×
 

30.01.2017 // 14:55
Обратите внимание на дату публикации.

Адахан Мадумаров, председатель партии «Бутун Кыргызстан»: «Сегодня государственная власть дошла до уровня, когда не может поднять возложенную на себя ношу»

- Адахан Кимсанбаевич, вас в последние дни не стало видно на политическом пространстве. Появились разговоры, что чуть погодя после объявления об объединении Ташиева, Мадумарова, Келдибекова эти трое снова разошлись. Вы отмолчались на это. Вы вернулись после пребывания за пределами страны?

- С третьей декады декабря прошлого года и до 13 января я ни во что не вмешивался, так как находился за пределами страны. С целью проведения обряда суннот побывал в Умре, пока находился в Мекке, Медине, здесь распространились такие разговоры. Надо быть безмерно благодарным Создателю за то, что побывав там, мы вернулись после совершения паломничества, выполнения своего определенного обязательства. Мне не хочется хвастливо объявлять об этом. Это не для народа и земли, а совершаемое каждым человеком лично для себя дело.

- Ахматбек Келдибеков создал свой штаб, вроде собирается на президентские выборы. Об этом говорят и пишут, мол, это не понравилось Адахану Мадумарову. Выбрали ли вы Ахматбека Келдибекова кандидатом в президенты?

- Мы сейчас не осознаем, насколько грешны перед богом, стали жить исключительно сплетнями. Не будем обижаться, мы же превращаемся в страну сплетен, беспорядка, беззакония. К сожалению, в нашем государстве имеет место такой недуг: сталкивать людей друг с другом, заставлять их ругаться друг с другом, распространять лживую информацию. Причина в уходе благополучия от всех вещей. Откуда ушло благополучие, там ходит много сплетен. Твой руководитель не как руководитель, твой парламент не как парламент, твое правительство не как правительство. Зародился такой сложный вопрос.

Пока я находился за пределами Кыргызстана и вернулся, здесь какие-то только слова не говорились, не писались. Удивляешься. Думаешь «задумываются ли они о судном часе, есть ли чувство боязни за привлечение к ответственности в судный день?». Их цель – заставить схлестнуться людей. Мы не только втроем объединились, там есть много джигитов, девушек. Для распространяющих лживую информацию наступит день получения наказания. К сожалению, они не знают, какими очень суровыми будут страдания за распространение лживой информации, за схлестывание двух сторон.  Мы стоим в твердом объединении, между нами нет никакого вопроса. Кто и что говорит, пусть то и говорит. Касательно принимаемых нами решений, слава богу, мы все живы, было бы хорошо обратиться и спросить.

- Был ли между вами разговор о выдвижении Ахматбека Келдибекова на президентские выборы?

- Мы об этом совершенно открыто объявили, что такого разговора еще нигде не было. Когда появится разговор, эти интриганы первыми услышат. От отдельных бесовских игрищ у них на голове не вырастут рога. Когда произойдет, мы сами обнародуем.

- Вы лидер политической партии «Бутун Кыргызстан». Камчыбек Ташиев и Ахматбек Келдибеков лидеры политической партии «Ата Журт». Объединятся ли в дальнейшем две партии, превратившись в одно целое, будет вестись борьба под одним знаменем, или объединились только вы, лидеры?

- Наша цель - объединить всех сынов и дочерей в Кыргызстане с неравнодушными взглядами. У нас есть мечта объединить не только две партии, а несколько партий, превратить в одну партию. Речь идет не только о двух партиях. Есть несколько молодцев, не вошедших в партию. Должны все объединиться и стать одной силой. От разделения и раскола кыргыз не развился, разделение и раскол это игры шайтана.

- Подчеркнуто говорится: «Хотя Мадумаров всегда говорит о целостности народа, но почему объединились только три джигита с юга?». Почему не называете имен молодцев с севера?

- По выражению ныне покойного Бекмамата Осмонова, для того чтобы открыто объявлять, стоя рядом, в сердце должно быть хотя бы две струны льва.

На сегодняшний день нужно мужество для открытого выступления против. Полно тех, кто говорит «мы вместе с вами, сообща, рядом, считайте нас вместе с вами». Они не могут выйти на свет до наступления известного срока. Почему трое? Потому что трое выступили абсолютно открыто и смело. Мы ведь и сами говорим, что в наших рядах имеется много молодцев с неназванными именами.

- Проведете ли в скором времени совместный съезд? Идет ли речь об этом?

- Зависит от подготовки. Даже без проведения съезда должно пройти большое собрание заинтересованных объединенных сил.

- Выборы уже не проводятся без копеек. Вы тоже при отборе кандидата смотрите на его карман, или учитываете и другие стороны?

- Пусть придет тот день, посмотрим.

- На село Дача-СУ близ аэропорта «Манас» рухнул грузовой самолет, произошло трагическое происшествие, отнявшее немало человеческих жизней. Выходят разговоры: «Груз в летевшем из Гонконга в Стамбул самолете должен был выгрузиться в Бишкеке, он может оказаться принадлежащим большому известному человеку в Кыргызстане». Может ли это соответствовать действительности?

- Такие разговоры появились уже в первые дни. Самое основное, эти слова вышли не внутри Кыргызстана, а за его пределами. Пока мы находились в шоковом состоянии, не пришли в себя, в первую очередь за пределами страны начали обсуждаться вопросы: откуда летел тот самолет, с чем, куда летел, что может быть. Только после этого у нас появились предположения. Я не могу сказать, что такого быть не может. Такое может быть на 100%. Причина в том, что на сегодняшний день Таможенная служба, силовые органы, Пограничная служба, все работают скрытно. Уточнение этого вопроса не составляет никакой сложности. Правильно создали парламентскую комиссию. Все всплывет на свет, стоит поехать в Гонконг и спросить: «Кто владелец груза, куда он должен быть доставлен?».

Когда мы были депутатами, еще в 2000-ые годы каждый год скандалили по вопросам торгового оборота между Китаем и Кыргызстаном. Посмотрели информацию, полученную от китайской стороны – наш торговый оборот составляет 500 млн долларов, а наша сторона указала 50 млн долларов. Таким способом сократили в 10 раз. Известно, почему так указывается. Поскольку в Китайской Народной Республике очень строгая дисциплина, они указывают так, как оно есть в реальности. Нет необходимости увеличивать этот скандал. После создания депутатской комиссии сразу же следовало пойти на место обнаружения груза, там же уточнить, расследовать, проверить. А сидеть сегодня и говорить «может быть, так не может быть» - это не принесет мне авторитета. Получится, ты говоришь о вероятности. Однако я не сомневаюсь, что подобные этому грузы тайно входят и выходят из Кыргызстана.

- Но ведь высказывают, что помимо сотовых телефонов там есть и мебель для дома авторитетного известного человека?

- Кыргызстан сам мастер контрабанды, специализировался. Поэтому нам не оказывают доверия даже после вступления в организацию ЕАЭС. Мы стали страной, не проводящей стабильную политику.

- Государство или руководители?

 - Сейчас все стало как одно. Дело в том, что народ соответствует руководителю, а руководитель соответствует народу. Чем занимается руководство, тем же занимается народ. Если твой молодец в селе занят «вырву что-нибудь и убегу», то и сидящие в Белом доме заняты тем же. Сегодня государственная власть дошла до уровня, когда не может поднять возложенную на себя ношу. Есть две причины сказанному: «Почему не может поднять ношу?». Во-первых,  превратилась в  должность, служащую для обслуживания каких-то личных интересов. Во-вторых, столкнулась с невиданной безграмотностью. Как ни посмотришь на правительство, парламент, местную власть – подошли к изнурительной безграмотности. Беря в целом, это привело к обнищанию нации. Поднимающаяся пена при кипении бульона считается элитой кыргызов. К сожалению, это крайне опасное и угрожающее явление.

- Когда произошло отнявшее жизни людей трагическое происшествие, Чолпон Джакупова сказала о том, что президент не пошел на место катастрофы: «Мне хотелось увидеть слезу сочувствия за свой народ в глазах президента в столь тяжелое время. К сожалению, не смогла увидеть». В других странах президент обязательно приходит на место даже маленького трагического происшествия. У нас тоже Аскар Акаев приходил на место наводнения или оползня, Курманбек Бакиев также приходил на места бедствия. Как вы восприняли, что сегодняшний президент не пошел на место трагедии?

- Я не могу отвечать за этого человека. Пусть сам ответит, почему не пошел. В принципе, раз руководитель государства, то обязательно должен пойти, когда случается трагическое событие. Быть отцом народа это не только гордость, но и ответственность. Надо идти к плачущему народу, если надо, установить там палатку, провести собрание правительства. Включишь КТР, каждый день услышишь, что президент высказывает соболезнования другим странам. Нужно ли это, знают ли тебя руководители тех стран? Нуждаются они в этом? Чем высказывать им соболезнования, ты пойди к своему народу на расстоянии 30 км, зайди в каждый дом. От того, что ты пойдешь, утраты не вернутся. Но у тебя самого совесть и лицо будут светлыми. Ты покажешь себя, что стоишь  вместе с народом, поровну разделяешь его горе.

- Погладил бы по голове оставшихся сиротами детей, сколько придало бы сил и духа…

- Баракелде, молодец,  вот поэтому надо помочь им деньгами, о которых говорит «я с той стороны, с этой стороны нахожу и привожу». Происшествие происходит в зимние холода. Какой будет судьба разрушенных домов? В какой срок им будет построено жилье? Если построят, то в каком месте? Когда в России тысячи домов разрушились и вышли из строя, президент России поехал на то место, обходил их и поставил конкретный срок, чтоб до 1 сентября завершили строительство домов. Он дает задание по тысячам домов. У нас около 20 домов. Говорит, мы от правительства выделили по 70 тысяч сомов. Что такое 70 тысяч сомов сегодня? Не буду говорить о другом, хватит ли на сгоревшую верхнюю одежду?

- Вы ходили вместе с Абсаматом Масалиевым, многим вещам научились. Вы были единомышленниками с тем человеком. Помню, во время аксыйских событий Абсамат Масалиев несмотря на свой возраст за 70 лет, поехал вместе с вами в Аксы, заходил в дома погибших, читал Коран, а потом уходил.

- Тогдашнее событие до сих пор стоит у меня перед глазами, как сегодня. Мы добрались в Аксы вечером. Шел сильнейший дождь.

- Мог бы Абсамат Масалиев не поехать туда?

- Абсамат Масалиев был не обязан и не вынужден был ехать в то место. В том месте пролилась кровь, не просыхали слезы на глазах народа, лились вперемешку с тяжелыми дождями, и никому во главе с Абсаматом Масалиевичем не подобало молча сидеть здесь. Мы, депутаты во главе с Абсаматом Масалиевичем, Исмаилом Исаковичем ходили под проливным дождем с лампами в руках, заходя в каждый дом, при лампе читали коран, оказывали посильную помощь. До сих пор у меня перед глазами стоят те дни, когда мы придавали силы и духа народу. Кроме того в селе Согот Озгонского района 38 домов остались под оползнем. Аскар Акаевич за 4 часа примчался к народу, оставшемуся под оползнем. Поехал туда, поставил вопрос ребром, отметил в той местности земельные участки, там всем построили похожие дома, выдали ссуды по 250 тысяч сомов под длительный срок.

- В то время и ваш отец отдал пострадавшим принадлежавший ему земельный участок?

- Мой отец отдал выделенную ему орошаемую земельную долю «пусть возрадуется Создатель, давайте отдадим эту землю страдающему народу». В то время мой отец сделал великое благодеяние ради Аллаха. Сразу было построено 38 домов, сейчас люди живут там отдельным городком. Аскар Акаевич в то время тоже мог бы не спеша пойти. Или же отсюда сказать: «Мы построим дома, все будут с жильем», и пойти потом, перерезать ленточку на открытии домов. То, что он помчался за 4 часа это человечность. В 2008 году в Кара-Суу случилось сильное землетрясение, пострадало два села. Мы вдвоем с Чолпон Турсуновной (Баековой) добрались туда уже до обеда. Я был спикером парламента, а она моим заместителем. Там на месте мы сидели в палатке и провели собрание. Далее произошло трагическое событие в селе Нура. Там вообще не осталось целого дома. Большинство руководителей еще не знали о том событии, а президент Бакиев домчался туда, провел собрание, большинство руководителей узнали это, увидев по телевидению. Чтоб добраться до близкого места, не нужно самолета, на машине можно доехать меньше чем за 20 минут. Наверное, не только я, но и весь 6-миллионный народ не понял, почему не поехал и не спросил: «Куда упал самолет? Как это произошло?»

- Вы работали в Тюркском совете, ознакомились с законами турок, тамошней внутренней политикой. Если владельцы груза турки, то до сих пор давно бы объявили, что это был груз компании?

- Убытки этого происшествия будут рассмотрены международными законами. Они же говорят, что груз был застрахован. Если груз застрахован, тогда и самолет застрахован. Они ничего не потеряют. Какая страховая сумма указана, ту и выплатит полностью страховая компания. Лишь одна сторона – кыргызы никогда не восполнят свои утраты. В одной семье полностью все дети ушли из жизни. Девочка в утробе матери должна была родиться через месяц, погибла, не увидев белый свет. И ее изъяли из материнской утробы, по-мусульмански дали имя и погребли рядом с телом матери. Это тоже не может застраховать ни одна страховая компания. Кто восполнит место отца, матери, сына, дочери, внука? Если бы груз действительно был турецким, они бы нашли владельца. Во-вторых, объявили бы претензии Кыргызстану в случае иска или заявления. Назавтра после катастрофы прилетела международная комиссия. Мы должны дождаться ее результатов. Почему стала выходить различная информация? У нас сначала объявляют неправильную информацию, и пока после этого уточнят и снова скажут, у народа теряется доверие. Это стало привычным явлением.

- Прошли выборы в местные кенеши, в некоторых местах стоящая во власти партия СДПК не смогла войти  в коалиционное большинство, впутывает суд, прокуратуру. Мы должны воспринимать это как крайний предел беззакония?

- Это чрезвычайно грязное явление. Вы видели, как прошли выборы в Бишкеке. Это бессилие. Некоторые победы хуже поражения. На победу в Бишкеке мы можем смотреть как на самую низшую форму поражения. Такое же обстоятельство в городах Джалал-Абад, Озгон. В городе Озгоне СДПК также ни до чего не добралась, сидит. В городе Джалал-Абаде она же осталась за бортом, не дает работать. Если она так сильна, то пусть попробует работать оппозицией. В определенный день сломается опора на самоуправство.  Крайне сильно натягивается и сгибается, не приведи бог сломаться. В городе Озгоне депутаты тоже очень твердо стоят, говоря «не будем сотрудничать с СДПК». Это позиция. В Джалал-Абаде также говорят «сформируем коалицию без СДПК». Если, несмотря на это, продолжат напирать на силу, запугивать и устрашать, то в конце это не приведет к хорошему. У ныне покойного Сатыбалды Жээнбекова было выражение: «Если загонишь мышь в угол и будешь играть с ней, гоняя веником, в какой-то момент она как лев набросится и вцепится тебе в лицо». Мне хотелось бы выразить мысль, чтоб до этого не доводили.

Автор: Наралы АСАНБАЕВ
Источник: газета «Жаны ордо» №2 от 27.01.2017/стр.4 и 8

Комментарии: