×
 

02.10.2017 // 19:00

Кемел Ашыралиев, общественный политический деятель: “Дух Ельцина, Эсенгула, Мидина остался в горах»

Кемел Ашыралиев много лет находится в политической среде. Не осталось политика, с которым бы не поздоровался этот человек, не осталось не увиденных им политических игр. Самое интересное, Кемел аксакал придает большое значение поэзии, творчеству, конным играм. Мы сегодня выслушали воспоминания политического деятеля о самых интересных мгновениях жизни, в частности, связанных с Ельциным.

- Кемел Жакешевич, говорят, вы хорошо знаете о визите в Кыргызстан первого президента России Бориса Ельцина в 2002 году. Расскажите о его приезде на Сон-Коль?

- У Бориса Ельцина были хорошие отношения с тогдашним президентом Аскаром Акаевым. Он приехал в Кыргызстан отдохнуть в Чолпон-Ате. Вместе с ним приехали его телохранители, врачи, бывшие политики, а также Нурсултан Назарбаев. Я провел много мероприятий на Сон-Коле как тогдашний губернатор, секретарь обкома. Сон-Коль созревает в начале августа, в конце июля. Ковыль отливает бархатом, трава колышется, все благоухает ароматом цветов. Когда Ельцин отдыхал в Чолпон-ате, тогдашний губернатор Аскар Салымбеков провел большое мероприятие на Сон-Коле, собрал очень много народа, пригнал крупный рогатый скот. Он организовал участие нарынских красивых девушек, старух, придав облик Акмоор и Таттыбубу. Я пошел, потому что он попросил и меня «байке, вы поучаствуйте».

Прошел потрясающий той «Кыргызское кочевье». На том тое поговорили с Аскаром Акаевым, решили пригласить и Ельцина. Вечером накануне поездки в резиденцию в Чолпон-Ате прошло большое обсуждение. Врачи, сопровождение, телохранители Ельцина выступили категорически против. Глубоко подумаешь, это могло привести к очень опасному событию. Возраст Ельцина был солидный. Была операция на сердце. От высоты и климата Сон-Коля иногда здоровый человек заболеет. Если бы вдруг Ельцин умер, то не только в России, но и во всем мире возник бы большой шумный скандал, что кыргызы повели известного человека на вершину горы и убили. Сам Ельцин с характером настоящего мужчины пришел к заключению «этот вопрос решим завтра утром». Назавтра Ельцин сказал Нурсултану Назарбаеву, Аскару Акаеву и другим собравшимся «мне приснилось самое высокое в мире кыргызское озеро, великие горы, настоящие горные кыргызы. Я обязательно поеду. Если умру, мой дух останется в таком высоком святом месте». Итак, не отказывающийся от сказанного слова Ельцин сел в самолет, отправился. Отдыхавший вместе с Ельциным Нурсултан Назарбаев сказал «я поеду». Услышав, что Ельцин уехал, Назарбаев остался. К тому же, оказывается, есть правило, что двум президентам нельзя садиться (лететь) в один самолет.

- Нурсултан Назарбаев тоже мог бы поехать?

- Нурсултан Абишевич находился в президентской власти. Ельцин – экс-президент. Если бы поехали они оба, то первое слово дали бы Назарбаеву, а Ельцин остался бы на втором плане. Думаю, здесь Нурсултан Назарбаев поступил умно. Когда самолет Ельцина летел над Сон-Колем, как обычно небо затянуло облаками, был сильный ветер, самолет  качало, возникла опасность при посадке, и вот-вот собирались возвращаться назад, Ельцин упрямо приказал посадить самолет и приземлились.

- Наверное, в самолете находились также Аскар Акаев, Наина Ельцина, Майрам Акаева?

- Да, Аскар Акаев тоже испугался ответственности и сказал «довольно, вернемся назад». Там Ельцин отругал Аскара Акаева «если умрем, то умрем вместе». Об этом и сейчас рассказывает летевший вместе с ними Ташкул Керексизов. Итак, посадили самолет, дали чай в одной юрте, и когда шли конные игры, увели Ельцина. Кыргызское кочевье, конные игры проходили очень упорядочено. В то время удивительно проходил аламан байге, курош. Я тоже стоял в том месте.

- Правда ли, что на тот той поехал и наш выдающийся акын Эсенгул Ибраев?

- Здесь нельзя не сказать о народном любимце акыне Эсенгуле. Та личность была во всех отношениях прекрасным человеком, красивым и благородным внешне и внутренне. Аскар Салымбеков пригласил его со словами: «Презентацию вашей поэмы «Ойлон кыргыз» мы проведем на Сон-Коле. Я согласовал с Аскаром Акаевым». И договорился с акыном «после двух президентов вы выступите с поздравительным словом и зачитаете свою поэму». Так и получилось. Эсенгул вышел на трибуну, все так и остались стоять. Эсенгул аке с волнующим переливающимся разными интонациями голосом, светлым лицом говорил:

Бешенене жылдыз конуп,

Нарк насилин бийик, кыргыз!

Акыбалын билип, кыргыз,

Бирик, кыргыз!

Бирик, кыргыз!

Бирик, кыргыз!

Чистый воздух Сон-Коля, ветер разносил на все пространство голос Эсенгула, во все стороны Ала-Тоо, было слышно везде. Когда акын читал свою поэму, народ аплодировал безостановочно около часа. Во время чтения поэмы Эсенгулом чувствовалось, что народу будто виднеются образы предков, Манаса, великих людей кыргызов. Той поэмой Эсенгул поднял значимость кыргызской поэзии всех акынов. Особенно чувствовался дух Мидина. Ведь Мидин в том Сон-Коле собирал грибы, вырос, питаясь ими. Ельцину тоже переводили, он тоже долго аплодировал. Сам Эсенгул был не только талантливым, но и удивительно красивым джигитом, да пребудет он в раю.

- Наверное, Ельцин ел кыргызские блюда с удовольствием?

- Я уже рассказывал. На конных скачках был скакун по кличке Марадона. Оказывается, он очень понравился Ельцину. Ельцин тоже был болельщиком, глядя в бинокль, кричал «я за Марадону!». После окончания конных игр одна девушка в хорошей посуде преподнесла кумыс. Чуть поодаль стоял джигит, держа в руках бурдюк с кумысом. Ельцин не стал пить из хорошенькой посуды, сказал «принесите кумыс из того бурдюка». Хороший кумыс сверху маслянистый с плавающими темными крапинками. Как только стали наливать кумыс, он сразу сверху стал темнеть от плавающих крапинок. Ельцин сказал «вот это лечение», и выпил огромную пиалу этого кумыса. Подражая ему, Акаев и Майрам выпили кумыс, были очень рады и довольны. В последующие годы независимости такой великий человек как Ельцин еще не приезжал на Сон-Коль. Ельцин одним своим приездом заставил помолодеть старый Сон-Коль, взволновал его. Дух Ельцина остался на нашем красивом озере. В поэме о Сон-Коле Мидин написал ведь:

Кош, Сон-Коль, сен турасын кылым санап,

Мелтиреп кадимкидей кокту карап.

Кош, Сон-Коль, Же келээрмин, же келбесмин,

Болжошту айтыш кыйын атаганат…

Мен олуп, сени экинчи корбосом да,

Эскирген сары кагазда ырым калат».

Сейчас нет в этом мире ни Мидина, ни Ельцина, ни народного акына Эсенгула. Но в кыргызских горах остался дух Ельцина, философские поэмы наших ага Мидина, Эсенгула. Я горжусь этим. Итак, старый Сон-Коль принял в свои объятия еще одно историческое событие.

Автор: Сезим МУРАТАЛИЕВА
Источник: газета «De факто» №35 от 29.09.2017/стр.2

Комментарии: