×
 

06.02.2017 // 14:35
Обратите внимание на дату публикации.

Кемелбек Ашыралиев, общественный деятель: "С приходом во власть Бакиева и Сыдыкова запахло не только калошами, но и кровью..."

Был настоящий общественный резонанс, когда этот человек сказал: "Когда Усен Сыдыков возглавил аппарат, он начал решать кадровые вопросы. В Белом доме в одночасье запахло калошами". Это даже задело некоторых известных политиков. Мы вернулись к этой теме, чтобы выяснить, в каких-обстоятельствах было сделано это высказывание, что стоит за этим образным выражением.

- Кемел ага, недавно в СМИ вы высказались об Усене Сыдыкове, что вызвало большие дискуссии. Вернемся к этому высказыванию, что за ним стоит? Объясните.

- Я был в политике с 22 лет. Сейчас мне 76. Даже сейчас я не могу сказать: "Ухожу из политики, не буду вмешиваться". Если ты здоров, если трезво смотришь на то, что происходит вокруг, если рассудительно оцениваешь ситуацию, то не можешь уйти из политики, держать при себе свое мнение. Короче говоря, никто не может меня остановить. В 19 лет я внимательно слушал выступление Исхака Раззакова на пленуме. На меня это оказало серьезное воздействие. До сих пор не могу забыть. Я проделал длинный путь, сейчас в интернете про меня пишут, что я трайбалист, делю народ надвое, наверное это слова тех политиков, которые делятся на север и юг. Удивляет. Пользуясь случаем, я внесу ясность, я не делю народ надвое, не делил и не люблю тех, кто делится. Меня это задело. Что касается Усена Сыдыкова, я ему ничего не должен, и он мне тоже. Да, в свое время мы хорошо дружили с Усеном Сыдыковым. По правде говоря, когда Усен Сыдыков занимался кадрами, я говорил, что он допустил ошибки, и сейчас это говорю. Что касается запаха калош. Разве доказано, что на севере носят сапоги, а на юге калоши? Калоши носят и северяне, и южане, весь Кыргызстан. Там не было разговора о севере или юге. В свое время Бакиев оказался во власти и кадровые, другие вопросы решал Усен Сыдыков. Народ знает обо всем этом, разве не так? Аура в Белом доме была напряженная, там пахло не только калошами, но и кровью. Я не хотел об этом говорить, но обстоятельства вынуждают. Сами знаете, многие политики были застрелены, например, Жыргалбек Сурабалдиев, Усен Кудайбергенов, Баяман Эркинбаев, Тынчтык и Рысбек Акматбаевы, Санжар Кадыралиев, Медет Садыркулов... Вот что сказал Усен Сыдыков, будучи главой аппарата, можно поднять архивы: "Ай, в налоговой, в таможне полно чуйских!" Он заявил это на телевидении. Такие вещи не должны озвучиваться на официальном уровне. Нельзя делить кадры на регионы, нужно отбирать их согласно способностям, опыту, другим качествам. А Усен говорит: "Заполонили чуйские". Да, чуйские живут недалеко от столицы, быстрее освоили европейскую цивилизацию, здесь раньше появились рейсы самолетов, поездов, открывались научно-образовательные центры, вузы, что способствовало росту и развитию. Еще один случай был, когда на телевидении рассматривалась сфера образования республики. Тогда Усен Сыдыков сказал: "Ай, ведь уровень нарынских кадров низок, не так ли?" Разве так должен выражаться находящийся на виду народа опытный политик, руководитель аппарата президента?! Если бы у него был низкий уровень, разве стал бы Турдакун Усубалиев управлять страной на протяжении четверти века? Вот где начинается деление!

- Действительно ли при Бакиеве велась неправильная кадровая политика?

- Вы можете задать молодым или пожилым следующий вопрос: "Хорошо ли работали кадры, хорошо ли они отбирались, когда Белым домом управляли Бакиев и Усен?" Никто не сможет сказать, что это было так! Стоило кому-нибудь огрызнуться, ему выбивали зубы или лишали головы. Здесь стоит отметить, что на республиканском курултае Бодош Мамырова на глазах народа точно и смело говорила о неправильной политике Бакиева, Сыдыкова, о их дурных делах. Отважная женщина. Если бы власть продержалась еще 3-4 месяца, Мамырову бы устранили. Вот, Бакиев ушел, разве после него какой-нибудь политик стал жертвой кровопролитного инцидента? Если бы сохранился старый режим, то многие лишились бы головы до сегодняшних дней. Почему об этом никто не говорит? Стоит мне высказаться об Усене Сыдыкове, как все считают, что я делю народ.

- Вы были лично знакомы с Бакиевым, не так ли?

- В кабинет Бакиева я проходил свободно, без разрешения Усена. Потому что в одно время был губернатором Нарынской области. В то время Бакиев был акимом Тогуз-Торинского района. В зимние дни, с сентября из Тогуз-Торо нельзя было выехать через Джалал-Абад, перевал Уйрум-Башы закрывался до мая, поэтому ехать можно было только через Нарын. Ко мне робко заходил человек в кабинет, говорил: "Приехал аким Тогуз-Торо, у него дело". Зайдя, аким говорил: "Кемел байке, сообщите правительственной гостинице, чтобы мне выделили место". Зимой было холодно, а в правительственной гостинице тепло, своевременно питание, она предназначалась только для почетных гостей из столицы. Именно поэтому он робко просил у меня выделить место в гостинице. Став президентом, Бакиев много раз меня принимал. Открыто говорили на определенные темы. Позднее я начал говорить вещи, которые ему не нравились. Например, для сплочения народа мы собрали аксакалов из каждого региона, основали общественное объединение "Ала-Тоо". Все мы зашли к Бакиеву, долго сидели, давали советы. Многие были свидетелями той встречи. Я озвучил горькую, жесткую критику в адрес Бакиева. Он плохо на меня посмотрел, сказал: "Вы до сих пор не отказались от партийного метода". С тех пор мы перестали видеться.

- Просили ли вы у него работу, когда остались без должности?

- Никогда не ходил к нему просить должность. Тем не менее, Бакиев сам предлагал должность, когда стал президентом: "Кемел Жакешович, вы хорошо знаете сельское хозяйство. Особенно вы являетесь хорошим специалистом животноводства. Поработайте на посту заместителя министра сельского хозяйства". Я ответил Курманбеку: "Я не могу бегать, разносить бумаги для министра сельского хозяйства". После этого он сказал: "Конезавод в Чолпон-Ате в плохом состоянии. Вы хорошо знаете, как обращаться с лошадьми. Поработайте тут". Я отказался, сообщив, что не могу туда переехать. Спустя некоторое время он предложил управлять небольшим хозяйством "Элита" при государственной резиденции, где была пахотная земля, более 40 лошадей, 50 коров, сад, машина, зарплата, отправил в помощь первого заместителя главы управделами. Этот джигит сегодня занимает большую должность в республике.

- Почему отказались?

- Совесть не позволила, так как в то время велась неправильная кадровая политика. Мне предлагали различные должности, в том числе работу в "Элите", но будет ли справедливо, если ничего в этом не понимающий глава управделами президента будет мне говорить: "Лошади измучены, овцы похудели, коровы не дают много молока, урожайность яблок упала". Одним словом, сказал: "Спасибо, Курманбек, за уважение". И ушел.

- Вы недавно говорили о калошах, вряд ли вы тогда без причины упомянули имя Усена Сыдыкова. Должна же быть причина...

- А кто будет говорить правду, если не люди вроде нас. Я не делил народ, а раскритиковал грязную политику Усена Сыдыкова, образно выразился. Если придет неправильный президент, то и политика будет неправильной, в том числе и кадровая. Мы пойдем в неправильном направлении, будет кумовство и воровство. Мы устали от этого. Высказался, желая, чтобы отныне мы внимательней относились к отбору кадров.

- Создается ощущение, что своим высказыванием вы ущипнули и нынешнего президента...

- Атамбаев говорит, что он уйдет. Но иногда его мысли опережают события. Некоторые его слова точны и актуальны. Одно высказывание Атамбаева мне понравилось. Когда во время апрельской революции 2010 года погибло более 80 ребят, он назвал 3-4 фамилии сказал: "Лучше бы погибли они". Он попал в точку. Это были настоящие коррупционеры, подхалимы и смутьяны. Я остался доволен, когда он назвал их имена. Услышав, народ тоже остался доволен...

(продолжение следует)

Автор: Сурат Жылкычиев
Источник: газета "Азия news" №5 от 02.02.2017 / стр. 3