×
 

07.02.2013 // 14:45
Обратите внимание на дату публикации.

Если я болеть не буду, если ты болеть не будешь, то Карамушкина что ли будет болеть?

Депутат Жогорку Кенеша Урмат Аманбаева внесла на рассмотрение парламента проект специального закона о развитии кыргызского языка, который был принят в первом чтении. В частности, данный проект закона предлагает ввести административные шрафы  для чиновников, не владеющих кыргызским языком, а в случае неуплаты - их увольнение. Поэтому проект закона обязывает чиновников учиться кыргызскому языку в обязательном порядке. Прочитав это, русскоязычные депутаты вышли из себя. Одна из таких  депутатов Ирина Карамушкина 4 февраля на заседании комитета по безопасности и обороне заявила, что «для военнослужащих должно выделяться время на обучение русского языка, так как они тоже едут в Россию на обучение». После такого заявления возникает вопрос: если военнослужащим нужно выделять время на обучение русского языка, то не знающие кыргызского языка чиновники не могут найти время для обучения кыргызскому языку или госпожа Ирина Карамушкина  считает, что у кыргызских военных есть какой-то изъян?

Чолпонбек Абыкеев, председатель Союза писателей:

-Как вы восприняли обвинение депутата Карамушкиной о том, что «военные не знают русского языка»?

-Солдат не обязан знать русский или английский язык. Наоборот, настоящий солдат должен знать кыргызский язык, так как это требование любого уважающего себя государства. Например, российский солдат должен владеть русским, узбекский – узбекским, китайский военный – китайским, казахский солдат – казахским языками. Такой закон работает во всех странах. А изучать другой язык или нет – это личное дело самого военного. Но какую бы должность ни занимал военный, он обязан знать государственный язык. Депутаты, поднимающие статус кыргызского языка, служат основам государственности. Они стремятся к тому, чтобы в дальнейшем государство было стабильным, единым и шло по правильному пути развития. Если власть не будет уделять кыргызскому языку должного внимания, и это отношение будет продолжаться, то из-за языка может возникнуть большой конфликт. Например, если малые этносы будут продолжать высокомерно относиться к кыргызам, то возможно повторение событий, подобных ошским. До этого такие проблемы возникали и в Чуйской области. В общем, малые этносы, живущие в Кыргызстане, обязаны уважать кыргызский язык, культуру и духовные богатства кыргызов. Каждый гражданин должен правильно относиться к языку, культуре и другим ценностям государства.

-Знаете ли вы о том, какую работу в настоящее время проводит комиссия по кыргызскому языку?

-Не могу понять, чем занимается комиссия. Можно сказать, что сегодня она ничем не занята. Никто об этом ничего не знает, так как их голоса по вопросам языка не слышны, не ставятся ими и другие вопросы. По моему мнению, она были созданы назло врагу и сотрудники, просто, получают зарплату.

Раимжан Курбанов, президент общества кыргызского языка:

-Пусть молодежь знает сегодня не только русский, но и английский, французский. Но в первую очередь, она должна знать свой родной язык. Почему люди, живущие  в Кыргызстане, не знают кыргызский язык? Не уважают государственный язык? В наше время, если кыргызская молодёжь едет в другую страну, то она быстро овладевает языком той страны. Вот один мой знакомый шесть месяцев, как уехал в Корею. Сейчас он хорошо освоил язык той страны. А у нас отдельные чиновники, родившиеся, выросшие, добившиеся власти в Кыргызстане, не знают кыргызского языка. Из этого можно сделать вывод, что они не уважают государственный язык. Такие люди живут с уверенностью, что рано или поздно они уедут, и им все равно. Они не любят Кыргызстан, как свое отечество. Есть довольно известные люди, которые заявляют, что кыргызский язык уже не нужен, как только пересечешь казахскую границу. Мы, например, с казахским или украинским языком, куда можем поехать? И с русским языком в Европу не отправимся. Значит, язык нужен для нации. И если эти  депутаты предлагают  презирать и не признавать кыргызский язык, считают, что нужен только  русский или английский  язык, то завтра кыргызы окажутся в положении якутов, хакасов, тувинцев.

Бейшенбек Иманалиев, Генеральный директор ООО «Имарат Строй»:

-С одной стороны, в словах Карамушкиной здравый смыл есть. Если военные будут знать русский язык, это не будет лишним. Но почему представители других национальностей,  уже давно работающие в кыргызской политике, до сих пор не знают кыргызский язык? Я на месте того депутата прежде, чем ставить упрек, что «военнослужащие не знают русский язык», изучил бы кыргызский язык. Если государственные деятели не возглавят эту работу, то результата не будет. Нужна мудрость, воля и прозорливость государственных деятелей.

-Как вы считаете, Государственная комиссия по кыргызскому языку работает или просто получает зарплату?

-Надо признать правду: я на сегодня не замечаю, что комиссия чем-то занимается. Возможно, этому есть объективные и субъективные причины. Создается впечатление, что они занимаются не повышением значения языка, а просто ждут от власти указаний. Единственное – они активно начали принимать участие в выставках.

-Таких, как вы, болеющих за родной язык, людей, мало, но они есть. Может надо объединить усилия таких людей с ресурсами и сделать конкретные большие дела для повышения авторитета языка?

-Я делаю то, что в моих силах. Есть общество «Кыргыз тили», где  Раимжан Курбанов – президент, я – вице-президент. Только и называется объединением, а по сути ничего не имеет. От государства нет ни тыйына поддержки, несмотря на это в аппарате у меня есть 3-4 человека. Чем могу, тем помогаю. Когда Жогорку Кенеш  не поддержал предложние депутата Курмантая Абдиева о том, чтобы все проекты законов были первым делом написаны на кыргызском языке, я подготовил письмо, с которым обошёл известных деятелей за подписью и представил спикеру и депутатам. Ответа не получил, не могу понять почему настолько родным языком пренебрегают. «Кыргызский язык нужен только в Кыргызстане, в других местах – не нужен», - говорят. Но в мире существует больше 200 языков, из них больше половины – языки малых народов, как наш, есть много народов еще меньшего количества, чем киргизы. Они же не забывают язык, говоря, что он никому не нужен.

-Как вы смотрите на то, что стоит кому-либо поднять вопрос о языке, его сразу объявляют националистом?

-Действительно, поднимаем проблему кыргызского языка, и находятся многие, кто называет нас националистами. Надо четко уяснить себе значение этого слова. Какой националист? Радикальный или позиивный? Радикалльный националист - это опасно, такого не надо. Но позитивный национализм нужен. Кыргызы – малочисленный народ. Чтобы сохранить народ, каждый кыргыз должен быть позитивным националистом. Можно любить свою нацию, прославлять, уважать, развивать свой язык, культуру, обычаи в своей повседневной жизни, не ущемляя при этом другие нации.

Поэтому наши депутаты должны точно определиться с понятием национализма, а каждый кыргыз должен любить свой язык и быть позитивным националистом.

Автор: Айгерим Макешова
Источник: Газета «Арена.kg» № 4 от 07.02.2013 / стр. 13