×
 

19.06.2017 // 14:28
Обратите внимание на дату публикации.

Мелис Мырзакматов: «Сказала: Вашего ухода требует президент Узбекистана Ислам Каримов»

От редакции: Бывший мэр города Оша Мелис Мырзакматов дал подробное интервью об июньских событиях 2010 года информационному источнику «Каганат». Прошло 7 лет с июньских событий. Установлены ли причины? Разумеется нет.

- Вы не пытались сделать обращение к президенту для предотвращения событий еще до произошедших столкновений и усиления сепаратистов?

- Обращался. Не было никакого ответа. Поздней Роза Исаковна в одном из своих интервью сказала: «10 июня все началось молниеносно быстро». Ложь. Представители узбекского сообщества, вдохновленные экстремистскими призывами опиравшихся на «революционеров» сепаратистов, в ясный божий день толкнули на провокации кыргызскую и узбекскую молодежь, по этой вине произошли различные драки, что зарегистрировано и в управлении внутренних дел, и в мэрии.

- Наверное, вы помните, многие народные представители во главе с депутатом 5-го созыва Жогорку Кенеша Каныбеком Осмоналиевым обращались к Р. Отунбаевой с вопросом: «Почему вы не приняли мер по направленному вам специальному письму мэра Оша 14 мая 2010 года о предотвращении тяжелой ситуации?». Что тогда ответила тогдашняя глава страны?

- Оказывается, она сказала Международной комиссии: - «Поздней мы стали искать, что это за письмо, не могли найти, еле нашли, действительно, оно было направлено мне как главе Временного правительства. Письмо оказалось на двух страницах, в нем был призыв принять меры по поводу тогдашнего обострения межнациональных отношений. Приуменьшен большой разговор до маленького, не было ответа на мое крошечное письмо. В то время сам М. Мырзакматов смотрел то вправо, то влево, только узнав, где сила, мы начали шевелиться и работать».

Я не согласен с этим мнением Р. Отунбаевой, у меня есть аргументы на это. Во-первых, будь письмо маленьким с ладонь, или будь большим с простыню, самое главное, важна заключенная в нем мысль. В письме было сказано предложение об урегулировании обостряющихся в апреле-мае в Оше межнациональных отношений, о принятии мер к лидерам узбекского сообщества, проявлявшим чрезмерную активность с опорой на некоторых членов Временного правительства.

Во-вторых, оказалось, это мое письмо в Бишкеке никто даже не читал внимательно. Это указывает на недостатки в аппарате Временного правительства. В то время они были заняты только разделом власти, мне не верили, назвав «бакиевцем», оставили без внимания мои удары в колокол, искали способы избавления от меня. В-третьих, Временное правительство не верило моей информации об обостряющемся в Оше межнациональном противостоянии, часто принимало лидеров узбекского сообщества,  уверовав в сказанное ими. Это закончилось вот так трагически.

- Один из виновников июньских событий Иномжон Абдурасулов в то время был задержан правоохранительными органами. Но в итоге он обустроился за рубежом, а не в тюрьме. Вы думаете, в чем причина?

- 19 мая 2010 года я как мэр города Оша поднял инициативу, встретился с глазу на глаз с руководителем узбекского Национально-культурного центра в Кыргызстане Жалалуддином Салахутдиновым. Мы обсудили меры предотвращения усложняющегося в городе межнационального противостояния. Согласовали совместное проведение разъяснительных работ с узбекской молодежью. Я его предупредил: «Если вдруг в Оше вспыхнет пожар, то такие авантюристы как Кадыржан Батыров и Иномжон Абдурасулов сбегут, останемся мы с вами вдвоем, будем решать вдвоем вопрос между двумя народами».

Я сказал с целью вывести его из-под влияния сепаратиста К. Батырова. В то время он оставил впечатление, что вроде понимает чрезмерное углубление того события. Он сказал, не скрывая тревоги: «Мелис Жоошбаевич, мы поддерживаем вашу инициативу по стабилизации тяжелого положения между кыргызами и узбеками, самое главное – сохранение мира».

На следующий день, 20 мая вечером экс-депутат И. Абдурасулов был задержан на основе оперативной информации о  перевозке им оружия. Пока расследовали его дело, в течение получаса примерно 500 его сторонников скопились перед зданием Ошского областного управления внутренних дел. Они требовали немедленного освобождения И. Абдурасулова. Еще около 200 человек собрались на улице Привокзальной. Увидевшие их кыргызы (примерно 100 человек) в мрачном настроении собрались в ресторане «Ак шумкар».

Я встретился с И. Абдурасуловым в гостинице «Интурист». Жестко предупредил. Да, я сказал резко от возмущения. Он как-то продавал телят и на этом разбогател, я ему в сердцах сказал: «Эй, торпокчу (телятник)! Ты уже дошел до статуса выведения народа на улицу? Не играй с огнем! Пошли, поговорим с твоими людьми». Сначала я требовал его безотлагательного ареста. Такой же позиции держался Курсан Асанов.

Но люди из Службы национальной безопасности выступили категорически против: «Вам нельзя не отпустить, за безопасность отвечаем мы». Я их тоже предупредил: «За безопасность города отвечаю я, а не вы». И хоть бы у меня было какое-нибудь полномочное право»!  И Временное правительство нормально не разговаривает. Что ты поделаешь, когда наоборот, закрывает глаза на незаконные действия сепаратистов?

- Общественности известно, что во время ошских столкновений между вами и Временным правительством взаимоотношения не были хорошими. В чем причина?

- Суть  не в моем положительном или отрицательном отношении к ним. Суть в равнодушном отношении руководителей Временного правительства к южным столкновениям. Они ведь подлили масла в огонь в кровавой трагедии, играя в кошки-мышки с лидерами узбекского сообщества сепаратистского настроя.

Если скажем, прямо глядя в глаза правде, руководители Временного правительства, соответствующие главы силовых структур, большие люди распоряжавшиеся сферой безопасности, не прибыли в Ош, когда на юге лилась кровь, народ был в жалком положении, а судьба государства висела на волоске. Во время полыхания пожара межнационального конфликта на юге ходили их заместители. Военные решения в связи со столкновениями решались на уровне их заместителей. Руководство Национальных вооруженных сил показало свою некомпетентность, нерешительность, отсутствие политического опыта.

Неизвестная мне какая-то политическая группа усиленно действовала для принесения меня в жертву кровавой бойни. Принимались активные действия по сваливанию на меня всей вины, показать меня основным виновником кровавых событий. Они задерживали молодых кыргызских ребят, причастных к событиям, сажали их целыми группами, делали упор на то, чтоб те давали показания против меня.

Они хотели добиться озвучивания устами допрашиваемых сплетен, противоречащих правде: «Мэр раздавал оружие, давал деньги, собирал кыргызских джигитов, подстрекал против узбеков». У нас достаточно доказательств, видеоматериалов, как на допросах они избивали молодых кыргызских джигитов, оказывали на них давление.

Освободившиеся после допросов джигиты сами приходили, рассказали мне все так, как происходило в реальности. Те пытались показать меня через средства массовой информации (СМИ) как основного организатора кровавого столкновения. У меня имеются неопровержимые доказательства их действий по сваливанию всей вины на меня.

Я тогда сильно поразился этим выходкам своих кыргызских кровников из власти. Некогда при жизни Салижан Жигитов говорил: «у кыргыза не бывает другого врага кроме кыргыза, дерево поедает червь, а кыргыза поедает кыргыз». Невольно вспоминается это. Но из действий моих «друзей» толка не вышло, не был доказан клеветнический поклёп на меня.

Слава богу, есть оказывается мой народ, придерживающийся справедливости, он не дал осуществиться очерняющим мероприятиям внутренних врагов. Ведь мои действия, инициативы в качестве мэра по предотвращению межнационального конфликта, направленные на установление мира, мой честно взвешивающий народ своими глазами увидел, на чьей стороне справедливость. Когда очерняли СМИ Запада и центра, меня поддержал священный народ. Я вечно благодарен ему! Думаю, власти испугались этого. Дело в том, что я рисковал своей жизнью ради сохранения единства страны, не прислуживал ни приходящей, ни уходящей власти, а ставил превыше всего интересы своего народа.

Действия провокаторов по созданию Демократической Республики Южный Кыргызстан

- Говорится, что в 2010 году вам предлагались деньги за реализацию идеи создания Демократической Республики Южный Кыргызстан? Сколько правды в этих словах?

- В апреле-мае 2010 года очень усилились действия по разделению Кыргызстана на север и юг. Приведу один пример. 10 апреля того года из Российской Федерации пришла одна телеграмма. Ее содержание нижеследующее. «Вы должны создать Ошскую Республику. Обратитесь к Ташматову, он поможет вам». У нас хранится копия этой телеграммы, она в свое время выходила в СМИ. Я с целью сохранения целостности государства созвал глав милиции и службы безопасности города, приказал тщательно исследовать эту телеграмму, принять решительные меры. Попросил их собрать политические силы в Оше, не допустить соблазна разделения и раскола страны. Поздней в мае распространились разговоры, что теневые силы начали поднимать в городе идею создания Демократической Республики Южный Кыргызстан. Для реализации этой цели какие-то неизвестные лица предложили 400 000 долларов денег. Теневые силы сказали: «Ты объяви о создании Демократической Республики Южный Кыргызстан, а сам уезжай за границу, остальное наша работа».

Они хотели моими руками претворить в жизнь разделение Кыргызстана на Север и Юг. Ведь сепаратисты не смогли увидеть на юге страны других политических сил кроме меня, на равных противоборствующего с Временным правительством. Но я не соблазнился деньгами, мне даже в голову не пришла мысль за деньги навести подозрения на целостность своего государства. У меня была только одна цель, только одно направление – сберечь как зеницу ока независимость, о которой мечтал наш народ с древности и достиг, и кыргызскую государственность. 

Мы в той тяжелой ситуации не поддались авантюре негативных сил, дали достойный ответ сепаратистам, желавшим раскола кыргызского народа надвое, нанесли им такой удар, от которого те не могли поднять голову! У сепаратистов не реализовалась задуманная цель, лелеемая мечта, поэтому они распустили сплетни: «Продал Бакиева». Мои «друзья» со стороны Временного правительства, напротив, приклеили ярлык «бакиевец». Но я не злюсь на эти лживые разговоры. Потому что у меня светло лицо перед народом. Не будет хвастовством, если скажу, что достойно продолжил великую традицию, издревле проложенную управлявшим Ошом Ажы бием и отцом Алымбеком датка, Абдылда беком и матерью Курманжан даткой.

Во времена управления этими благородными личностями славный город Ош стоял неделимым. И если б отделился в мое время, их потомка в седьмом поколении, который гордится их историческим мужеством, и если бы я превратил Ош в столицу политических сепаратистов, мечтавших взять реванш, тогда священный кыргызский народ никогда не простил бы меня. Думаю, я достойно вышел из этого тяжелого исторического испытания. Я глубоко благодарен своему мудрому народу, который поддержал меня на узкой тропе, скользкой переправе и потащил вперед мои действия, направленные в те трагические дни на сохранение целостности государства!

- Некоторые зарубежные СМИ писали, что на мирно лежавший город Ош внезапно напали спустившиеся с гор кыргызы и конфликт разгорелся из-за этого…

- Руководство страны виновато в распространении слуха «конфликт начали спустившиеся с гор», оно не понимало ситуацию в достаточной мере. Например, президент переходного периода Р. Отунбаева в газете «Эль-Паис» Испании от 30 июня 2010 года дала такое интервью: «С утра с гор начала спускаться разозленная молодежь. Они били камнями вертолет членов правительства, говоря «вы защищаете узбеков». В Оше люди захватили военную технику, начали стрелять пулями в мирный народ». Если она так говорит, то что еще нужно провокаторам, нашедшим на земле то, что они искали на небесах?

- В то время при обсуждении в парламенте кровавых столкновений главы Временного правительства сказали: мы войну смогли остановить за 2-3 дня. Сколько правды в этом?

- Межнациональная кровавая катастрофа остановлена не членами Временного правительства, а силой общественности. Конечно, не могу сказать о малом вкладе правоохранительных органов в прекращение столкновения. Они сделали посильное для себя. Но в процессе примирения главную роль сыграла сама общественность.

- Благодаря вашей определенной нейтральной позиции Временное правительство увеличило свое влияние на юге. Тогда почему в июле-августе 2010 года Временное правительство пыталось отстранить вас от должности? Вы думаете, в чем причина?

- Попытки отстранения меня от должности существенно усилились после событий 7 апреля. Кого только не «сватали» на мое место. Временное правительство несколько раз спускало «десант» из Бишкека в Оше. Им во что бы то ни стало хотелось снять меня с должности, приклеить плохое прозвище «бакиевца», морально растоптать.

Лишь один пример. Где-то в августе 2010 года срочно вызвали в город Бишкек. Я встретился с тогдашним генеральным прокурором Кубатбеком Байболовым и тогдашним руководителем ГКНБ Кенешбеком Дуйшобаевым. Они потребовали от меня уйти с заявлением по собственному желанию. «Не напишу заявление об уходе с должности. Но если мой уход необходим для государства, то не буду цепляться за должность. Если хотите снять меня с должности указом президента переходного периода, тогда снимайте», - сказал я.

Вышел от К. Дуйшобаева, сказали «зовет Отунбаева». Зашел к ней. Мы поговорили втроем с главой аппарата Эмильбеком Каптагаевым. Речь шла все о том же моем уходе с должности. Предложили мне несколько посольств, руководство Министерством природных богатств,  Агентством по лесному хозяйству и Дирекцией по государственным материальным резервам.

Сказали: «Выбирай любое». Будь кто-то другой, интересующийся материальными благами, тот бы обрадовался находке и сразу согласился. Я вспомнил свое обещание, данное священному народу Оша. Они надеются на меня как на джигита, наверняка было бы неправильно бросить их в тяжелые дни в поисках карьерной должности. Если не оправдаю их доверие, то во мне умрет джигитская честь. Про себя пришел к решению, что буду вместе со своим народом даже без должности.

«Роза Исаковна, я не тот, кто благодарно бросается на брошенную кость или радуется налитым помоям. Если хотите, то снимайте с должности сейчас. Не обижусь на вас. Не пойду также на предлагаемые вами должности. Даже оставшись без должности, мне лучше быть вместе с простым народом, разделяя с ним холод и жару», - сказал я.

Наконец, отчаявшаяся Роза Отунбаева сказала: «Вашего ухода требует президент Узбекистана Ислам Каримов». Я: «Ладно, ради мира своего народа, для сохранения родственных взаимосвязей с соседним государством я уйду, если надо. Но сам не напишу заявление об уходе с должности, такой шаг равноценен предательству многонационального города в кровавой трагедии», - сказал я. Р. Отунбаева сказала, что в любом случае уберет меня с должности. Дальше разговор не продолжился. Я попрощался,  улетел в Ош. Никому не сказал о своем уходе с должности, дома ждал указа Р. Отунбаевой, затем пришло известие, что на центральной площади Оша собирается народ.

Расспросил. Выяснилось, из столицы поступила весть Ошской милиции, службе безопасности и местным руководителям о проведении разъяснительных работ в народе, недовольном снятием с должности мэра, чтоб были готовы на случай возникновения беспорядков. Услышавшие об этом сотрудники милиции, наоборот, были недовольны властью в Бишкеке, доставили вести народу в Кара-Суу, Ноокате, Араване, Озгоне, Кара-Кульже. В общем, многие тысячи людей, недовольных решением президента переходного периода о снятии меня с должности, 20 августа 2010 года вышли на мирный митинг на центральную площадь в великий день Орозо, несмотря на нещадную жару. Их никто специально не организовывал.

Вот там на месте были высказаны горькие слова в адрес власти, народ требовал моего выхода на площадь. Направляли ко мне домой гонцов, сообщали, если не приду, то примут решительные меры, если надо, дойдут до Бишкека, готовы привести в чувство власть. Я вышел к народу, чтоб не произошла еще какая-нибудь беда, чтоб желающие подлить масла в огонь не погнали народ на опасное дело. Испугавшаяся решительности негодующего народа Отунбаева была вынуждена изменить свое решение. Свидетелем того, что этого требовал не я, а кыргызское и узбекское население был доверенный представитель временной власти Азимбек Бекназаров.

Я сказал: - «Наверняка узбекский президент Ислам Каримов и не переговаривал с членами Временного правительства, один из которых смотрит в яму, другой смотрит в гору. Он чрезвычайно прозорливый политик мирового уровня. Во вчерашних столкновениях мудрый человек не допустил углубления межнационального конфликта. Он спас Среднюю Азию от большой катастрофы. Поэтому я не верю сказанному Розой Отунбаевой, что Ислам Каримов потребовал моего изгнания с должности».

Эти мои слова собравшийся народ встретил аплодисментами, народ не отпускал меня, когда собрался уходить. Это стало еще одним большим доверием горожан, проявленным ко мне. В то время передо мной стояла только одна цель, а не сохранение должности. Это – сохранение безопасности города и обеспечение спокойствия народа. Наверное, для руководителя нет более священной обязанности чем эта. Видевшие мою непоколебимую патриотическую позицию некоторые политические силы пытались подкупить меня деньгами.

- Высказывались предположения, что в ошских столкновениях узбекские сепаратисты ждали помощи от Узбекистана. Могло ли так быть?

- В ночь с 12 на 13 июня 2010 года представитель Временного правительства в южном регионе генерал Исмаил Исаков срочно собрал в 24:00 часов на срочное собрание городское и областное руководство, начальников органов внутренних дел и службы безопасности. Мы пошли, оказывается, там собрались руководители Главного разведывательного управления (ГРУ) Министерства обороны, командующие южной группировки Вооруженных сил, коменданты города и области, многие генералы. Генерал И. Исаков выступил кратко.

Судя по информации службы разведки, днем в город Андижан Узбекистана были высажены бойцы спецназа 20 специальными рейсами самолета. Их цель – атаковать город Ош, убить областных и городских руководителей, разрушить управления внутренних дел и безопасности, вывести из строя основные коммуникационные сети, сровнять с землей городскую инфраструктуру и вытеснить из города военные силы.

Руководители кыргызской службы разведки сообщили, что со стороны Узбекистана количество нападающих бойцов спецназа может быть примерно 5000 человек. По предварительной информации, операция продлится 5 часов, и как сигнал ее начала в 4 часа утра прозвучит азан-воззвание к молитве с мечети.

На собрании обсуждался только один вопрос: укрепление государственной границы, подготовка военной техники к войне, организация в городских кварталах дружин народного ополчения. На собрании генерал И. Исаков сказал: «Если в городе Оше мэром останется Мелис Мырзакматов, то вместе с тобой будет комендант города Курсан Асанов. Твоя обязанность – противостоять бойцам спецназа, нападающим со стороны Узбекистана, организовать в городе гражданскую оборону и эвакуировать детей». Воцарилась мертвая тишина.

Через некоторое время генерал И. Исаков сказал: «Бойцы спецназа, чье нападение ожидается, в свое время освобождали город Ленинабад в Таджикистане, город Андижан в Узбекистане. Головорезы, вообще не знающие жалости. Поэтому нам надо усиленно подготовиться, нам необходимо дать им достойный ответ», - дополнил он. Я: «Не переполошить бы нам жителей города, иначе сильно осложнится борьба с врагом». Исаков мне ответил: «Ты организуешь гражданскую оборону, не допуская беспорядков». Я согласился «он же военный человек», К. Асанов тоже согласно кивнул головой.

Но в сердце засело какое-то тяжелое предчувствие, не давая покоя душе. Дело в том, что в городе был установлен комендантский час. По закону мои полномочия переданы коменданту. Но создание гражданской обороны в городе он поручил мне. В городе я остался один, сильно разозлился. Куда подевались толпившиеся в Оше в безопасные спокойные дни приезжавшие из Бишкека большие руководители, армейские военачальники и комендант области?

Как бы там ни было, я должен был выполнить данный приказ об обороне города. Оперативно собрал сотрудников мэрии, городских депутатов, дал задание организовать гражданскую оборону. Одному из своих заместителей я приказал в случае ухудшения положения эвакуировать женщин и малых детей. Второму заместителю поручил организовать баррикады на улицах города, создать добровольные вооруженные группы. В общем, мы приняли все необходимые меры по гражданской обороне.

Мы  установили блокпосты у ворот на въездах в город, приказал не выпускать из города мужчин. Но население города переполошилось, кто смог, тот поспешно хватал семью и рвался уехать из Оша. Сейчас могу сказать, оказывается, накопивший богатства человек бывает трусливым. Большинство бежавших были по жизни богачами, а люди среднего достатка и более бедные простые люди стояли в первом ряду защитников города. Я пожизненно благодарен им. В те тяжелые часы, угрожающие Отечеству, я опирался на простое население, получал от него силу и бесстрашие.

Дав соответствующие задания по гражданской обороне города, объехал все блокпосты, установленные на стратегических объектах. Проверял стоявших на посту военнослужащих, с целью придать им духа немного говорил с ними. После этого, вместе со своими 5-6 стоявшими в охране джигитами пришел в городскую мэрию. Расставив на каждом этаже городского здания джигитов в охрану, присел на ступеньку у входа. Посмотрел на часы – время 03:20 часов. Оставалось примерно полчаса до предположительной атаки внешних сил. Сидел на каменной ступеньке на входе в мэрию, курил и думал. Казалось, время остановилось. В городе царит мертвая тишина. Не слышно даже лая собак, крика петуха. На улице не видно ни света фар проезжающей машины, ни тени идущего туда-сюда человека. Я понял, настал момент поставить под риск свою жизнь за целостность государства, если надо, то и необходимости отдать свою жизнь.

На календаре 13 июня. Вытащил пистолет из кобуры, там 13 пуль. Одну пулю вытащил, положил в карман с мыслью «если в перестрелке с врагом закончатся пули, то последнюю использую для себя». В то время мне по телефону позвонил комендант Курсан Асанов с целью проинформировать о принятых мерах по гражданской обороне. Я спросил у него о боевом духе военнослужащих.

Он сказал: «В городе на всех стратегических объектах установлена оборона. Дух военных высок. Я спросил: «Кто хочет остаться со мной и оборонять город? Желающие шаг вперед», - сказал я, и все военнослужащие вышли вперед. Мы будем оборонять свой Ош, святое Отечество», - сказал он. В конце он, будто прощаясь со мной, сказал так: «Меке, у меня дети малые, если в сражении уйду в мир иной, присматривай за ними, мой друг». Мы согласились с ним быть вместе в последний день.

В тот момент для высказывания «последнего слова» в таком же смысле позвонил подполковник, командир отряда спецназа «Шер» при Министерстве внутренних дел Бакыт Айыпов. Он  приходится моим близким родственником. «Мелис аке, мы слышали об угрозе вашей жизни. Поэтому я выпросил и вместе с отрядом вышел на оборону города. Первую атаку встретим и отразим мы. Наше государство в большой опасности. Но мы не отдадим его растоптать врагу. Если я погибну, вы сообщите всем родственникам, я им благодарен в обоих мирах. Мое тело предайте земле вы своими руками. Я горжусь вами, Мелис аке», - сказал он.

Оказывается, в сложной ситуации крайне тяжело слушать прощальные слова вместе работавшего друга и близкого родственника. Мне в голову приходил вопрос: Каким будет завтрашнее будущее Оша? Если мы выпустим из рук Ош, то явно будет нанесен ущерб кыргызской государственности, упадет флаг нации. Мысль, что после меня останутся плохие слова «во время руководства Оша таким-то человеком внешние враги растоптали город, обратили в прах кыргызских дочерей и сынов» пробудили во мне джигитское достоинство. Посмотрел на часы – время 03:40 часов.

Снова погружаюсь в думы. Возле меня находится только один вооруженный охранник. Вспомнил, что остальных еще раньше отправил на организацию гражданской обороны города. Вошел в свой рабочий кабинет, по телефону по разу проверил подготовку гражданской обороны у своих заместителей. Смотрю на стрелки тикающих часов. Такое чувство, что время остановилось. Каждая минута тикала, равная вечности. Почему-то вспоминаю судный день. Я тоже как Курсан Асанов и Бакыт Айыпов был готов к смерти ради Отечества. Снова смотрю на часы, кажется, что стрелка часов остановилась…

Однако в то время, в те часы ни один из высокопоставленных руководителей не спросил о положении в Оше. Давшие мне задание организовать гражданскую оборону люди тоже не стали получать известия, как идет подготовка работы. Будто провалились сквозь песок, от них самих нет вестей. Молчат правительственные телефоны. Я позвонил одному члену Временного правительства, чтоб проинформировать о положении в городе, ответа нет. Очевидно, лежал в глубоком сне.

Подошло ожидаемое время, настало 04:00 часов. Мечети в городе начали возглашать азан. Наступила ожидаемая нами судьбоносная минута для Оша. Прислушиваюсь к окрестностям, когда начнется стрельба. Телохранитель рядом со мной готовит удобную позицию для отстреливания. Я сразу же позвонил заместителю главы Пограничной службы Кыргызской Республики Рыспеку Мырзаматову, спросил о ситуации на кыргызско-узбекской государственной границе. Р. Мырзаматов сказал: «Граница спокойная, никто не нападает».

Через 5 минут я ему снова перезвонил. Снова спокойно. Итак, до 5 часов утра связывался по телефону. Нет силуэта врага, нарушившего границу. В 5 часов утра день полностью посветлел. То ли поддержал дух нашего отца Манаса Великодушного, то ли было великое дыхание Алымбека датка, в общем, в тот день в Ош никто не вторгся. Поздней узнал, это оказалось плодом умной политики президента Узбекистана Ислама Каримова. Мне хочется выразить ему большую благодарность от имени народа Оша. Скажу еще раз, своим мудрым решением он спас Центральную Азию от большой катастрофы!

Считаю, что пусть даже извне не пришел враг, но в тяжелый момент я не бросил свое рабочее место, ходил вместе с военнослужащими и сохранял свой город. Я был готов в сложной ситуации быть в первом ряду своего народа, схватиться с врагом до последней капли крови. На утренней заре я еще раз пообещал перед Создателем: «Послужу своему народу, даже отдав жизнь». Я почтительно склоняю голову перед смелыми кыргызскими молодцами, заявившими свою готовность отдать жизнь и душу для защиты Отечества в те тяжелые минуты. Но поздней нашлись фальшивые «герои», искавшие выгоды от ошских столкновений. Ой-тобоо, я невольно хватаюсь за воротник от удивления, услышав об их «героизме» в ту ночь. 

- Говорилось о задержании наемников во время конфликта?

- Говорившие о  задержанных наемниках люди живы, ходят среди нас. О поимке наемников говорили не простые люди, а говорили по центральным телеканалам военные люди во главе с Кубатбеком Байболовым, Азимбеком Бекназаровым. Распространялась также информация об огнестрельном оружии у наемников. Но концовка этих сведений осталась закрытой. Почему? Почему до конца не расследованы эти загадочные сведения, надо спросить у сил безопасности и у Временного правительства.

- Скажите, вы верите, что в какое-то время будет дана справедливая оценка июньским событиям?

- Обязательно! Потому что грех, приведший к такому количеству пролитой крови, пролитых слез матерей и оставшихся сиротами детей никогда не даст спокойно лежать. Я верю, в какой-то день виновники получат наказание.

 Каганат

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №23 от 16.06.2017/стр.10-11,14

Комментарии: