×
 

06.02.2012 // 11:00
Обратите внимание на дату публикации.

А.Бекназаров, общественно-политический деятель: «Данияр Усенов сломался через 7 часов»

Мы побеседовали с Азимбеком Бекназаровым, который стоял во главе всех революций, обладателем всех качеств, вообще известных кыргызам, о различных обстоятельствах во время правления временного правительства, а также о подвергшихся политическим гонениям.

- Азимбек мырза, говорят, что после революции в результате переговоров с Мелисом Мырзакматовым он был готов сотрудничать с временным правительством. Это правда?

- Да, когда Бакиев остановился в Оше, Кыргызстан мог бы расколоться надвое, и возникла бы большая война. Тогда большую роль сыграл сегодняшний мэр города Мелис Мырзакматов. Я не говорю, что подкупил его. Всего лишь он поддался моим аргументам. «Мелис, ты говоришь, что поставишь Бакиева в Ош. А он-то в Бишкеке истребил около 100 человек. Даже если ты ему сочувствуешь, он все равно уйдет, получив убежище. В результате ты окажешься виновным в укрытии преступника, будешь привлечен к ответственности, или ты вместе с ним уйдешь?» - сказал я. Он у меня спрашивает: «Что я должен делать?». «Тебе надо поддержать временное правительство. И народ находится на стороне временного правительства. Забудем прошлое», - так сказал я ему, и эти слова он привел в своей книге.

- Вы не встречались с Сооронбаем Жээнбековым?

- Пошел к нему. И с ним встретился. Сооронбай говорит: «Азике, у меня не хватит сил. Поговорите с Мелисом». Дуйшобаев, Байболов по возможности давили на Мелиса. Сказали: «Возбудим дело». Но у них не хватило сил. Сказали: «Снимем с должности». Я сказал: «Пойдите и приведите его». Я должен сказать правду. Никто из тех не осмелился поехать на юг. Мне сказали: «Поезжай, сними его с работы». «Но, даже поехав, я совершу дело против народа. Если народ поддержит, я оглашу Указ. Если не поддержит народ, то скажу, что нет Указа и вернусь», - сказал я. Поскольку народ не поддержал, я сдержал свое слово и, сказав, что такого Указа нет, вернулся. Тогда мне сказали: «На парламентских выборах выгоните его в одно место».  Я Мелиса по-человечески попросил: «В тебе видят чудовище. На парламентских выборах уйди в отпуск, поезжай куда-нибудь», - сказал ему. Он ушел в отпуск. И тогда начали говорить: «Он уехал к Жанышу». Это его дело, куда идти. Я сказал, что он вернется после выборов.

- А почему его так притесняли? Решили, что он единственный кадр, оставшийся после Бакиева?

- Нет. Он не работал на СДПК. Поэтому снятие его с должности превращается в такие большие хлопоты. И на парламентских выборах, и на президентских он поработал на «Бутун Кыргызстан». Поэтому, видимо, его воспринимают как врага №1.

- Правда ли, когда на президентских выборах 2009 года вы, оппозиция, выдвинули Алмаза Атамбаева, Кубатбек Байболов не согласился: «Не верю вам»?

- Правда. У нас, оппозиционеров, ни у кого не было денег. Темир Сариев не поддался нашим уговорам и решил идти самостоятельно. Байболов не приехал из Америки. «Оказывается, денежный только вы. А на выборах в любом случае играет роль денежный  вопрос», - с тем остановились на Атамбаеве. Он согласился. Но за это меня же обвиняют.

- Есть аналитики, говорящие: «Сколько не скрывайте, все равно заметна энергия третьей революции». Если действительно произойдет революция, то кто может совершить ее?

- В принципе, богачи не могут совершать революцию. И Маркс говорил: «Революцию задумывают гении, совершают фанаты, а плодами пользуются мошенники». Действительно, слова сказаны в точку. Хотя умные люди говорят: делайте так, но фанаты, не отказывающиеся от огня и пламени, совершают ее, а в конце самоотверженно совершившие революцию люди оттесняются, а плодами пользуются пройдохи. Те же, кто направляет фанатов, делают одолжение, предъявляют претензии: мы финансировали, мы накормили, и снова приходят к власти.

- Из-за чего временное правительство покинуло согласие? Борьба за власть, самоуправство явились причинами?

- Ну, каждый из нас назвал себя крутым. Хотя мы назывались временным правительством, но каждый вел удобную для себя политику. Похоже, последствия этого повлияли. А потом возникли взаимные обиды. Чтобы не усилилось противостояние, и пока не приспособимся, как бы чего не вышло, быстренько сделали Розу эже президентом переходного периода. Это тоже не понравилось одному из наших членов, начал: «Вы хотите сделать со мной «кидалово». В общем, мы на все согласились, лишь бы не упустить из рук победу революции. Стал работать с Розой эже, и пока другие ушли на выборы, я старался претворить в жизнь революционные цели и стал плохим для коррупционеров, акаевцев, бакиевцев и потерявших должности судей, в итоге приобрел только врагов.

- Когда вы находились в рядах влиятельных людей, в ваш адрес были сказаны горькие слова вашими недавними соратниками по идее, выходили статьи, критикующие вас…

- Правильно говоришь. Мои действия не понравились, были противники. Мы ходили на Иссык-Куле, отбирали бакиевские пансионаты государству, стали говорить: «Бекназаров на Иссык-Куле распределяет пансионаты». «Я каждые 10 дней давал народу отчеты, и вы давайте отчет. Что вы сделали? Какие дела завершили?» - так я всегда говорил. А они потихоньку отдавали команды и занимались только сплетнями: «Меня убирают». И сейчас доведите до конца начатые дела. Почему не отбираете «Айпери», «Чайхана аксакалов», ресторан «Нарын», стадион «Инструментальщик» и ряд пансионатов, относящихся к профсоюзам, потребсоюзу, госкомспорту и государству? Если они против национализации, тогда пусть заплатят рыночную цену, и хоть так принесут пользу бюджету - говорю я им. Воспринимают так, будто непонимающие могут отобрать. Я хочу сказать, говоря о национализации, чтобы за бесплатно взятые объекты заплатили рыночную цену, чтобы принести доход государству, которое сейчас в затруднении. Но большинство названных мной объектов находится в руках депутатов.

- Чьи имена вы можете назвать?

- Есть разговоры, что ресторан «Нарын» принадлежит Конгантиеву и Курманбеку Осмонову. Сейчас его истинный хозяин обращается ко мне и просит: «Вы будьте адвокатом. Чем отдать им, лучше вернуть государству». Вот такими своими действиями я, в бытность членом временного правительства, стал препятствием делу многих людей. Они в каждом номере (газет) градом сыпали на меня порочащие статьи. Более того, когда с сокурсниками на Иссык-Куле отмечали 20-летие (выпуска), назавтра уже написали: «Бекназаров подарил своему внуку пансионат за 300 тысяч долларов». Я позвонил Арслану, сказал ему: «Если пансионат мой, то я его тебе дарю». Сейчас против меня никто ничего не смеет сказать, молчат, потому что я в каждый пансионат, бакиевские дома при их возвращении государству приглашал соответствующих людей, снимал на фото, видео и прикреплял к уголовным делам. В противном случае могли бы вытащить. Короче, без конца печатали информацию, что я отобрал-забрал. Один журналист из «Вечернего Бишкека» сказал: «Мы сделали хорошие деньги. Корейцы потрясающе дали». Я посмеялся: «Вы бы хоть сказали мне спасибо, когда получили от них эти деньги, попили чай?» В принципе, журналисты знают, что я никогда не подаю в суд, поэтому пишут обо мне все, что хотят.

- Почему не подаете в суд на журналистов?

- В  2002 году, выйдя из тюрьмы, я дал слово никогда не подавать в суд на журналистов. Дело в том, что когда в ту пору мои родные начали увиливать, меня защищали только журналисты.

- Азимбек Анаркулович, вы были адвокатом большинства людей, попавших под политические гонения в бакиевскую эпоху. Говорят, криминал требовал большие суммы денег с Эркина Булекбаева, Исмаила Исакова. Это правдивая информация?

- Эркин Булекбаев сказал: просят большую сумму денег. По сравнению с нашими властями, у тех (криминала) законы суровые, исполняются четко. Я ему сказал: говори все: сколько у тебя есть домов, сколько машин? И как сказано, проверили, сказали: «У вас, оказывается, нет столько богатства. 20 тысяч сомов». Похоже, собрал с родственников.

А Исмаилу Исакову сказал: «Вы генерал. Вас уважают. Только не давайте пустых обещаний. Не говорите, если не сможете выполнить. Приносимую из дома еду ставьте посредине. Если будете вместе с людьми, сядете на почетное место». Сразу после его перевода ( в колонию) наша жене (супруга старшего брата) в большой посуде принесла плов. Он, чуть попробовав, отдал в хату, те были рады. Потому что там, где сидит 22 человека, большинство их - дети бедняков, которым не приносят еду. И собранные деньги тратят на них. На Исмаила аке тоже наложили штраф в 200 тысяч долларов. Когда поговорили с самым главным криминалом, мы узнали, что эту сумму наложила власть. «Всего отдайте 5 тысяч долларов. Мы генералу отделываем с ремонтом самостоятельную хату. У него будет свой адъютант», - сказал тот. Мы сказали, что не можем сразу дать 5 тысяч долларов, согласовали давать ежемесячно по 1 тысяче долларов. Давали 2 месяца, а потом случилась революция, он освободился.

- Кто дал те деньги? Или оппозиционеры собрали между собой?

- 1000 долларов дал Алмаз Атамбаев. Для всех нас остальных было трудно найти деньги. Я всего отдал 400 долларов. Каптагаев дал 5000 сомов. Наша жене плакалась: «Есть шахматы, вырезанные из орехового дерева, столы продам». Не успели сказать: «Подожди», - Бог есть, он вышел (из колонии). В общем, было много тяжелых дней, показавших, кто есть кто.

- Много политиков, то ли по политическим, то ли по иным делам, в общем, сажались в тюрьму, как вы описали, видели и жизнь черных. Кто из арестованных сломался и за сколько времени?

- Данияр Усенов сломался за 7 часов. Покойного Мухтарбека Омуракунова сломали за 2 дня, говорят, сняли с него 3 млн. долларов. Говорят, у Ишенбая Кадырбекова и власти, и те отобрали много зданий. Да и сам он пострадал из-за того, что во многих случаях говорил неправду.

- Почему все власти, обещающие свернуть горы, входят в отношения с криминалом? Разве нельзя не смешиваться с ним?

- Не только у нас, у всех государств есть принадлежащий им черный мир. Официальная власть не может его покорить. Власть не может вмешиваться в мировой закон. Место одного заполняет другой, ведут свою власть. Поэтому официальная власть не должна смешиваться с ними, должна только указать им свое место. Если вдруг некоторые из них начнут строить отношения с официальной властью, те сами таких беспощадно накажут «за смешивание с красными». Вот и Рысбека сами уничтожили, дескать, сторговался с Бакиевыми, дали малый толчок батукаевцам. Нестоящее дело - уничтожать криминал. Его можно только обуздать. Тот же вопрос, как нельзя полностью уничтожить коррупцию, а можно снизить ее. Дело в том, что коррупция сидит и во власти, и внутри партии. И как же ее можно окончательно истребить?

- Наша власть вроде бы проводит политику «мы изгнали криминал из Кыргызстана…»

- Ложь, что мы изгнали криминал из Кыргызстана. Бакиевский криминал сбежал, как сами Бакиевы. Их место захватил новый криминал. Правоохранительные органы не могут их однозначно истребить. Вот перед выборами провели пиар: «Мы раскрыли убийство Медета Садыркулова». Отчего же не доводят до конца? Напротив, закрывшие дело Садыркулова только продвигаются по службе. Если действительно работают, то довели бы до завершения. Не политизируя.

Источник: газета  «Арена.kg» №3 от 02.02.2012 / стр. 5

Автор: Чынайым КУТМАНАЛИЕВА

Комментарии: