×
 

09.02.2017 // 15:20
Обратите внимание на дату публикации.

«Согласно новому кодексу, один день в СИЗО будет засчитываться как три дня»

В течение последних 3-4 лет были заново написаны Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс и Уголовно-исполнительный кодекс, Жогорку Кенеш принял их. Все такие работы проводятся в рамках реформирования судебной системы. Мы побеседовали с Тилеком Асаналиевым – доктором юридических наук, руководителем рабочей группы по разработке кодекса о том, какие новшества, изменения вошли в новый Уголовно-исполнительный кодекс.  

- Тилек Асаналиевич, сначала скажите пару-тройку слов, что такое Уголовно-исполнительный кодекс?

- Если Уголовный кодекс, новый написанный Кодекс о проступках, Уголовно-процессуальный кодекс указывают статьи, наказания для совершившего преступление человека, то Уголовно-процессуальный кодекс их реализует. Государственная служба исполнения наказаний (ГСИН) при правительстве является органом, реализующим на практике судебные приговоры, ведущим работу на основе Уголовно-исполнительного кодекса.

- Какие новшества и изменения вошли в разработанный вами новый Уголовно-исполнительный кодекс?

- На основе нового кодекса открывается новая служба под названием орган пробации. Служба пробации создается на основе прежней уголовной инспекции. Постепенно может стать самостоятельной при Министерстве юстиции. Служба пробации поведет работу с получившими наказание, но не лишенными свободы гражданами. Например, проконтролирует исполнение таких наказаний как штрафы, запрет на занятие некоторых должностей и другое. Кроме того, ранее условно освобожденные досрочно (УДО) тоже должны будут прийти в службу пробации и зарегистрироваться.

- В чем основная цель разработки нового кодекса?

- Основная цель – попытка гуманизации этой сферы. Помимо этого попытались провести ресоциализацию. Ресоциализацией можем назвать приспособление, адаптацию к сегодняшним условиям жизни человека, отсидевшего 5 или 10-15 лет и вышедшего из тюрьмы. О них много написано в новом кодексе. Кроме того обновлены принципы исполнения наказания. Также мы увеличили права отбывающих сроки наказания. Ранее были ограничения в правах на телефонные разговоры, получение посылок, бандеролей, они сняты. Раньше короткие свидания были по 15-30 минут, а длительные 3 суток. Все это продлили, чтоб они не теряли из виду внешнюю жизнь.

Сам я работал 24 года в этой системе. Из них 15 лет работал начальником колонии, поэтому хорошо знаю эту систему изнутри.

- Какими были нехорошие стороны прежнего кодекса?

- Мы оставили хорошие стороны прежнего кодекса. Дополнили многими требованиями международного стандарта. Кроме того, мы значительно расширили права руководителя ГСИН и начальников колоний. Например, судья выносил приговор совершившему преступление человеку и решал, в какой колонии и в каких условиях он будет отбывать наказание. По новому кодексу это право дано ГСИН. Специально созданная комиссия в ГСИН будет решать, в какой колонии, каком режиме будет отбывать наказание гражданин. Кроме того, раньше осужденные за терроризм, экстремизм содержались вместе с другими, сейчас они отделены. Также будут отдельно сидеть лишенные свободы за сотрудничество с запрещенными религиозными организациями.

К тому же этот кодекс тесно увязан с Уголовным кодексом, Административным кодексом, Уголовно-процессуальным кодексом. Ведь какие изменения имеются в них, такие же изменения должны быть в Уголовно-исполнительном кодексе.

- Оказалось, что из этих 4-х обновленных кодексов – Уголовный кодекс, Кодекс о проступках, Уголовно-процессуальный кодекс и Уголовно-исполнительный кодекс  – только Уголовно-исполнительный кодекс требует больших средств. Поэтому известно, что он приступит к работе лишь в 2019 году. Расскажите, сколько средств потребуется для введения в работу нового Уголовно-исполнительного кодекса?

- Мы тоже выступили против введения в работу нового кодекса только в 2019 году.

- Причина?

- Потому что с каждым годом надо будет вводить новые изменения. Но поскольку все равно требуются большие средства, их введение оставлено на 2019 год. Например, только на вышеназванную службу пробации в год требуется 4-5 млн сомов. Надо строить новые колонии, для приведения в соответствие с требованиями имеющихся сегодня необходимо тоже много финансов и технического оборудования. Для этого надо 400-500 млн сомов, или может потребоваться больше сумма. Дело в том, что строительство новых колоний нелегкое дело, для них требуется специальное оснащение. Сейчас идет работа по изысканию тех средств. Да и сегодня выдается лишь 47% выделенных для ГСИН средств. Этой суммы в основном едва хватает на зарплаты, обеспечение питанием и необходимыми вещами. Если сказать о питании, у нас в милиции содержатся специальные собаки. Если на ежедневное питание тех собак выделяется по 120 сомов, то на ежедневное питание заключенных, оказывается, выделяется чуть больше 30 сомов. По этой причине мы в новом кодексе дали разрешение на неограниченную передачу заключенным от родственников еды, одежды.

- Произошли изменения в видах режима?

- Да, они тоже изменились. Раньше у нас был строгий режим, усиленный режим, общий режим, колония-поселение, тюремный режим. Мы в новом кодексе убрали усиленный режим. Тогда остается строгий режим, общий режим, колония-поселение. Но поздней постепенно исчезнет и колония-поселение. Останутся только 3 режима – строгий режим, общий режим и тюремный режим.

Еще одна особенность, раньше сбежавших из тюрьмы искали сотрудники ГСИН. В новом кодексе эта функция передана отделу уголовного розыска МВД. Кроме того, в случае совершения преступлений внутри тюрьмы это тоже расследовали следователи ГСИН. Эта функция передана следователям районного отдела внутренних дел. В этой связи существенно облегчилась работа ГСИН.

- Была ли возможность улучшить положение в СИЗО?

- Постарались. Если раньше один день пребывания в СИЗО засчитывался как два дня, то по новому кодексу один день будет приравнен к трем дням. Например, прошел суд, осужденный к заключению человек не должен оставаться долгое время в СИЗО. Его рассмотрит специальная комиссия при ГСИН, отправит осужденного человека в тюрьму соответствующего режима. Здесь приняты во внимание и требования СИЗО. Там должны оставаться только несудимые люди. Скажу вам по правде, СИЗО, тюрьму, колонию можем назвать университетом, академией преступления. Дело в том, что большинство нарушителей закона обучаются всему именно в этих местах, как совершать быстро и незаметно преступления. У этих заведений есть свои неписаные законы. После окончания работы тамошних сотрудников и их ухода домой начинают работать эти неписаные законы. Есть называемые «вором в законе», «авторитетом». Мы написали новый кодекс, чтоб сократить их, что надо сделать для снижения их влияния. Например, в кодексе  отмечены не общие тюрьмы, а перевод на камерный тип. В таком случае сократилось бы управление и влияние «воров в законе», «авторитетов».

 

Автор: Аскер САКЫБАЕВА
Источник: газета «ПолитКлиника» №3 от 09.02.2017/стр.14