×
 

28.10.2019 // 15:35

Табылды Акеров, политический аналитик, кандидат исторических наук: «Если и следующий парламент будет «рыбой», то долго не проживет»

— Табылды мырза, Бишкекский городской департамент образования объявил приказ, чтобы со следующего учебного года и в русских средних школах открылись кыргызские классы. Как вы восприняли это известие?

Услышав это известие, я очень обрадовался. Могу назвать это мужеством руководителя управления образования Н.В.Никифоровой. Наталья Васильевна смогла показать себя отличным руководителем с сильной политической волей. Данный вопрос и до этого поднимался, находился в центре внимания общественности. Дело в том, что на основе внутренней миграции город Бишкек превратился в город-миллионник. Из регионов приезжает много молодежи, оседает, школ не хватает. Из-за неизменности статуса русских школ со времен СССР молодежь обучала своих детей по-русски. Если кто-то хотел обучать своего ребенка по-кыргызски, то перевозил ребенка на учебу из одного конца города в другой. Например, я живу рядом с 70-й школой. Мои дети учатся в этой школе. Я не могу возить в кыргызскую школу, нет времени. Но мои соседи возят на обучение  в 67, 68, 69-ую школу. Причина – директор 70-й школы не собирается открывать кыргызский класс. Надеюсь, и думаю, теперь молодежи будет легче.

В соответствии с этим приказом, каждый родитель получил возможность водить и обучать ребенка на кыргызском в школе, близкой к своему дому.

Могу сказать, Н.В.Никифорова в социальном отношении решила одну большую проблему молодежи. Сегодня около 1 млн кыргызов находятся в миграции в России, Казахстане. Они и их дети говорят по-русски. Поэтому в Кыргызстане сами кыргызы защищают русский язык, обеспечивают, чтоб он не исчез в стране.

— Хотя кыргызский язык является государственным языком, он не может найти свое место в обществе. Каковы основные причины этого?

— Во-первых, государственный язык не поддержала политическая элита. Не выставлены достаточные требования. Во-вторых, думаю, нахождение вопроса государственного языка в таком положении выгодно правительству. На президентском уровне всегда находится поддержка, а правительство никаких мер не принимало. Потому что языковой вопрос требует выделения денег из бюджета.

— Какие меры необходимо принять для улучшения языковой политики?

— Надо поддержать инициативы Бишкекского городского управления образования и продолжать это дальше. Городам Ошу, Кара-Балте и другим городам Кыргызстана на основе этого приказа необходимо издать такие приказы. Правительству надлежит сделать на кыргызском языке детские сады каждого министерства, и открыть в них подготовительные курсы в 1-ый класс по-кыргызски. В-третьих, Министерству образования и науки надо обеспечить новые открывающиеся кыргызские классы учебниками и другими материалами.

Министерству иностранных дел надо провести переговоры с Узбекистаном и Таджикистаном, решить вопрос обучения на двух языках в селах приграничных зон. Я был членом государственной комиссии, созданной по ошской и джалал-абадской трагедии 2010 года. Тогда я убедился, что знание языка друг друга живущими по соседству народами улучшает взаимосвязи двух народов, имеет большое значение в урегулировании конфликтных положений.

Нам не надо опасаться открывать узбекские классы в кыргызских селах, расположенных вблизи границы. К примеру, в Ошской и Джалал-Абадской областях, или таджикские классы в Баткенской области. Если это будет признано требованием времени, то что плохого, если поздней в Оше, Джалал-Абаде Кыргызстана, в Андижанской, Наманганской, Джизакской областях Узбекистана кыргызский и узбекский языки будут признаны основными языками? Или если в Баткенской области Кыргызстана и Ходжентской области Таджикистана кыргызский и таджикский языки будут признаны основными, то это принесет только выигрыш местному населению. Из этого нецелесообразно делать политику. В принципе, лишь бы соседние народы правильно понимали друг друга, жили в современных хороших условиях. Мы сегодня должны вдохнуть новое современное политическое дыхание в жизнь народов Центральной Азии.

— Недавно некоторые депутаты ЖК, политики собрались и провели обсуждение снижения парламентского 9%-го порога. Жээнчороев говорил о 7%, О.Текебаев высказал мысль о необходимости опустить предел до 3%.  А вы что скажете?

— В этом вопросе основную роль должна сыграть стабилизация страны, парламента. Нынешней весной президент С.Жээнбеков говорил, выступая в парламенте, что надо внести поправки в Закон «О политических партиях», уделить основное внимание идеологическим партиям. Да, сейчас политики спорят о 9%-ом пороге, разделились  надвое. Один говорит «пусть останется 9%», другой говорит «надо опустить до 7%». В парламенте может не пройти 7%. Потому что незаметна  искренность высказывания депутатов «надо опустить до 7%». Но этот вопрос не требует особой спешки. Можно изменить и перед выборами.

Здесь должен быть решен вопрос интереса народа. Если говорят, что при 9% партии укрупнятся, тогда должны идти такие процессы. Все политики должны объединиться в партии, считающиеся основными. Главным образом нам надо точно определиться, какой из 9%, 7%, 3% порогов удобен для общества.

Самой основной целью проходного порога в парламент для партий должно быть создание благоприятного условия для отбора нового лидера обществу. Вот, Атамбаев хотел сделать парламент «рыбой», вмешивался вплоть до списка, сам и составил. В обществе не будет авторитета. Во времена Бакиева в ЖК входили 3 партии. Все три не смогли сделать удовлетворительной работы. Оказывается, и при 9% придет максимум 4 партии. Говоря иначе, может не отличаться от парламента Бакиева, Атамбаева. Если и следующий парламент будет «рыбой», тогда его жизнь долго не продлится.

Следовательно, если при 9%-ом пороге придет 4 партии, это может не дать обществу полноценной возможности выбрать настоящего лидера. Эти партии могут оказаться самыми денежными партиями. А если порог будет 7%-ый, тогда в парламент придет до 7 партий.

Порог в 3% слишком малый. Тогда в парламентских выборах примут участие все лидеры 40 кыргызских родов, создав новые партии, многие из которых могут прийти в парламент. Есть также опасность раздробить общество на мелкие клановые, родоплеменные, региональные группы. Будет крайне сложно выбрать настоящего лидера, это нанесет ущерб стабильности.

Здесь нельзя забывать опыт Японии. Когда Япония перешла к многопартийной системе, решили дать возможность всем партиям страны, и сделали 1%-ый порог. В таком положении вошли все 100 сформированных в стране партий. После этого поняли,  оказывается, так не пойдет, снова изменили порог, были вынуждены поднять его. В мировой практике порог – 7%. В большинстве стран парламентской демократии парламент составляется из 5,6 или 7 политических партий. Для этого 3% слишком мало, а 9% слишком много.

Однако вопрос не в процентном пороге, народу все равно, будет 3%, 7% или 9%. Народу нужен проводящий реформы, улучшающий жизнь народа парламент. Наличие удобного процентного порога нужно только политикам, думающим о своем кармане, желающим прийти в парламент. Поэтому власти необходимо все точно взвесить, действуя в интересах народа, и быть решительной.

Автор: Н.ТОКТОБОЛОТОВ
Источник: газета «Жаны ордо» №30 от 25.10.2019/стр.7