×
 

30.03.2018 // 14:36
Обратите внимание на дату публикации.

Аликбек Джекшенкулов, экс-министр, профессор: «Если во внешних делах, во внутренней политике мы будем преследовать национальные интересы, то все международное сообщество будет с нами считаться»

- Аликбек Джекшенкулович, в связи со скандалом на Бишкекской ТЭЦ посол Китая сообщил, что Кыргызстан должен погашать кредиты перед Китаем в установленном подписанными соглашениями порядке. Что это значит?

- Посол Китая не будет делать такие заявления просто так. Здесь не так все очевидно. У них жесткая дисциплина. Посол высказался, так как получил задание от руководства. К тому же официальная власть Кыргызстана сегодня не заявляет о том, что не собирается погашать долги. Возможно на каком-то уровне были неофициальные разговоры. Если такие разговоры были, значит, допущена серьезная оплошность.

Во всех делах есть свои правила. Получая кредит, даже простой гражданин думает, как его возвращать, не говоря о руководстве страны. Потому что мы можем попасть в экономическую зависимость, если кредит будет использован неправильно. По-моему, за последние 7-8 лет наши власти брали кредиты, не задумываясь. Сами знаете, при Бакиеве объем внешнего долга составлял 2 млрд долларов, сейчас эта сумма перевалила за 4 млрд долларов. Эффективно ли были использованы эти деньги, поспособствовали ли росту экономику или улучшению жизни населения? Это большой вопрос.

- Постепенно растет объем кредитов, что вызывает беспокойства…

- Мы должны быть благодарны китайскому правительству и руководству за выдачу кредитов. Потому что они дают кредиты с благими намерениями, чтобы кыргызы исправили свою экономику, открывали производственные объекты, строили дороги, социальные объекты, сделали шаг в будущее. Кредит приносит пользу экономике, если он правильно используется. А если используется преступным путем, то негативно сказывается на будущем нашего народа, страны и детей.

Например, возьмем тот же кредит на модернизацию ТЭЦ, который создает трудности для нашего народа. По подсчетам экспертов, нам придется возвращать примерно 600 млн долларов. Огромная сумма?! Сколько заводов, больниц и школ можно было бы отстроить? Общественность должна требовать, чтобы они раскрыли, кто взял этот кредит, на каких условиях. Пускай народ знает. Почему тогдашнее руководство правительства, представители энергохолдинга не рассказывают о том, как взяли кредит на такую сумму? Хотелось бы, чтобы они высказались перед народом и законом…

- Но ведь и китайцы следят за тем, как были использованы полученные кредиты… Разве скандалы не могут дурно повлиять на сотрудничество?

- Сами знаете, Китай сильно отличается от Кыргызстана по масштабу и экономическому уровню. Китай – вторая страна в мире по богатству. Государство выносит политическое решение о выдаче кредита, различные компании берут на себя обязательства, ответственность. Соответственно, здесь не должно быть каких-либо претензий к Китаю и руководству страны. Как говорилось выше, нам нужно их благодарить.

Вся проблема заключается в компаниях-исполнителях. Взгляните, кто купил плоскогубцы по 600 долларов или камеры по 14,5 тысяч долларов? Разрешение дало руководство компании TBEA. Кто создал им условия? Наши чиновники, тогдашние члены правительства, руководство энергохолдинга и ТЭЦ. Соответственно, я думаю, в этом вопросе несут ответственность обе стороны. К сожалению, у нашего правительства не хватило воли поднять вопрос об ответственности граждан Китая. Потому что замешанные в этом деле люди до сих пор сидят во власти. Как кыргызские чиновники не могли разглядеть смету, в которой китайцы указали, что плоскогубцы стоят 600 долларов? Они даже подписали акты.

Кыргызстан имел право на то, чтобы проследить за целенаправленным использованием средств. Сейчас становится очевидно, как именно использовали деньги китайские специалисты. Нужно провести тщательное расследование и привлечь к ответственности тогдашних членов правительства, энергохолдинга, ТЭЦ. Затем нужно передать вопрос китайской стороне. Потому что, как говорилось выше, это обоюдная ответственность. Нельзя сказать, что виновны только кыргызы. Потому что за коррупцию нужно привлекать к ответственности и дающего, и берущего. Это закономерно. К тому же в международной конвенции ООН по коррупции говорится, что несет ответственность тот, кто создает условия для коррупции.

Некоторые могут сказать: «Как отнесется к этому китайская сторона? Могут ли наши высказать мнение по юридическим вопросам?» У нас есть все права. Потому что в 1996 году между Кыргызстаном и Китаем было достигнуто соглашение о правовой поддержке по гражданским и уголовным делам. Это можно взять за основу. Не знаю, хватит ли духу нашим дипломатам, членам правительства, но мы можем обратиться к китайскому правительству, попросив оказать юридическую поддержку для выяснения – кем являются замешанные в этом деле люди – свидетелями или преступниками. Тогда коррупционная схема раскроется полностью. Сами знаете, в Китае коррупционеров отправляют на расстрел. Если хорошенько «прижать» представителей компании, они открыто расскажут, каким чиновникам дали взятки, с кем делились.

- Кыргызстан задолжал Китаю чуть больше 1 млрд 700 млн долларов. Другими словами, это 41% от общего объема нашего внешнего долга. В интернете есть информация о странах, которые раньше нас брали кредиты, не смогли заплатить и отдали земли. Не окажется ли в такой же опасности Кыргызстан?

- К сожалению, когда власть берет кредит, она пускает пыль в глаза, не сообщает народу все условия открыто. Я не нахожусь во власти и не знаю условия кредита. Нужно изучить – на каких условиях был получен кредит, у кого какие обязательства. По-моему, общественность должна требовать, чтобы они открыто сообщили все обстоятельства. Там не должно что-то утаиваться, не так ли? Народ должен знать – когда и на каких условиях нам нужно возвращать кредит, что будет, если мы не сможем заплатить. Всем известно, что уровень коррупции очень высок и она достигла 7-го этажа Белого дома. В таких обстоятельствах мы можем оказаться в тяжелом положении. Президент должен серьезно к этому отнестись и взять под свой контроль.

Что касается того, что Китай отобрал земли других стран, то я в это не верю. Таких примеров я не знаю. Возможно это «пять уток». Тем не менее, если кредит не уплачивается вовремя, то в международных отношениях, в экономике, в вопросах безопасности могут возникнуть определенные трудности.

- Вы говорили, что в Китае очень жесткие законы. Может они идут на правонарушения, понимая, что наши чиновники и пальцем не пошевелят, пока не получат «шапку»?

- Из средств массовой информации мы знаем, что и в самом Китае есть коррупция. Да и масштабы там внушительные. Поэтому они вынуждены расстреливать многих чиновников. Человек есть человек. И в Китае, и в Америке, и в Европе есть коррупция. Законы нарушаются, даже если они чересчур суровые. Почему я говорю, что отвечать должны обе стороны? Если китайцы действительно хотят помочь кыргызам, то они должны создать двухстороннюю комиссию с нашими правоохранительными органами, изучить и кыргызскую, и китайскую стороны. Тогда все выяснится. Если мы сможем доказать, что китайская сторона виновата, то появится возможность выпросить облегчение кредита.

Я работал в международных организациях и знаю. Во внешних делах, во внутренней политике, если мы будем преследовать национальные интересы, выдвигать соответствующие требования, то и большие, и маленькие страны, все мировое сообщество нас будет уважать и считаться с нами. Потому что они обязаны вести свою политику таким образом. Но они не будут с нами считаться, если мы будем действовать в интересах отдельной политической группы. Поэтому мы должны поставить ребром вопрос перед руководством Китая.

- На прошлой неделе представитель СДПК Мискенбаев выступил на митинге перед «Форумом», потребовал, чтобы младший брат президента Асылбек Жээнбеков сдал депутатский мандат. Как понимать то, что нового президента запугивают из своей же партии?..

- Мне жаль Мискенбаева, он орудие в чьих-то руках. Его устами говорят другие. Весь народ знает, кто за ним стоит. Я бы хотел сказать, что после апрельских событий появились люди, которые в корыстных целях использовали ребят, не разбирающихся в политике, в собственных целях. Если помните, после 2010 года отдельные группы героев апреля проводили митинги по различным поводам. Их использовали для сохранения власти, ради личных интересов и амбиций. И сейчас Мискенбаев оказался в таком же положении. Его слова вызвали раздражение у общественности. У нас полно примеров, когда такими джигитами, не понимающими политику, пользовались и выбрасывали.

- Может ли Сапар Исаков, да и все правительство уйти в отставку в связи с тем, что ряд проектов не были реализованы?

- Я не хочу давать оценку работе Сапара Исакова, потому что он работал в моем подчинении. Если оценивать работу правительства в целом, то по многим вопросам они спешат, увлекаются популизмом, проявляют молодость. Знаете, наше посольство было настроено против «Лигласса». Надо было прислушаться к дипломатам. А они насильно вели переговоры. Потом заявили: «Никакого вреда от расторжения соглашения не будет». Это большая ошибка. Это негативно скажется на имидже и репутации Кыргызстана. Потому что перед приходом в Кыргызстан крупные инвесторы изучают все: экономику страны, безопасность, уровень коррупции, работу судей, результат работы других инвесторов. После этого приезжают. Похвастались, заявляя, что будут строить «Умный город» с компанией «Хуавей», через 4-5 месяцев расторгли соглашение. Государство – не игрушка, чтобы сегодня подписывать соглашение, а завтра его расторгать. Такое можно дурно сказаться на нашей репутации. Честно говоря, от всего этого нашей стране может быть нанесен ущерб, оцениваемый миллиардами, не говоря о миллионах.

Что касается будущего правительства, то им тяжело будет работать. Они заняты исключительно популизмом. Поэтому я не вижу у них будущего. Их руководителю следовало бы вести себя солидно, а не бегать туда-сюда. Весь народ видит, кто мечется из стороны в сторону, разрываясь между новым и старым руководителем…

- Новый президент еще не взялся основательно за кадровую политику. Если у него нет собственной команды, то как он собирается бороться с коррупцией, полагаясь на кадры старой власти?

- Я думаю, что у Сооронбая Шариповича есть только один выход. Ему следует собрать свою команду, привлечь туда опытных, чистых людей, профессионалов, молодежь. Тогда мы преодолеем ситуацию. У нового президента есть возможность, время. Замечаете, этот человек сдержанно делает свои шаги, постепенно достигая цели. Например, сначала назначил Фарида Ниязова на должность руководителя аппарата, но последний через два месяца пошел своим путем.

По-моему, сменятся и руководители силовых структур. Пока что президент не принимает резкие решения, он действует продуманно. Это правильно. Потому что сам он из СДПК. Общественность не приняла бы правильно его поспешные решения.

- Аналитики и эксперты утверждают, что сейчас в парламенте утрачивает влияние Атамбаев, в то время как усиливает свое влияние Асылбек Жээнбеков. К чему может привести разрыв между экс-президентом и новым президентом?

- Здесь есть два варианта. Первое, Атамбаев должен проявить мудрость и самостоятельно уйти из политики. Тогда у него будет возможность сохранить репутацию. Если же он хочет вернуться в политику, тогда в правительстве, парламенте, в обществе будут противостояния и деления, конфронтация.

Что удалось сделать за 7 лет? Не построили ни один завод, не появились рабочие места. Были написаны хорошие программы, но они не воплотились в жизнь. В обществе усилилось противостояние, сплетни и интриги. Это опасное явление. Кыргызы и без того малочисленный народ. Нам нельзя делиться, нужно сплотиться.

- Вернемся к Асылбеку Жээнбекову.

- Асылбек Жээнбеков появился не вчера. Трижды был депутатом, спикером, добился определенного успеха. Если бы в нем не было лидерского качества, другие не собирались бы вокруг него. Поэтому старая команда первой наносит удар по нему. Они серьезно заблуждаются, если считают, что смогут ослабить президента, лишив депутатского мандата Асылбека Жээнбекова.

Влияние президента будет расти, вне зависимости от того, будет ли его младший брат депутатом. Такова природа политики. Особенно наша политическая элита будет различными путями находить общий язык с президентом и его окружением. Этому не стоит удивляться. Это закономерное явление.

- Как вы думаете, достигла ли своей цели апрельская революция?

- Я один из тех, кто внес свою лепту в революцию. Но последние процессы, происходящие в обществе, говорят, что апрельская революция не достигла цели. Они с самого начала неправильно шли. Пока на площади проливалась кровь, члены Временного правительства сидели в доме правительства, делили портфели. Тогда во мне пробудилось чувство отвращения. Поэтому я и отказался от должности министра. Позднее тоже отказался, когда мне предложили стать послом или ректором дипакадемии. Еще тогда почувствовал, что они плохо закончат.

Бедные 87 джигитов, лишившиеся жизни! А сколько человек стали инвалидами и страдают? Мне становится плохо, когда думаю об их семьях, о судьбе их детей. Установилась ли справедливость в обществе? Начали ли судьи работать объективно? Искоренилась ли коррупция? Развивается ли страна? К сожалению, тяжело сказать «да». Во многих вещах мы откатились назад. Но во мне живет большая надежда – кыргызское кочевье выпрямится. Потому что в народе, среди молодежи полно образованных, креативных людей, умеющих смотреть в будущее.

Автор: Асланбек Сартбаев
Источник: газета «Азия news» №12 от 29.03.2018 / стр. 6, 7