×
 

30.05.2016 // 13:28
Обратите внимание на дату публикации.

Допустимы ли в ЕАЭС отношения: кому-то ласково потакать, а кого-то бить по затылку?

Со вступлением в ЕАЭС Кыргызстан подвергается немыслимым препятствиям. В особенности сложно скрыть оставление сельского хозяйства Кыргызстана в тяжелом положении. Мы побеседовали о создавшейся в сельском хозяйстве ситуации в стране, оказанном на нас воздействии ЕАЭС с директором Научно-исследовательского института земледелия, академиком Жамином Акималиевым, получили ответы на свои вопросы.

- Жамин Акималиевич, хорошо известно, с недавних пор соседний Казахстан не впускает к себе картошку из Кыргызстана. Вы об этом жестко высказались в СМИ. В чем глубинная причина вопроса?

- Картошка – наш второй хлеб. Такой качественной картошки, как у нас, в мире нет.  Прародиной картошки называют Перу в Южной Америке. Когда я поехал в ту страну, то повез с собой сортовую картошку из Челпека Института земледелия. Они проверили ее и удивленно раскрыли рты «такого качества нет даже у нас, родины картошки». В принципе по физиологическим нормам для нашего 6-миллионного населения хватило бы 600 тысяч тонн картошки в год. Но мы же выращивали по 1 млн 200 тысяч тонн. Дело в том, что до вступления в ЕАЭС, когда дорога была открытой, Казахстан получал ее до 400 тысяч тонн. Да еще они сами приезжали за ней, увозили оптом по 11-12 сомов. Картошка была очень доходной отраслью. Конечно, они брали дешево, но труды наших крестьян окупались.

После вступления в ЕАЭС они начали ставить требования, потому что нормы, правила ЕАЭС должны быть одинаковыми для всех стран. Мы вошли в ЕАЭС по политическому решению, но экономическую сторону, как выяснилось, не смогли детально рассмотреть и защитить. Еще одно обстоятельство, при вывозе своих произведенных товаров Кыргызстан не может обойти стороной Казахстан. Другое дело, если бы мы граничили с Россией. Зная об этом, Казахстан давит на нас. Они думают «в рыночной конкуренции мы выигрываем». Это правда. Но Казахстан никогда не сможет быть нашим конкурентом по качеству картошки. Это бесспорный вопрос. Ведь Казахстан выращивает свою картошку на «полях» в неблагоприятных местах. Воды много, качество неважное. Поэтому казахские сородичи сразу хватают картошку кыргызов в любом месте, как мы узгенский рис. Берут, даже если дорогая.

Они опасаются именно этого, с целью поддержки своих производителей картошки с 4 мая без всяких причин не впускают картошку из Кыргызстана. В таком случае обе стороны должны были совместно принять решение?! А что, допустимо такое: одна сторона права, а другая сторона неправа?!

- Казахстанская сторона высказывает предлог, что наша картошка больная?

- Эта болезнь – «нематода». Это означает наличие червя в картошке. При мытье червивой картошки остаются следы, черные пятна. Их можно вырезать и в столовой. Именно этой «нематоды» полным-полно у самих казахов. У нас ее в 3-4 раза меньше, чем у них.

Здесь есть элементы халатности с кыргызстанской стороны. Так, оказалось, что казахстанская сторона с марта 70 раз напоминала нам об этой болезни. Несмотря на это, Министерство сельского хозяйства КР, Государственная инспекция по ветеринарии и фитосанитарной безопасности не шелохнулась. Можно было поехать и решить вопрос? А когда тем надоело, Казахстан перекрыл, говоря «мы напоминали, есть основания». Тем самым нанесли удар по благосостоянию народа. В результате большинство прошлогодней картошки не прошло, что-то сгнило, часть ушла на семена, площадь под картошку еще больше расширяют. Что будет при непрохождении картошки и в этом году?

Еще одно огорчает меня. После вступления в ЕАЭС получилось «слабая утка рано взлетает», наша сторона сняла ветеринарный и фитосанитарный контроль, а казахская сторона не сняла. Да еще в Кыргызстане имеется только 2 фитосанитарные лаборатории. На что хватит их? Итак, происходят недостатки и с нашей стороны. Премьер-министр С. Жээнбеков в Ереване переговорил об этом с премьер-министром Казахстана К. Масимовым. Лишь бы вышел результат из этого. В любом случае нечего махать кулаками после драки, ведь наш народ не заработал на картошке.

- Есть ли пути выхода из такого положения? Ведь нам не сдобровать, если не выведем на экспорт другую сельхозпродукцию помимо картошки?

- Есть. Я предлагаю создать комитет по производству и продаже, сбыту продовольствия при Министерстве сельского хозяйства. Инспекции по ветеринарии и фитосанитарии тоже правильней быть при министерстве, действовать вместе сообща.  Мы посмотрели, в то время как Кыргызстан не может вывозить из страны и продавать мясо, молоко, овощи, а теперь и картошку, Казахстан совершенно свободно, безостановочно, беспрепятственно, в желательном для себя объеме ввозит к нам 7 видов продовольствия (мясо, молоко, пшеницу, муку, яйца, сахар, алкогольные напитки). Что это за ЕАЭС, если одной стороне можно всё, а другой стороне нельзя ничего? Где принятые правила, где справедливость?

- По вашему мнению, нас приводят в изнеможение именно эти правила ЕАЭС?

- Обратимся к фактам, по данным Национального статистического комитета, в 1 квартале 2016 года по сравнению с 1 кварталом 2015 до нашего вступлении я в ЕАЭС: экспорт овощей-фруктов сократился в 1,5 раза, молочных продуктов в 1,8 раз, хлопка сократился в 2 раза. На что это указывает? Мы получаем от ЕАЭС не пользу, а только вред, не проходит произведенная у нас продукция, сельское хозяйство село в калошу, вот на что указывает!

Народ тоже верил «вступим в ЕАЭС, осчастливимся». В соответствии с этим народ воспрянул духом, увеличил поголовье скота, обрабатывал землю. Сейчас на руках у народа имеется: 6 млн голов овец и коз, 1,5 млн голов крупного рогатого скота, 500 тысяч голов лошадей, 7 млн кур. Когда собрал все это, цены на скот упали, земледелие попало в указанное положение, народ оказался в скверном положении. Я не говорю, что не надо было вступать в ЕАЭС. Я говорю, что до вступления надо было все просчитать, точно обговорить. Ведь более опытные по сравнению с нами государства выигрывают.

- Войти-то вошли в ЕАЭС, теперь не говорить же «выйдем». Вместо этого лучше подумать, как мы сможем защитить свои интересы в условиях ЕАЭС?

- Для этого правительство должно бороться за интересы Кыргызстана. Хотелось бы бороться, нас 5 государств вошло в ЕАЭС, так ранее вошедшие 4 государства уже поделили между собой всю власть. Например, Евразийская комиссия находится в Москве (это рабочий орган), его руководителем стал представитель Армении. Председательство самого высшего экономического совета ЕАЭС досталось президенту Казахстана. Еще один финансовый центр ЕАЭС строится в Астане. Самый высший суд ЕАЭС расположился в Минске. А нам ничего не досталось! Наши работающие там министры еще не осчастливили нас защитой интересов Кыргызстана. Почему Т. Сариев, отработав примерно год, ни разу не поднимал этот вопрос?! Потому что он побоялся вынести вопрос на правительство и обсудить. А если б так сделал, тогда бы и ушел с должности. Именно он ввел в ЕАЭС под свое «ура!». Он же говорил о 4-х свободах? Свобода товаров, свобода рабочей силы, свобода капитала, свобода услуг. Где они? Сейчас в этом направлении работает премьер-министр С. Жээнбеков, посмотрим, какими будут результаты.

- Жамин Акималиевич, вы посвятили жизнь сельскому хозяйству Кыргызстана, вы человек с большими заслуженными трудами. Что можете сказать о сегодняшнем положении сельского хозяйства? Мы смогли найти хозяина земли посредством ее приватизации?

- Скажу прямо, сейчас нет человека, присматривающего за землей, потому что нет хозяина. До реформы Акаева, Талгарбекова у земли был хозяин – государство. Государство не отдавало ни пяди земли без решения правительства (например, под строительство электростанции, или на что-то другое нужное). Сейчас сельское хозяйство Кыргызстана в бедственном положении. Потому что бедная земля поделена на мелкие доли, у большинства крестьян нет понятия о научных достижениях. Они не знают, какие сорта надо сеять, какой технологией пользоваться, не знают о севообороте, посадке клевера, вкратце, моя хата с краю, ничего не знаю.

В союзные времена было 509 колхозов, совхозов, сейчас разделилось на 350 тысяч мелких крестьянских хозяйств. У мелкого и работа мелкая. Что они могут сделать? В итоге производительность труда сократилась в 10 раз, урожайность в 2 раза. Касательно животноводства, в союзные времена 97% скота было породистым, сегодня такого осталось лишь 7%. Итак, земле приходится тяжко. Когда земля находилась в руках государства, у нас было 1 млн гектаров поливной орошаемой земли.

Орошаемая земля - золотой клад. Это значит, она ежегодно дает урожай вне зависимости, идут дожди или нет. От нее осталось 850 тысяч гектаров. Мы потеряли 150 тысяч гектаров (большинство этой земли захвачено домостроителями). Из тех 850 тысяч гектаров земли большинство охвачено солончаками, солью, остались без присмотра (такая земля не впитывает воду, ее не берет борона), подверглась эрозии, превратилась в пустошь, в плане мелиорации превратилась в непригодные земли. Я сказал только о земле, оставшейся под воздействием воды. Беря в целом, в Кыргызстане с учетом пастбищ (9 млн гектаров) имеется 17 млн гектаров сельскохозяйственных площадей, из них половина находится в непригодном для сева положении.

- Как нам можно поступить?

- Есть только один путь выхода из положения. Это укрупнение. Тогда откроется дорога для масштабного правильного использования земель. Под укрупнением не надо представлять себе  старинные колхозы и совхозы. Мы провели исследование, оказалось, 70% народа желает вхождения в кооперативы. Для этого правительству надлежит издать постановление, четко указать интересующие народ условия. Например: земля останется у вас самих,  всего-то войдете со своими земельными долями членами кооператива, общий доход поделите. Самое первое – их надо заинтересовать. Так, надо создать следующие условия для кооперативов (укрупненных хозяйств): освобождение от всех видов налогов в течение 5 лет, выдача кредитов под самые низкие проценты или вовсе без процентов, совсем не проверять 5 лет,  обеспечить техникой, удобрениями, породистым скотом, и тому подобным. Тогда народ поддержит, он еле удерживается. Если раньше посевная площадь одного колхоза составляла 2500 гектаров, сейчас у крестьянского хозяйства 2,5 гектара. Как проведешь севооборот на такой площади, и какого результата можешь ждать? Другое дело, было бы 500 гектаров земли. Вот «кибуца» Израиля  кормит весь мир сельскохозяйственной продукцией, по-нашему, «кооперативным путем». Надо идти на такую дорогу. А если продолжим идти сегодняшней дорогой, то совсем разрушим сельское хозяйство Кыргызстана. 

Автор: Темирбек АЛЫМБЕКОВ
Источник: газета «Жаны агым» №22 от 27.05.2016/стр.5

Комментарии: