×
 

14.11.2016 // 13:59
Обратите внимание на дату публикации.

Рыскелди Момбеков, депутат ЖК, фракция СДПК: «Энергобароны проглотили министра энергетики»

- Рыскелди мырза, сформировано новое правительство. Каковы ваши мысли о его составе?

- Вчера на собрании коалиционного большинства рассмотрена структура правительства, адаптированный под эту структуру состав правительства. Коалиционным большинством рассмотрены вопросы: «По какой программе пойдет новое правительство? Кого используют для ее исполнения?» Даже при единогласном согласии коалиционного большинства на новый состав правительства высказана критика касаемо структуры. Энергобароны проглотили министра энергетики, мы теперь не найдем концов. В ЕврАзЭс есть наш министр по энергетике. А у себя нет своего министра по энергетике. Являющаяся самой доходной отраслью экономики энергетика осталась без головы. Собирались сделать холдинг, холдинг в течение года не работал. Напротив, его долги растут из года в год. Но в программе правительства оказались малые ГЭС. Я задал вопрос по ним, ответили: «Идут работы по малым ГЭС. Приходят инвесторы, мы уточняем, регистрируем». «Пока вы уточните и закончите, президент Таджикистана сам начал. Мы не можем построить малую ГЭС, а они начали строительство самой большой ГЭС в мире. Это указывает на политическую волю. У нас нет такой политической воли. Во-вторых, правительство создает препятствия для малых ГЭС. Все инвесторы не верят правительству, ходят в Жогорку Кенеше. Это подтверждает неспособность правительства вести толковую работу в энергетической отрасли. Второй вопрос – в состав правительства пришел Нурбек Мурашев, предложенный партией «Бир бол». О нем были высказаны мнения: «Вместо приведения в Министерство сельского хозяйства профессионала, знающего сельское хозяйство, пришел этот Мурашев. Его кандидатура недостойна. Оппозиция об этом скажет уже завтра. Его предложила фракция «Бир бол». В принципе, глава правительства взял риски и всю ответственность на себя, подразумевая «я отвечу за урожай, а вы отвечайте за структуру». Мы согласились на это. После утверждения парламентом правительство приступает к работе.

- Высказывают разные критические мнения о приходящем министре внутренних дел бывшем телохранителе Атамбаева Улане Исраилове…

- Если сказать об Улане Исраилове как знакомому с ним вблизи человеку, он настоящий патриотичный парень. Большинство же говорит: «Он был телохранителем президента Алмазбека Атамбаева. Приводит на должность телохранителя». Он телохранитель не одного лишь президента, он был телохранителем человека, руководящего государством, то есть, телохранителем также государства. Он болеет за Родину. Не вникая глубоко в его историю, биографию, не зная информации о нем, говорят «пришел с улицы». Нет, этот парень много лет работал в Министерстве внутренних дел. Потом перешел в службу охраны, снова пришел в Министерство внутренних дел. Руководил Свердловским районным отделом милиции. Был начальником управления Министерства внутренних дел. После этого пошел в ГКНБ. Поздней за точное исполнение службы он предложен президентом. Потому что силовыми органами распоряжается сам президент. Раз доверие оказано президентом, мы согласились. Я хорошо знаю Улана. Самое основное, этот парень не вмешивается в политику, разные интриги, четко работает по своей профессии, мало говорит, выполняет много работ. Время покажет, как он поработает. В акаевское время экономиста Темирбека Акматалиева мы привели главой Министерства внутренних дел. По выражению юмористов «идут только ноги, а вестей нет». Прошел только один год с нашего прихода, правительство этим самым приводит третий состав. По аналогии «приходит только состав, а урожая нет», нам был нужен не состав, а урожай. Простому народу тоже надоело. В этом есть вина и парламента. Не могли прийти к одному мнению, а раз не смогли объединиться на базе Основного закона, из-за этого распалась коалиция. Правительство развалилось на ровном месте.

- О Мээрбеке Мискенбаеве, о вас и ряде других депутатов СДПК говорят: «Они говорят по приказу Икрама Илмиянова, выполняют миссию очернения оппонентов». Как бы вы ответили на это?

- Это дикость говорить, что Икрам дает мне какое-то задание. Мы с Икрамом много лет ходим вместе, не было случаев совместного анализа политических вопросов на политическом поле. Он не вмешивается в мою работу, а я не вмешиваюсь в его работу. Он выполняет свою работу, а я выполняю свою. Для меня тоже стало неожиданностью, что Мээрбек сдал мандат и ушел. Я как член парламентской комиссии по мародерству пришел с того собрания и прочитал в интернете. Потом позвонил ему по телефону, вызвал, поговорил, он рассказал: «Прошел год с моего принесения присяги. Решил испытать себя как депутата в течение года. Если я сам не удовлетворюсь этой работой, то уйду. У меня было такое личное обещание себе. Оказалось, для меня политика еще преждевременна. Я утомился в политике. Принял такое решение, чтоб самому не позориться и партию не позорить». Я приветствую его личное решение. Какое бы ни было решение, мы должны приветствовать его личное решение.

- Пишется, что выступающие против Основного закона, критикующие некоторые дела президента депутаты подвергаются определенному давлению. Например, ответ президента Жанару Акаеву, открытие старых уголовных дел на Каната Исаева и Каныбека Иманалиева. Вы присоединяетесь к сказанному, что это гонения?

- Это можно анализировать в разном значении. Почему? Мне тоже интересно возобновление возбужденных уголовных дел на Каната Исаева и Каныбека Иманалиева. Если раньше дело возбуждалось, потом по каким-то причинам остановилось и снова возобновляется, тогда можно назвать гонениями. У меня нет полной информации о том, какое обвинение им предъявляется. По отношению к Жанару иним нет никакого гонения. Жанар такой же как я свободно говоривший, а затем пришедший представитель молодого поколения, парень набирается опыта в политике. Я присоединяюсь к половине сказанных им слов. Это неправильно обливать помоями с головы до ног и очернять через государственные средства информации выступающих против Основного закона. Я это говорил открыто и сейчас скажу. Даже во времена Карыпкулова не превращался в такой черный ящик. Это не приведет к хорошему. Делят народ надвое средства массовой информации. С кем бы я ни связывался в политике, постоянно говорю «прекратите такие игры». И Жанару тоже хотелось это сказать. Если скажем о словах нашего президента Алмазбека Шаршеновича, то Жанару очевидно те обстоятельства неизвестны. В 2017 году у нас пройдут президентские выборы. Я уже вначале говорил, что причиной их станет Основной закон. Потому что в любом случае сбежавшие от народа два президента хотят вернуться в Кыргызстан. Они искали пути возвращения в Кыргызстан через президента, который будет избран в 2017 году. Некоторым кандидатам могут оказать спонсорство, могут быть договоренности типа: «Мы тебя поддержим, а ты нам дашь амнистию». По моим личным сведениям такие попытки принимаются. Сын Бакиева Максим, Акаев тоже интересуются предстоящими президентскими выборами в Кыргызстане. Об этом говорил и Бакиев: «Я готов встретиться с Акаевым». Их может объединить одна цель. Здесь Жанар не проявил молодого угара, смог сказать свою правду. Наверняка Жанар сказал те слова из-за отсутствия второй информации. Это не должно превращаться в большую трагедию. Ведь Жанар стал известен своим патриотизмом, остротой. По отношению к Жанару не должно быть злонамеренности, злопыхательства.

- Президент сказал: мы взяли на себя затраты на Жанара Акаева во время парламентских выборов, мы сделали депутатом. Не означает ли это: ты стал депутатом на наши деньги, почему теперь говоришь по-другому?

- Мы все наизусть  узнали, что Алмазбек Шаршенович время от времени поддается эмоциям и говорит горькую правду. Скажу по правде, в финансовом отношении мы ведь пришли благодаря спонсорам партии. В отличие от некоторых депутатов партии мы стали депутатами, не платя по 300-500 тысяч долларов.

После развала коалиционного большинства в своем обращении мы писали об исполнителях заданий Акаева и Бакиева. Я о них сказал вначале. Их основной целью является снизить авторитет, уровень сегодняшней власти, поднять уровень своих кандидатов. Это подготовка к президентским выборам. Открыто было видно. Все протесты относительно Основного закона направлены к президентским выборам. Сейчас начался момент для их показа себя. Наверняка поклялись «мы не будем против твоей политики». По Основному закону мы тотчас же ввели пять партий к рассмотрению в Жогорку Кенеше. Поздней почему-то отскочили две партии. По какой причине? Они представляют аргументы, что не согласны с некоторыми статьями. Здесь стало видно, их цель другая. В первом чтении Канат Исаев был докладчиком по Основному закону, а во втором чтении проголосовал «против». Как ты можешь сам голосовать против закона, который сам инициировал и подписал? Политика требует осторожности, точности. Говоря по правде, простому народу нужна точность Основного закона. Нужен работающий на народ закон, и запускающий его в работу глава. В осенней политике это была ожидаемая игра. Не было бы Основного закона, нашли бы другие вещи.

Автор: Акылбек ЧЫНТЕМИРОВ
Источник: газета «ПолитКлиника» №37 от 10.11.2016/стр.4

Комментарии: