×
 

17.04.2014 // 16:10
Обратите внимание на дату публикации.

Каныбек Иманалиев, депутат фракции "Ар-Намыс": "Наш народ превратился в бедное население богатого государства"

- Каныбек Капашевич, каждая наша минута связана со словом. Что вы скажете о значении слова в выступлениях политиков, обращениях к народу, в целом в политике?

- В народе есть выражение: "Если всё время говорить "нет", то ничего и не будет". В политике есть теория "самосбывающегося пророчества" американского учёного Ральфа Дарендорфа. Другими словами, если все время высказывать негативные прогнозы касательно будущего государства, то финал может быть именно таким. Каждое слово несёт энергию, слова материализуются. Почему мы должны говорить маленьким детям только хорошие слова? Потому что это придаст ему силы стать хорошим человеком, окрылит его. Благословение – это как разговор с богом, поэтому слова оказывают прямое воздействие на личную судьбу человека.

Слово связано и с политикой. Политик стареет не из-за возраста, а когда слова его становятся неэффективны. Мы, политики, обесцениваем слово многословием, пустословием, безответственностью к высказанному, их неисполнением. Кажется, сейчас плохие слова преобладают над хорошими, сплетни – над правдой, объективная информация – над необъективной. От намерений, устремлений рождается мысль, затем слово, из слова – дело. В начале всех намерений, которые у всех разные. Создаётся ощущение, что не может очиститься экология намерений.

- Как вы оцениваете тех политиков, которые выезжают за рубеж и высказываются негативно о Кыргызстане?

- Мне нравятся слова дагестанского президента, учёного по вопросам этнополитики Рамазана Абдулатипова: "Тот политик, который всегда охаивает свою страну, похож на мужика, который распространяет слухи о собственной жене".

- Какой вопрос в Кыргызстане заботит вас больше всего?

- Удручает отсутствие в стране политической стабильности. Сразу перекрываются дороги, захватываются государственные здания, захватываются в заложники акимы, губернаторы. Это очень плохая практика. Кыргызы просили путника сойти с лошади и угоститься у них дома. Нас с детства учили не бросать камни на дорогу, не выливать туда мыльную воду. Дорогу свято чтили. У меня вызывает сожаление, что мы забываем свои великие традиции. Дорога принадлежит не президенту, премьеру или парламенту, а всему народу. Или когда девушки выходили на пикеты? Ее место у очага. Пришло время направить в будущее энергию нации.

Вторая болезнь – это коррупция. Коррупция – это наибольшая опасность, которая душит государство, наша страна задыхается. Вследствие этого наш народ превратился в бедное наследие богатого государства. Например, ценность Иссык-Куля не измерить никакими деньгами.

В-третьих, бессилие государственной власти. Глава государства объявил нынешний год "Годом укрепления государственности". Три фактора определяют успешность этого курса. Это качество и точность исполнения своих функций ветвями власти, профессионализм служащих и качество, исполнение и контроль законодательства. Отличие Путина и Ельцина в том, что Ельцин развалил систему, а Путин создал и укрепил ее. Основная миссия заключается в подготовке и взращивании государственников. Сколько у нас сейчас государственных служащих, работающих против интересов государства?

- Можете назвать три преимущества нынешней власти?

- Если сравнивать 2010 и 2014 годы, то раньше кадровый вопрос решался одной семьёй, сейчас 120-ю депутатами. Сейчас оппозиция – штатная оппозиция во власти – ответственна перед обществом наряду с властью. Раньше оппозиция была только уличной и не могла добраться до микрофона, площади или телевидения. "Кочевье выравнивается постепенно". Второе: недавно Кыргызстан первым из стран Средней Азии был признан Парламентской ассамблеей Совета Европы партнёром по демократии Евросоюза. Третье: посмотришь на Бишкек и понимаешь, что весна пришла не только в природу, но и в кыргызскую экономику. В каждом квартале идёт строительство. На днях стартует строительство альтернативной дороги север-юг. Самое главное, мы сами проложили дорогу к справедливости.

- Вы поднимали в парламенте вопрос рудника Кутту-Сай. Когда будет рассматриваться вопрос?

- Этот вопрос ни в коем случае не останется в нынешнем состоянии. Он не решился при предыдущем премьере. Сейчас мы никак не можем закончить историю "Кумтора". Чтобы добраться до золота "Кумтора", четыре года копали землю. На Кутту-Сае находится готовая руда. На разработку требуется всего 6 месяцев. Готова фабрика, дороги проложены. В нынешнем виде Кутту-Сай может принести 22–24 миллиарда долларов прибыли. Он может принести Кыргызстану больше пользы, чем "Кумтор". Из Бишкека туда можно доехать за полтора часа.

Кутту-Сай – один из уникальнейших рудников мира. Он может принести благоденствие Кыргызстану. Международные аферисты незаконным путём купили лицензию всего за 700 сомов и выставили на международной бирже. Уже сейчас проявляют интерес корейские, японские, китайские, российские компании, если мы отменим решение и проведём международный конкурс. На руднике располагаются редкоземельные металлы, применяемые в производстве сотовых телефонов. Если компания–разработчик не будет просто вывозить руду из Кыргызстана, а производить металл в Кыргызстане, то страна получит двойную пользу, создадутся рабочие места. Нужно провести экологические исследования и начать работу. Мы поручили правительству отменить прежнее решение по выдаче лицензии и провести международный аукцион.

- На возглавляемом вами парламентском комитете поднимался вопрос о переселении в Кыргызстан памирских кыргызов. Ладно, предположим, что мы перевезли сюда памирских кыргызов, а что дальше?

- Очень трудно перевезти памирских кыргызов. Во-первых, у них нет паспортов. Они должны пересечь границы Афганистана, Таджикистана. Во-вторых, они проживают на высоте 4,5 тысячи метров над уровнем моря. Сменилось четыре поколения, смогут ли они адаптироваться к условием Кыргызстана? Они собираются перевезти и скот, сможем ли мы обеспечить им условия? С геополитической точки зрения на одной стороне Памира проживают афганские кыргызы, на другой – китайские киргизы, с третьей стороны – таджикистанские кыргызы, со стороны Кыргызстана – алайцы. Вся территория в целом – огромная земля, историческая страна кыргызов. Эти земли рано или поздно начнут развиваться. В недрах – цветные металлы, тёплые источники, есть возможности будущего развития. Наша первоначальная помощь заключалась в открытии посольства, афганское правительство пообещало построить дорогу, больницу. Наш комитет принял соответствующее постановление. До осени поедем туда.

- Вы заранее начали подготовку в 100-летию Уркуна. Что делаете для достойного проведения этой даты?

- Совместно с Каныбеком Осмоналиевым выпустили постановление Жогорку Кенеша. Сейчас правительство проводит оргработы согласно постановлению. Подготовку начали за два года, потому что там остались незахороненными многие наши соотечественники. Зимой накрывает ледник, летом открывается только на два месяца. Нет никакой политики в том, чтобы прочитать поминальную молитву в память наших отцов и дедов и предать их останки земле. Мы должны изучить исторические факты и узнать точные события. Уркун – это огромная трагедия кыргызского народа и горький урок. Поэтому без всякой опаски следует дать объективную оценку случившемуся. Не надо никого обвинять, а всего лишь преподнести историю так, как было на самом деле.

- Аскар Акаев выразил намерение провести в Кыргызстане своё 70-летие. Как вы на это смотрите, и готово ли кыргызское общество к приёму Акаева?

- Я работал с Акаевым. Моё мнение может быть субъективным. Большинство приближенных Акаева впоследствии стали его критиками или перешли в оппозицию. Если бы свою критику они высказали ему в лицо еще тогда, то конец не был бы настолько горек. Одна семья навлекла тень на весь Кыргызстан. Но стоит отметить огромный вклад Акаева за период с 1990 до 2000 года. Никто этого не сможет отрицать. Приезд Акаева в Кыргызстан зависит от отношения общественности. Возможно, общество пока не готово к его возвращению, ещё рано, народ ещё не оправился от ран. Но при этом никто наверняка не будет против проведения в его честь научно-практической конференции, все-таки учёный.

Меня неприятно беспокоит также то обстоятельство, что мы всё критикуем Акаева и Бакиева, но ни в одном энциклопедическом словаре нет научной оценки. В прошлом году учёные Жанат Жаманкулов, Мурат Укушев, Оскон Осмонов и я написали политологический словарь. Самым трудным было написать об Акаеве хотя бы полстраницы. Учёные попытались провести глубокий анализ и дать объективную, свободную от эмоций оценку Акаеву и Бакиеву. Эта оценка может понравиться не всем. Но последующее поколение даст лучшую оценку, сегодняшняя оценка субъективна, потому что мы современники. Сейчас можно дать только политическую оценку. Политика политикой, но наука – это другой мир, не признает эмоций. Справедливую оценку может дать только молодое поколение, новая эпоха. Мы сейчас не сможем дать достойную оценку даже Турдакуну Усубалиеву.

- В чем, по-вашему, разница между политиком и государственным деятелем?

- Один великий человек сказал: "Политик думает о следующих выборах, а государственный деятель – о будущем страны", - наши сегодняшние беды происходят от того, что у нас тысячи политиков, но настоящих государственных мужей – считанные единицы.

- Следует ли готовить элиту или она сама выдвинется из общества?

- Элита подобна скакуну. Она выдвигается в эпоху борьбы, конкуренции, в тяжёлые времена. Элита формируется народом и эпохой. С французского слово "элита" означает "избранный"

- Что вы приобрели, находясь в политике?

- Мне легче было бы ответить на вопрос, что я потерял, находясь в политике. Я потерял время. Может, посвяти я все своё время творчеству, написал бы больше, кто знает. Что хорошо в творчестве, напишешь книгу, услышишь хороший отзыв и отдыхаешь душой, успокаиваешься. От политики удовольствие не получаешь. В политике приобрёл то, что она стала большой школой. Увидел даже не двуликих, а трехликих людей. В политике нет гладкой дороги, всегда ухабы и рытвины. Политика состоит из побед и поражений. Думаю, редкие люди ждут от политики побед. Часто победа приходит после смерти политика. В целом, о моих приобретениях в политике могу сказать спустя некоторое время. Пока что не могу ответить однозначно. Находишь сторонников, единомышленников, но приходит время и приходится расставаться с ними. Поэтому в политике больше теряешь, чем приобретаешь. В 2002 году 100-летний Турмонд, 56 лет бывший сенатором США, сказал: "И сейчас я неравнодушен к красивым женщинам и политике"

- Какова взаимосвязь авторитета и богатства в политике?

- Прежде всего ценна человеческая жизнь. Затем честь и авторитет человека. Кыргызы говорят: "Береги не скот, а совесть". Авторитет определяется честью, иногда она дороже жизни. В политике авторитет – самый большой капитал. Многие люди желают купить голоса, власть, но в одно время всплывают его грехи, и всё рушится. Ведь совесть не купить, так же, как можно купить лекарства, но не здоровье. Политика без чести и совести, что дерево без корней.

- В вашем произведении "Жоогазын ыры" герой Калтегин по дороге в Мекку влюбляется в жену арабского шейха и разрывается между мусульманским долгом и любовью. Не хотели ли вы сказать данным произведением, что любовь превыше всех религий?

- Три чувства вдохновляют человека: любовь к родной земле, народу, религиозное чувство и любовь к другому человеку. В произведении идёт конфликт между этими тремя чувствами. Каждый читатель воспримет по-своему.

- Что скажете по поводу последнего митинга оппозиции?

- Если несколько человек выйдут с зонтиками на улицу, дождь не пойдёт. Нам нужна прогрессивная и конструктивная оппозиция. Мы исчерпали лимит революций 21 века. Теперь революции должны происходить не на улицах, а в нашем сознании, душе.

- Как патриот, что можете сказать о кыргызском языке?

- Неправильно взваливать решение вопроса на государство, власть. Это прежде всего миссия нации, интеллигенции. В стране есть порядка 8 000 НПО, но только одно НПО под началом Райымжана Курбанова работает над развитием кыргызского языка. Вот таково наше отношение к родному языку.

- У кого бы вы попросили прощения, если бы представилась такая возможность?

- У стариков из домов престарелых, которых бросили дети.

Автор: Мээрим Бактыбек кызы
Источник: газета "Учур" № 14 от 17.04.2014 / стр. 11

Комментарии: