалога президента со СМИ стало возвращение на прежнюю должность Раимбека Матраимова. Вопросы на этот счет у кыргызстанцев зрели уже давно, возможности озвучить их раньше в таком формате не было, и потому журналисты без стеснения интересовались, как реабилитация репутации «Раима-Миллиона» согласуется с антикоррупционной риторикой Жээнбекова. И можно ли говорить о реальной борьбе с коррупцией, одновременно возвращая на пост замглавы таможенной службы предполагаемого крупного коррупционера. Журналистка Эльнура Алканова, в частности, рассказала президенту о расследовании, проведенном и опубликованном СМИ, в котором она работает. Алкановой и ее коллегам удалось установить, что семья Матраимовых владеет элитной недвижимостью, супермаркетами и спорткомплексом на юге страны, обретенными из неустановленных источников доходов.

Жээнбеков пообещал изучить результаты журналистского расследования Алкановой, но в целом о Матраимовых отзывался тепло. Подчеркнув, что они неизменно честно работали на своих постах, и причин, подозревать их в чем-либо, нет. А негативное мнение о клане Матраимовых сложилось уже с приходом самого Жээнбекова на президентский пост. Словом, дружба Жээнбековых с Матраимовыми перестала быть негласной, и теперь президент вполне открыто поддерживает Раима и Ко.  Видимо, подружились они в Оше, когда оба работали там. Но в любом случае, отсчет уже пошел. Президент заявил, что органы проверят имущество Матраимовых. Перейдет ли «ажо» от слов к делу? Общественность ждет….

Родственники во власти

Другой острый вопрос, прозвучавший от журналистов, как и следовало ожидать – семья и родственники самого Жээнбекова. По установленным данным, более десяти членов его семьи занимают разнообразные госдолжности, но президент вновь отверг предположение о семейственности своего правления. И как всегда подчеркнул, что установления кланового режима в стране не допустит.Правда, уверения президента в том, что он никак не поддерживает карьерное продвижение родственников, не выдерживают проверки фактами. Так, к примеру, в 2007 году тогда еще неизвестного для широкой публики Асылбека Жээнбекова включили в СДПК именно по просьбе будущего президента Сооронбая Жээнбекова. И он всегда открыто поддерживал брата в его политической карьере.

Отметая предположение, что Асылбек Жээнбеков ныне является серым кардиналом парламента и президентской команды, глава государства заявил, что брат вообще перестал ходить на сессии в ЖК, чтобы пресечь эти слухи. Но тогда возникает резонный вопрос, почему бы Асылбеку Жээнбекову просто не сдать депутатский мандат? И тот факт, что этого до сих пор не случилось, свидетельствует против версии, предложенной президентом – о том, что никакой кулуарной власти у Асылбека Жээнбекова нет.

Кроме того, президент заявил, что не имеет отношения к движению «СДПК без Атамбаева», хотя участники данного движения неоднократно говорили о том, что с ними встречается и сотрудничает Асылбек Жээнбеков.

«Черная  касса» выборов

В ноябре юрист Нурбек Токтакунов опубликовал Информацию о предполагаемой «черной кассе» предвыборного штаба Жээнбекова. Согласно документу, штаб потратил на выборы $24 млн, то есть в 10 раз больше денег, чем та сумма, о которой он отчитывался в Центризбирком. Журналисты попросили разъяснения ситуации, Жээнбеков ответил, что как никто другой хотел бы разобраться в данном вопросе. Но точной информации о том, подлинный ли это документ, у него пока нет. Сам же слив информации в сеть президент назвал провокацией: «Главная цель всего этого - устроить сумятицу и прийти снова к власти, но я этого не допущу. Идет следствие», - подытожил Жээнбеков.

Здесь нетрудно заметить, что глава страны снимает с себя ответственность за формирование бюджетов своей избирательной кампании и занимает позицию стороннего наблюдателя, готового, если что, наказать виновных. Однако юридически ответственность за деятельность своего избирательного штаба несет сам кандидат. Оправдания Жээнбекова о том, что он якобы ничего не знал о бюджете кампании, выглядят неубедительно. И главный вопрос по «черной кассе» не в том, кто и на что потратил озвученные крупные суммы, а откуда вообще у кандидата в президенты Жээнбекова взялось вдруг столько средств. И почему, в обход закона, в заблуждение был введен даже Центризбирком. 

О прекращении уголовного дела Бабанова

Поставил себя в щекотливое положение Жээнбеков и еще одним своим заявлением. Когда отказался признать, что между ним, Алмазбеком Атамбаевым и Русланом Казакбаевым существовала договоренность о прекращении уголовного дела в отношении Омурбека Бабанова. Этот факт в своем интервью недавно подтверждал экс-президент, с которым Казакбаев непосредственно вел переговоры:

«При Казакбаеве я позвонил Абдилю Сегизбаеву и сказал, что был разговор такой, итоги экспертизы подведены. Дела, к которым Бабанов не причастен, нужно было бы закрыть. Сегизбаев ответил, что дело немного затягивается. Честно говоря, Бабанову нужно сказать спасибо. Прошел год, сказал ли он или сделал что-то? Попытался ли он сделать что-то для того, чтобы нарушить единство и спокойствие? Он поверил моим словам, словам Сооронбая Жээнбекова, обманулся, честно говоря. Мне неудобно от этого».

И Руслан Казакбаев открыто признал, что ходил к Алмазбеку Атамбаеву с просьбой помочь прекратить уголовное дело в отношении Омурбека Бабанова: «То, что рассказал экс-президент в своем интервью, является правдой. Правда, я не помню, это было в феврале или марте. Честно говоря, не ожидал, что Атамбаев станет так откровенно рассказывать про наш разговор. Но теперь-то мне нечего скрывать. Тогда мы доказывали, что уголовное дело имеет политическую окраску. После интервью экс-президента, наверное, теперь всем стало ясно, что так и есть на самом деле».

Однако Жээнбеков теперь отрицает эту тройственную договоренность. И поскольку причин не верить двум остальным сторонам нет, слова президента выглядят откровенной ложью. Ради чего? Об этом история умалчивает.

Экономика, регионы, социальный сектор

2018-ый официально был заявлен Годом развития регионов, но стал, если обратиться к экономическим показателям, годом падения экономики. Президент предпочел обойти это неприятное обстоятельство и в своих ответах на вопросы о развитии регионов и экономических итогах года пользовался только обтекаемыми формулировками:

"Наша цель - развитие регионов - не останется только в рамках этого года. Регионы будем развивать и дальше. Начнем давать дотации малому и среднему бизнесу. Работаем над привлечением инвестиций. Мы обеспечим всех кыргызстанцев питьевой водой. Чистая вода - это залог здоровья населения".

Никакой конкретики от президента журналисты так и не услышали. Зато услышали довольно знаковую похвалу самому себе – Жээнбеков заявил, что прилагает все возможные усилия для привлечения в страну инвестиций и очень в этом преуспел. На деле же никаких крупных, и даже средних, инвестиций за уходящий год в страну так и не пришло.

На вопросы социального характера, о том, как обеспечить защиту прав женщин и детей в Кыргызстане, когда будет решена проблема смога, накрывшего столицу и т.п., Жээнбеков привычно отговаривался формулами «примем во внимание», «займемся этой проблемой», «уделим время решению вопроса». В целом же было очевидно, что глава страны не владеет информацией достаточно, чтобы озвучить какие-то реально предполагаемые меры. А наличие самих планов по решению проблем соцсектора у правительства, руководимого Жээнбековым, под большим вопросом.

Поддержка исламизации

Сооронбай Жээнбеков за год своего президентства зарекомендовал себя как политик, который активно поддерживает исламизацию страны. Жээнбеков неоднократно публично высказывался о том, что религия – это прекрасный морально-нравственный ориентир, что большое количество мечетей обществу идет только на пользу, и что само богобоязненное общество совершает меньше плохих дел.

На пресс-конференции президента спросили, как он относится к атеистам, и Жээнбеков, сказав, что ко всем относится хорошо, разразился еще одной религиозной речью: «Многие говорят, что я очень набожный. Но вера в Бога единого охраняет от многих земных бед и помогает не переступить через закон. Если бы было создано общество боящихся Бога, может, и не надо было бы Конституции, законов».

Что характерно, сам президент даже не почувствовал подтекста вопроса. Кыргызстанцев, а вместе с ними и СМИ, уже давно тревожит, что действующий глава государства ведет себя не как президент светского государства и открыто продвигает религию с политических трибун. Что президент не разделяет частную жизнь, где он может иметь какие угодно религиозные убеждения, и общественную, связанную с исполнением должностных обязанностей, где он как светское лицо не должен лоббировать и насаждать какую либо конфессиональную принадлежность.

И вот очередной крайне тревожный звоночек. Теперь президент, выступающий гарантом Конституции, говорит о том, что и Конституции никой не надо, была бы только вера. Кажется, окончательно забыв, что живет в светской стране.  

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №47 от 21.12.2018/стр.3