×
 

26.01.2012 // 16:45
Обратите внимание на дату публикации.

О том, как Атамбаев назвал турецкого президента «братом» и об играх между 3-мя державами

Беседа с Аликбеком Джекшенкуловым, экс-министром иностранных дел, доктором политических наук, председателем партии «Акыйкат».

- Аликбек мырза, у нас уже стало привычкой, что избранный президент первую рабочую поездку совершает в Россию. Президент А.Атамбаев поехал в Турцию. Об этой поездке говорят разные слова, навязывают мнения. Каково ваше мнение как дипломата?

- Здесь нам не следует выдумывать лишнее. К сожалению, наши дипломаты во власти не смогли донести до народа и разъяснить это. Почему Атамбаев начал первую свою рабочую поездку в Турцию? Во-первых, Атамбаев в декабре побывал в России. Во-вторых, сейчас невозможно поехать в Россию с официальным рабочим визитом. Потому что в той стране объявлены президентские выборы, сегодняшний президент уходит. В таких случаях в мировой практике президенты приостанавливают свои официальные рабочие визиты.

Не надо искать каких-либо подвохов в официальном рабочем визите Атамбаева в Турцию. Поскольку вес у России и Турции разный. В геополитическом отношении в плане оказания влияния Турция не может соперничать с Россией. Нас с Россией сближает общая многолетняя история проживания «под одной крышей». Около века мы жили в качестве одного государства. Экономический потенциал России очень велик, влияние сильно, это крупная ядерная держава. Поэтому на примере Турции и России неправильно думать: куда нам теперь смотреть. Некоторые говорят, Россия остается, а мы начнем смотреть на Турцию. Об этом не может быть и речи. Россия сейчас для нашего государства самый важный стратегический партнер. Политическое, экономическое и культурное сотрудничество должно быть на самом высоком уровне. Да, Турция сейчас экономически развивается. Однако политический и экономический потенциал этой страны не может оказать большого воздействия на государства Центральной Азии. У нее самой много проблем по безопасности. В ее районах немало годами не решенных социальных вопросов.

- Выше вы намекнули, что МИД не смог доступно разъяснить смысл рабочего визита. Не хотите ли вы тем самым сказать о слабой работе МИДа?

- В сегодняшней политико-экономической ситуации нашего государства перед МИДом стоят серьезные вопросы. Самое главно - вопросы безопасности Кыргызстана, выправление имиджа нашего государства и привлечение инвестиций. В этом плане МИД демонстрирует незрелость. Более того, допускает много недостатков при распространении информации. К примеру, во время визита в Турцию Атамбаев ничего не говорил СМИ об американском транзитном центре грузоперевозок. Сказало министерство иностранных дел. О столь важном вопросе для нашей внешней политики пока не следовало говорить. В дипломатии бывает множество переговоров. И вообще, обнародуется, только когда вызревают скандальные вопросы, они доводятся до конца и приходят к единому мнению, после этого можно говорить. Нельзя обнародовать «незрелую» информацию, поскольку другие государства в собственных интересах могут оказать некое воздействие на эти вопросы.

- Средства информации писали, что Атамбаев назвал президента Турции Абдуллаха Гюля «старшим братом». Что на это скажете?

- Я бы назвал это приемами восточной дипломатии. Если вы посмотрите на биографию Абдуллаха Гюля, то они вдвоем с премьер-министром Тайыпом Эрдоганом считаются лидерами исламской партии «Справедливость и развитие». Они пришли к власти через эту партию. К тому же в мусульманских странах единоверцев называют «братом». Здесь Атамбаев для создания теплых отношений сделал такой дипломатический шаг. Здесь нет ничего непристойного. Если ты поедешь на Запад и там скажешь «брат», тебя не поймут. В арабских странах назвать при разговоре кого-то «братом» - только обрадовать  собеседника. Можем сказать, это установившаяся дипломатическая традиция в исламском мире. Однако нам, кыргызам, надо избавляться от комплекса, принижающего нас, называя себя «младшими братьями».

- Что можете сказать о позиции Атамбаева при проведении внешней политики?

- В сегодняшнем Основном законе, оказывается, не записано, кто определяет внешнюю политику. Вместо этого написано, что перед подписанием президентом международных соглашений он должен получить на это согласие главы правительства. Но это же нонсенс! Вместо подписания документа на международных встречах вместе с другими президентами, наш президент должен им сказать: «Подождите, я согласую с премьер-министром»? Как такое может быть? Это наносит ущерб авторитету президента, страны. Сейчас готовится проект закона о внешней политике. Сейчас нам надо определиться с новой концепцией внешней политики. Нам нельзя играть между 3-мя крупными державами. Прежние президенты, поехав туда, говорили одно, а вернувшись, говорили другое - такая внешняя политика велась. Согласно новой концепции, надо проводить открытую, надежную, прагматичную внешнюю политику, преследующую интересы нации. При появлении каких-то вопросов между странами об этом надо говорить открыто. Если никого не будем обманывать, а поставим интересы государства на главное место, тогда наше государство завоюет международный авторитет, и инвесторы с доверием потянутся к нам.

- Как вы думаете, почему прежние президенты играли с внешней политикой? Что могло послужить толчком к этому?

- Тому есть две причины. Во-первых, поскольку у президента были личные интересы его семьи, говоря двум сторонам две разные вещи, он пытался получить личную выгоду. Во-вторых, все-таки до сих пор слабость дипломатов. Они знают о личных интересах, понимают, но относятся ко многим вещам, закрыв глаза. Даже зная о неправильности, о вреде для государства, они соглашаются на сказанное президентами, не говорят о своих профессиональных взглядах. Руководители кыргызской дипломатии должны работать, не боясь, сделав главной целью, в первую очередь интересы нации, народа, страны.

Автор: Мирлан ДУЙШОНБАЕВ
Источник: газета «De facto» № 5 от 26.01.2012 / стр.5