×
 

30.06.2016 // 13:47
Обратите внимание на дату публикации.

О чем должен рассказать следствию бывший руководитель "Кыргызалтына" Дастан Сарыгулов?

1.Ответить Леонарду Хоменюку

В первую очередь ему бы следовало разъяснить письмо экс-президента «Центерры» Леонарда Хоменюка, который обвинил Сарыгулова в получении «откатов» от «Кумтора».

Почему бы ему не рассказать подробнее о том, сколько незаконных денег кыргызстанские чиновники получили от корпорации и что это дало последним.

Это ведь поставит «Кумтор» в неудобное положение в международных судах, а то сейчас Кыргызстану приходится оправдываться все время.

2. Ответить Бирштейну

Есть книга «Восток – дело тонкое. Или лицо кыргызской власти глазами очевидца» под авторством Касыма Исаева. Это тот человек, который многие процессы видел своими глазами, кричал во всеуслышание, но на него тогда забили.

Исаев назвал Сарыгулова одним из «пионеров», толкнувших страну в объятия коррупции. Он раскрывал, каким образом Кыргызстан был подкуплен фирмой Бирштейна – против которых сначала Дастан Сарыгулов выступил в парламенте, а потом принял их сторону вместе с Акаевыми и запустил на рынок.

Почему бы Дастану Сарыгулову не раскрыть эту темную часть соглашения с «Камеко-корпорейшн»?

3. Ответить по продаже Джеруя и банкротстве компаний

В стране, когда Сарыгулов возглавлял «Кыргызалтын», схожие технологии с «Кумтором» действовали и в отношении других компаний. Это вновь подтверждается историей, описанной Исаевым, в которой именно Дастана Сарыгулова обвиняют в лоббизме. Аналогичное лоббирование зафиксировано и в отношении Кадамджайского сурьмяного комбината.

Почему бы Сарыгулову не рассказать подробности этих сделок, показать технологии, использованные во времена Акаева и обезопасить страну от подобных трагедий в будущем?

От «Камеко» до Кадамджая. История, описанная очевидцем

Теперь подробнее остановимся на темах, о которых уже написано выше. Дадим слово свидетелю – Касыму Исаеву, человеку, который не мог смириться с окружающей его трусостью и подлостью. В его книге рассказывается о том, как начиналась история Кумтора, как могло бы пойти иначе, но все было сделано так, как сейчас предстало перед нами.

По его словам, интерес к Кумтору проявляли достаточно известные американские компании, которых привлекли сотрудники Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям («Интерприватизация»), созданного работниками Госплана СССР. Исаев был директором регионального отделения по Средней Азии и Казахстану.

Он со своим коллегой – бывшим зампредом Госплана СССР Владимиром Дурасовым – стали очевидцами истории с Кумтором.

«К моменту распада СССР ряд кыргызских предприятий остался с незавершенным строительством. В целях оказания содействия в завершении строительства этих объектов планировалось подписать соглашение о сотрудничестве между фондом «Интерприватизация» и правительством Кыргызстана. После встреч в кыргызском правительстве, министерстве промышленности, фонде госимущества 19 мая 1992 года было подписано соглашение о сотрудничестве между правительством Кыргызстана и Международным фондом содействия приватизации и иностранным инвестициям о приватизации государственной собственности, привлечении иностранных инвестиций и реализации проектов. Последним пунктом соглашения было записано, что оно является обязательным для сторон и их правопреемников. К соглашению прилагалась подписанная теми же лицами программа совместных действий по реализации проектов (первоочередные направления):

* Создание мощностей по добыче золота на месторождении Кумтор;

* Создание СП по достройке и дальнейшей эксплуатации олово-вольфрамового месторождения Сары-Джаз;

* Окончание строительства Таш-Кумырского завода полупроводниковых материалов с выпуском продукции проектной номенклатуры и высокой степени готовности и др.».

Но тогда уже стало ясно Исаеву и Дурасову, что у руководителей суверенного Кыргызстана нет заинтересованности. Создавалось впечатление, что сейчас они просто упиваются занимаемым положением и пассивно слушают планы на будущее, которые на словах строят президент Акаев и его некомпетентное окружение с помощью фирмы «Сеабеко» во главе с г-ном Бирштейном.

В июле того же года в Кыргызстан приехали представители канадско-российской компании «ТРЕД» и американской компании «Моррисон Кнудсен Гоулд» («МК Гоулд»). В результате был подписан меморандум о взаимопонимании между кыргызским правительством, фондом «Интерприватизация», компаниями «ТРЕД» и «МК Гоулд».

В документе говорилось:

«1. Правительство РК, П/О «Кыргыззолото», Фонд и ТРЕД / МК Гоулд, в дальнейшем совместно именуемые «Стороны», выразили взаимный интерес в развитии ресурсов Кыргызстана, включая месторождения Джеруй и Кумтор, а также других проектов по развитию инфраструктуры, связанных с разработкой этих месторождений.

  1. 2.      С целью выполнения пункта 1 ТРЕД / МК Гоулд направит группу экспертов в Кыргызстан для сбора информации по техническим, социальным, экологическим и инфраструктурным аспектам, касающимся двух месторождений, указанных в пункте 1. На основе этой информации будут подготовлены технико-экономические доклады (ТЭД)…

…4. Правительство и Кыргыззолото представят Фонду и ТРЕД / МК Гоулд всю документацию, необходимую для выполнения пунктов 1 и 2… ТРЕД / МК Гоулд подготовит ТЭДы и представит их на рассмотрение Правительства и Кыргыззолото: по месторождению Джеруй – к 15 октября 1992 г. и по месторождению Кумтор – к 15 февраля 1993 г.…6. Правительство и Кыргыззолото воздержатся от принятия окончательного решения по вопросам, которые являются предметом настоящего Меморандума до тех пор, пока ТЭДы не будут подготовлены и рассмотрены Сторонами в сроки, определенные пунктом 4. Если какая-либо третья сторона представит Правительству свои предложения по разработке месторождений Джеруй и/или Кумтор, ТРЕД / МК Гоулд будет иметь право первого выбора.

  1. 7.      Все расходы по подготовке ТЭДов будет нести ТРЕД / МК Гоулд.
  2. 8.      При подготовке ТЭДов ТРЕД / МК Гоулд уделит должное внимание социальным программам в Кыргызстане…

…11. Все Стороны согласны выполнить настоящий Меморандум при полном сотрудничестве и доброй воле. Подписано 30 июля 1992 г. в г. Бишкек, Республика Кыргызстан».

Но когда в конце 1992 года Исаев и Дурасов приехали в Бишкек с уже подготовленными 10 экземплярами ТЭДов, а руководитель аппарата президента Кыргызстана Эднан Карабаев объявил, что месторождение Кумтор уже «отдано» канадской компании «Камеко», с которой правительством подписано генеральное соглашение.

«Как раз в то время был создан госконцерн «Кыргызалтын», в ведении которого были переданы предприятия горно-металлургической промышленности и вопросы разработки месторождений цветных и драгоценных металлов. Президентом концерна был назначен «семейный друг президента Акаева» – как он сам представлялся иностранным инвесторам. Я повел Дурасова к нему. Познакомившись, мы объяснили, с каким вопросом мы приехали. Сарыгулов недовольным тоном ответил, что он не участвует в решении вопроса Кумтора и ничем помочь не может», – пишет Исаев.

В это время в Бишкеке проходила сессия «легендарного» Верховного Совета Кыргызстана, на которой правительство представило информацию о подписании генерального соглашения с компанией «Камеко корпорейшн» о разработке золотого месторождения Кумтор. Там же против этого соглашения резко выступил президент ГК «Кыргызалтын» Дастан Сарыгулов, объявив «Камеко Корпорейшн» сомнительной компанией для разработки такого месторождения.

«Однако через некоторое время Сарыгулов снова выступил перед депутатами и, извинившись, свое возражение снял. Он объяснил, что был не в курсе всех дел, так как только недавно возглавил «Кыргызалтын»», – вспоминает Исаев.

Очевидец отмечает, что в конце 1992 года получил по факсу информацию о «Камеко корпорейшн» от фондовой биржи города Торонто (Канада), а также сравнительную характеристику компаний «Моррисон Кнудсен корпорейшн» и «Камеко корпорейшн», которая была явно не в пользу последней.

А рабочая группа правительства, в состав которой входил и Дастан Сарыгулов, утверждала, что «…после длительного изучения и сопоставления предложений иностранных фирм предпочтение в освоении месторождения Кумтор было отдано канадской корпорации «Камеко»…».

Далее Исаев пишет о том, что творилось в это же время вокруг второго крупного месторождения золота Джеруй.

«Весной 1993 года в течение двух месяцев (с перерывами) рассматривался ТЭД по месторождению Джеруй. Велись переговоры между ГК «Кыргызалтын» в лице его президента Сарыгулова и МК Гоулд в лице вице-президента Дж. Снеддона с привлечением фонда «Интерприватизация» в лице его вице-президента В. Дурасова. За это время мы получше изучили стиль и методы работы г-на Сарыгулова. Переговоры вылились, если так можно выразиться, в «спектакль одного актера». Нам неоднократно рассказывалось о том, какие они с Акаевым друзья со времен учебы в Ленинграде, как они сейчас часто встречаются и что президент Кыргызстана советуется с ним… Американцы даже получили намек, что если переговоры пойдут хорошо, то вопрос с разработкой месторождения Кумтор для них не безнадежен», – пишет Исаев.

Исаев вспоминает, что канадской корпорации «Камеко» с трудом удалось подписать окончательное соглашение по Кумтору с кыргызской стороной только через несколько лет. В документах было перечислено пять или шесть банков, с помощью которых было собрано финансирование проекта.

«Тогда-то я и вспомнил еще кое-что из приведенной ранее характеристики «Камеко корпорейшн», полученной от канадской фондовой биржи: «Компания создана 4 года назад. Опыт международной работы отсутствует. Финансовые источники для получения финансирования месторождения Кумтор отсутствуют…» Между тем, Дастан Сарыгулов и его рабочая комиссия писала: «По многочисленным оценкам зарубежной печати «Камеко» является одной из крупных и эффективно работающих горнодобывающих фирм…»

Исаев не понял, почему Сарыгулов в 1993 году, когда, казалось бы, вопрос с выбором «Камеко» уже был решен, параллельно «сватал» месторождение Кумтор другой компанией.

Как он вспоминает, уже был согласован текст генерального соглашения по проекту разработки Джеруйского золоторудного месторождения, и 10 мая 1993 года оно было подписано Сарыгуловым и Снеддоном в присутствии премьер-министра Чынгышева.

К соглашению приписали, что оно вступает в силу после решения правительства об одобрении данного соглашения. Исаев согласовал документ с правительственными структурами. После этого постановлением правительства было одобрено Генеральное соглашение между американской компанией «Моррисон Кнудсен Гоулд» и государственным концерном «Кыргызалтын» по разработке Джеруйского золоторудного месторождения.

По словам Исаева, 12 мая 1993 г. во время прощального завтрака Сарыгулов снова завел разговор о возможности передачи в пользу МК Гоулд разработки месторождения Кумтор.

«Американцы, конечно же, очень были заинтересованы в Кумторе. Они сообщили, что в целях ускорения освоения месторождения, расположенного в труднодоступном горном районе, они уже провели переговоры с американскими компаниями «Ньюмонт» и «Амакс» для создания консорциума по освоению Кумтора. В ответ Сарыгулов попросил, чтобы за подписью руководителей трех компаний прислали письмо по Кумтору на имя президента Акаева, который поручит ему решить вопрос, а уж он единоличным решением «отдаст» им Кумтор. Слушая все это, я не мог отделаться от впечатления, что эти предложения Сарыгулова носят двуличный характер», – говорится в книге Исаева.

Примерно 10 июня 1993 г. Сарыгулов позвонил в Москву Дурасову и сообщил, что для продолжения переговоров и подписания окончательного соглашения по разработке месторождения Джеруй к 15 июня 1993 года в Бишкек собираются прибыть представители компании «МК Гоулд» во главе с ее вице-президентом Снеддоном.

«Вечером 15 июня мы с Дурасовым прилетели в Бишкек и устроились в гостинице «Иссык-Куль». Встретившись с американцами, мы не обнаружили среди них Снеддона. Нам объяснили, что он и Сарыгулов находятся на встрече с президентом Акаевым в его госрезиденции. На следующее утро за завтраком мы заметили, что американцы были в приподнятом настроении. По дороге в офис «Кыргызалтына» они с гордостью сообщили, что президент Акаев объявил им свое окончательное решение отдать Джеруйское месторождение в разработку «МК Гоулд». И еще шепнули, что после обеда навестят «хозяйку» – Майрам Акаеву. Потом вечером в гостинице был разговор о том, что во время этого визита у экс-первой леди было оставлено 10 тысяч долларов наличными, но подобные разговоры комментировать не буду. Дурасов уединился со мной и Снеддоном (в частных разговорах я был их переводчиком) и через меня спросил у него, привезли ли американцы конкретные расчеты по проекту. Снеддон ответил, мол, зачем они нужны, если президент Акаев уже принял решение по Джерую», – пишет Исаев.

Во время поездки в Таласскую область Сарыгулова, американцев и Дурасова произошел неприятный инцидент, который характеризует президента «Кыргызалтын» и, возможно, даже подтверждает признания Хоменюка.

Дурасов рассказал Исаеву, что во время поездки в Талас Сарыгулов в личной беседе попросил, чтобы американцы кое-что оплатили Дастану Исламовичу.  Это возмутило Дурасова и он улетел из Кыргызстана, прервав все отношения с Сарыгуловым. Дальше Сарыгулов просто заволокитил документы по Джерую.

Автор упоминает о роли Сарыгулова в судьбе ряда стратегических предприятий Кыргызстана.

«Продукция Кадамжайского сурьмяного комбината, единственного предприятия по переработке сурьмяного концентрата в бывшем Союзе, продавалась на экспорт за валюту. Однако более 90% концентрата комбинату поставляла Якутия (в основном, предприятие «Индигирзолото»). В 1993 году Россия ввела пошлину на вывоз концентрата – 2 ЭКЮ за тонну. Понятное дело, якутское предприятие прекратило поставку концентрата. Я пошел в Минэкономики России, где успел поработать я сам и теперь работали мои бывшие коллеги по Госплану СССР. Кроме того, в министерство позвонил Владимир Дурасов, бывший министр цветной металлургии СССР, бывший первый заместитель председателя Госплана СССР, а теперь вице-президент Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям («Интерприватизация»). В результате вопрос о поставке на Кадамжайский комбинат сурьмяного концентрата был решен. Я передал директору комбината Мамату Айбалаеву документ Минэкономики России, разрешающий предприятию «Индигирзолото» продолжать поставлять концентрат без оплаты госпошлины, но в качестве давальческого сырья.

Позже Айбалаев договорился с вице-президентом Республики Саха Якутии Вячеславом Штыровым, что если Кадамджайский комбинат акционируется, то якуты купят часть акций и производственные связи предприятий сохранятся».

«Были подготовлены соответствующие документы, но их отказался подписать президента ГК «Кыргызалтын» Дастан Сарыгулов. Все были согласны с акционированием сурьмяного комбината, даже тогдашний премьер-министр Джумагулов. Только президент «Кыргызалтына» Сарыгулов не давал согласия, – пишет Исаев – Он был не доволен директором комбината Айбалаевым, который «не отдал» финансовые ресурсы комбината. Тем временем Россия построила новый завод по переработке сурьмяного концентрата. Кадамджайский комбинат после этого начал балансировать на грани банкротства».

По словам К. Исаева, при подписании указа о создании ГК «Кыргызалтын» и передаче ему в подчинение горно-металлургических предприятий, президент Акаев даже не поставил в известность их руководителей. Руководство «Кыргызалтына» интересовали только финансовые потоки предприятий, чем и было вызвано противостояние тогдашних руководителей комбинатов и г-на Сарыгулова. В итоге все крупные горнорудные предприятия оказались банкротами. Месторождения золота были превращены в источники сомнительных сделок и афер, которые сопровождались скандалами. Серьезные инвесторы просто не хотели связываться с Кыргызстаном, зная, как совершалась афера с Кумтором. Они не могли позволить себе давать взятки семье Акаева или клану Бакиевых, репутация была дороже.

«И трудно не согласиться с мнением, что по всем вопросам, связанным с золотом, победу одерживала наивысшая власть в Кыргызстане – коррупция», – с горечью написал Касым Исаев в своей книге.

                                                                                                                                                                                              Knews.kg

Источник: газета «ПолитКлиника» №24 от 30.06.2016/стр.7