×
 

21.10.2016 // 10:50
Обратите внимание на дату публикации.

Мелис Турганбаев, экс-министр: "Не хочу быть в компании политиков, дурака валять"

Поинтересовался самочувствием генерала, спросил, чем он занимается в последнее время. Удалось получить ответы о сложившейся ситуации и о нем лично.

- Мелис, чем занимаешься после ухода из министерства? Пойдешь ли в политику?

- Я с самого начала не вмешивался в политику. Для чего я это говорю? Милиция и военные служат только народу. Я решал народные проблемы, меня заботила их беспечная жизнь, проблема безопасности. Даже будучи министром, я держался вдалеке от политики, ходил среди народа, решал проблемы, касающиеся министерства. 30 мая я ушел в отставку, вернулся в спорт, которым занимался с детских лет, начал готовиться к чемпионату мира среди ветеранов.

- Мечтал ли вернуться в спорт, побороться с ветеранами?

- Мечтал. Сейчас уровень соревнований среди ветеранов вырос. Раньше такого не было. За последние 5-6 лет увеличилось количество участников, расширилась география. Я постепенно готовился, даже будучи министром, занимался хотя бы один час в день. После освобождения от должности я усилил тренировки. К тому же хотел подать пример молодежи, привлечь на ковер ветеранов вроде меня, чтобы их наставления стали уроком для молодых.

- Прошло почти пять месяцев с тех пор, как ты ушел с должности. Слышал ли ты, как тебя очерняют за твоей спиной?

- Во-первых, выражаю глубокую признательность личному составу МВД. До сих пор не слышал разговоров, вроде: "Турганбаев неправильно поступил". Говорят только хорошее. Я за это благодарен.

- Вернешься, если вновь позовут на должность?

- Если моя служба нужна народу, если скажут: "Послужи народу", - я не откажусь. Но я не собираюсь сам выпрашивать должность. Для меня это чуждо.

- Так почему говоришь, что не пойдешь в политику?

- Вы же сами видите, это чепуха, а не политика. Я повидал всех политиков, изучил их психологию. Маловато среди них тех, кто говорит: "Нужно служить народу, народ должен жить беспечно". Многие хотят любыми способами добиться власти, руководствуются личными интересами. Поэтому не хочу быть в их компании, дурака валять. Я не позволю разбазарить мой авторитет, заработанный по крупицам. Народ знает, кто как работал. На сегодняшний день ни один человек, ни пожилой, ни молодой не имеет ко мне претензий. Здороваются без кривляний при встрече, говорят хорошие слова.

- Бываешь ли в министерстве, где сам работал?

- После отставки бывал только два раза. В первый раз мне выразили благодарность, проводили. В другой раз ездил по важным делам. Находясь в министерстве, я не вмешивался во внутренние дела. Ни в работу, ни в кадровые вопросы. Потому что министр должен вести дальнейшие дела. Новому руководителю нужно дать возможность поработать. У нас есть дурная привычка - бывший руководитель обязательно поливает грязью нового. Используя привычные слова, вроде: "Не умеет работать. Кадровый вопрос хромает. Не знает, как проводить реформы". Нужно избавляться от этого. Наоборот, если понадобится, я готов оказывать посильную помощь, дать наставления.

- А по какой причине ты ушел в отставку?

- Я думаю, что верхушке не понравилась моя работа, наверное плохо проявил себя. Думаю, меня не стали бы отправлять в отставку, если бы я отлично работал и был бы хорошим руководителем. В любом случае, я не о чем не жалею. Потому что личный состав и народ уважают меня до сих пор. Мне хватает этого уважения. Проделал хорошую работу в зависимости от моих возможностей. Я чист перед народом. Отставка меня не огорчила. В свое время, до 2010 года я подвергался гонениям. Затем мне дали возможность, сделали заместителем министра, начальником Бишкекского ГУВД, затем министром.

- Заметил ли ты, как нынешний министр отстраняет от работы твои кадры, говорит: "Они турганбаевские"?

- Не заметил. Каким бы ни был нынешний министр, его нужно оставить в покое. Возможно он нашел сотрудников, которые работают лучше моих кадров. Если это так, то почему я должен вмешиваться, мешать работе? Во мне нет зависти и не будет. Если незнакомый мне милиционер работает хорошо, я радуюсь, говорю: "Черт побери, отлично работает, молодец". Наоборот, если кто-то проявляет себя с плохой стороны, у меня портится настроение, говорю: "Жаль, опозорил нас". В верхушке усилились такие явления, как поиск компроматов, зависть, ненависть. Особенно в последние годы. Нам нужно это прекращать. Нужно оставить в покое работающего человека. Честно говоря, нужно ценить наш простой народ. Таких людей не сыщешь во всем мире. Недавно побывал в Европе. Не скрывали о том, как восхищаются нашей землей, нашим народом. Игры кочевников "прогремели" на весь мир. Нам удалось показать вселенной наши давние традиции, обычаи. В Польше спрашивали о "кок-бору", о весе козленка, о том, как верхом на лошади закидывается козленок в "тай казан". Я сказал: "30-35 килограммового козленка нужно подобрать из земли, держать на уровне лошадиных ушей и бросить в "тай казан"". Они покачали головой, сказали: "Нелегко дойти до вашего уровня". Было бы неплохо, если бы мы занялись развитием подобных вещей.

- Возникает один вопрос. Неважно, на какой должности ты находился - сделал все, что в твоих силах. Хотя бы отправляя в отставку, верхушка могла бы наградить тебя чином генерал-лейтенанта или хотя бы орденом, медалью?..

- Сурат байке, главное, мой труд ценит личный состав и народ. Мне этого хватает, это для меня ценно. Я не из тех людей, которые стремятся к награде, чину. Если я достоин какой-либо награды, то они примут решение. Разве я должен у них просить, говорить: "Дайте мне награду"? Может, я не достоин такой награды.

- Ты упомянул личный состав. Так вот, поработавший с тобой много лет один сотрудник говорил: "У Мелиса есть "дар". У него есть чудесные покровители, позволяющие заранее предугадать то, что не видят обычные люди. Это позволило ему стать отличным опером. При раскрытии преступлений он опирается на свой "дар"". Можешь ли подробнее на этом остановиться?..

- (Смеется). Сурат байке, вы сделали из меня Шерлока Холмса. У каждого человека есть свои особенности. В том числе покровители. Из года в год появляется профессиональный взгляд. В какой-то степени это опыт. В свое время мне довелось поработать с лучшими операми Кыргызстана старшего поколения. У наставников было такое сильное качество, как "оперское чутье". Если работаешь с ними бок о бок днями и ночами, ты заражаешься этим качеством. Заразившись, нужно своевременно это освоить, лелеять, заботиться, тогда оно принесет "плоды".

- Значит, у тебя есть ученики? Ты ведь тоже кого-то заразил?

- Я тоже обучал молодых ребят, лучшие стали заместителями министра, другие начальниками УВД. У меня полно талантливых учеников. Я горжусь ими. У нас есть такой принцип, если ты начал какое-то дело, то нужно настойчиво довести его до конца. Я обучал их этому. Сам я всю жизнь придерживался этого принципа, не отступал. Поэтому большие преступления раскрывались. Я не откладывал на завтра дело, которое можно сделать сегодня. Даже по вечерам и ночам не успокаивались, не думали о том, чтобы уйти домой и отдохнуть. Помимо этого нужно любить нашу опасную работу, ценить ее. Только тогда можно добиться цели. Вы же говорили о "даре", я "развивал" этот дар, читая детективные произведения, досматривая до конца фильмы такого содержания. Этот "дар" иногда позволял заранее узнать, зачем ко мне зашел человек, какой вопрос он затронет. Я помогал молодым ребятам, имеющим "оперское чутье", вне зависимости от их места рождения, происхождения, принадлежности к какому-либо роду. Воспитание таких ребят - наша обязанность.

Автор: Сурат Жылкычиев
Источник: газета "Азия news" №42 от 20.10.2016 / стр. 6

Комментарии: