×
 

01.06.2015 // 15:32
Обратите внимание на дату публикации.

Аскар Акаев, первый президент Кыргызской Республики, академик: «Кыргызстан в последние 10 лет как корабль, плывущий в океане без капитана, без руля (Часть VIII)

(начало в прошлых номерах)

- Аскар Акаевич, оказывается, сидя с близкими соратниками, вы сказали: «…при условии долгой жизни и Бекмамат Осмонов стал бы президентом…». Это правда?

- Хочешь спросить, почему? Особенность Бекмамата Осмонова – он был кумиром простого народа, настоящим любимцем. Во всех уголках Кыргызстана глядели на него с восхищением как на живого Манаса. У Бекмамата Осмонова был сильный дипломатический дар, притягивающий к себе народ как магнитом. В отличие от других чиновников он соглашался на уговоры. Конечно, среди политической элиты были невзлюбившие Бекмамата Осмонова, было также много ненавидевших его авторитет и уважение в народе. В бытность президентом я прилетел в Джалал-Абад, с губернатором Бекмаматом Осмоновым вдвоем обошли область. Потом мы поехали с ним в город Кок-Жангак для знакомства с трудовым коллективом завода бывшего союзного значения, выпускавшего запчасти к военной технике. Директор того завода встретил нас. Бекмамат Осмонов познакомил с ним: «Аскар Акаевич, этот джигит – директор данного завода, Курманбек Бакиев».

- Значит, это Бекмамат Осмонов познакомил вас с будущим последователем, во-вторых, политическим оппонентом Бакиевым…

- Да. Так получилось. Я с ним поздоровался, спросил: «Какое учебное заведение окончил?» Он кратко ознакомил себя: «Окончил Политехнический институт имени Куйбышева в городе Самаре России». Оказался джигитом со светлым обликом. Там на месте я посмотрел на областного руководителя: «Бекмамат Осмонович, мы должны привлекать на должности и повышать такую молодежь, получившую образование в России. Сам знаешь, молодежи с такой профессией, кадров очень мало. Ты бы привлек к себе таких джигитов? Надо повышать на должности областного уровня, воспитывать. Мы тоже завтра уйдем с должностей, пусть за нами растут кадры. Оказывается, получил образование в России, возьми к себе заместителем по промышленности, и профессия правильно подходит, он инженер…». На это Бекмамат Осмонов сказал: «Аскар Акаевич, очень хорошо будет. Раз вы сказали, то как я могу сказать «нет»…», - не заставил меня повторять дважды, взял его к себе заместителем. Вот так началась карьера Бакиева в политике.

- По-моему, похоже, Курманбек Бакиев мало работал заместителем губернатора?

- Через какое-то время я объезжал республику и снова поехал в Джалал-Абад. Я частенько объезжал области республики, проверял работу руководителей, контролировал. Сидели, разговаривали, я спросил его: «Бекмамат Осмонович, а где тот твой заместитель Бакиев?» Бекмамат мырза сказал, что заместителя Курманбека Бакиева выгнал с должности. Тогда я, глядя на Бекмамата Осмоновича, сказал: «Тебе не годится так делать, надо терпеть кадров, растить их. И в моем окружении много людей, ходят интриганы, скандалисты, я же тоже терплю их, работаю. Ты сам мудрый руководитель, есть опыт, таких кадров выгнать легко, надо воспитывать и взращивать их. Хотя бы сделай его акимом». Бекмамат Осмонов говорит мне: «Правильно говорите… Что нам теперь делать?» Я сказал: «Давай направим его акимом в Тогуз-Тороский район, сейчас то место вакантно». Губернатор посчитал правильным мой совет. Спасибо ему, не заставил меня повторять дважды. После моего отъезда он вызвал Курманбека Бакиева, сказал ему «езжай в Тогуз-Торо акимом». Тот тоже согласился. Итак, мы вдвоем с Бекмаматом Осмоновым сделали Бакиева акимом и направили в Тогуз-Торо. Я действовал много, полагая, пусть растут кадры, особенно южные. В то время я повышал на большие должности и взрастил многие южные кадры, как Абдыганы Эркебаев, Мамат Айбалаев, Бекмамат Осмонов, Курманбек Осмонов, Омурбек Текебаев, Марат Султанов, Акматбек Келдибеков, Осмонакун Ибраимов и другие. У кыргызов же есть выражение «иногда джигит ходит пешком, иногда едет верхом на коне». В этом отношении Бекмамат Осмонов был молодцом. Расскажу об одном событии. Они оба с Куловым вступили в противоборство, вышел большой конфликт. Ведь у Феликса Кулова были тайные амбиции выйти на следующих президентских выборах, стать президентом. Он увидел на юге конкурента в президенты Бекмамата Осмонова, боялся его авторитета. Я слышал, что председатель облкенеша, Ф. Кулов, О. Текебаев и другие тайно объединились и выступают против Осмонова, поднимая народ. Меня оповестили, что перед зданием Джалал-Абадской областной администрации вышли несколько тысяч человек.

- Помню, как вы в тот судьбоносный для губернатора Бекмамата Осмонова момент вы сами полетели в Джалал-Абад…

- Мне сообщили «там на площади народ сильно требует: пусть Акаев сам прилетит!» Мне из своей администрации некоторые советовали: «Аскар Акаевич, не летайте в Джалал-Абад, может возникнуть непредвиденная случайность и нападение на вас. Вид народа нехороший, пошлите лучше премьер-министра?» Я сказал: «Разве бывает боящийся своего народа президент? Подготовьте мне самолет, лечу в Джалал-Абад!» - не послушался советчиков, взял с собой двух помощников и вылетел. Поехав туда, увидел колыхающееся море народа перед облакимиатом и понял – положение крайне тяжелое. Обе стороны стояли друг против друга. Убедился в правильности своего приезда в Джалал-Абад. Если б сам не поехал, то ситуация выпала бы из рук. Пока я долетел до Джалал-Абада, на площади количество народа все больше увеличивалось, люди не помещались на площади, яблоку негде было упасть, народ стоял, колыхаясь как море.

По приезде в облакимиат массы народа расступились перед нами, впустили нас внутрь. Я понял, не обойтись без срочного решения поднятого народом вопроса. Я решил сначала поговорить с Бекмаматом Осмоновым, а потом выйти к народу. Мне нравилась его решительность, способность пойти на компромисс. Но я не знал, как произойдет в этот раз. Такое качество присуще не каждому человеку, особенно руководителю. Сам знаешь, вначале мы с ним даже противостояли. До становления президентом, являясь человеком науки, я не знал Бекмамата Осмонова вблизи. Многие даже представляли мне его в плохом свете. Поздней узнал и увидел, что он достаточно податливый джигит с хорошими качествами, с которым можно работать. Итак, по воле судьбы с ним вдвоем стали сотрудничать. Я ему сказал: «Я специально прилетел, чтоб увидеть своими глазами. Сначала поговорим с тобой с глазу на глаз, а потом выйдем к народу». Бекмамат Осмонов: «Аскар Акаевич, хорошо, что вы прилетели». В разговоре я поставил вопрос ребром: «Бекмамат батыр, ты и сам умная душа, посмотри на улицу, ты видишь вид выступающего против тебя народа. Конечно, и у тебя есть сторонники. Но обе стороны противостоят друг другу. Это надо народу?»

- Аскар Акаевич, вы не подумали ли тогда воспользоваться выступлением народа против областного губернатора, и что настал час для выталкивания с политической арены Бекмамата Осмонова с сильной амбицией «в будущем стану президентом»?

- Нет. Разве время думать о такой вещи в столь стесненных обстоятельствах? Я тоже опасался, как бы не вышло беды. Хотя сейчас легко говорить, но политическое положение было тяжелым. После короткого разговора Бекмамат Осмонов вопросительно уставился на меня: «Аскар Акаевич, как нам выйти из этой политической ситуации? Что мне нужно сделать?» Я ему: «Остался только один путь успокоить народ. Ты сам выйди к народу и скажи: «Ухожу в отставку!» - успокой народ. Другого выхода не находится. Давай сохраним мир на джалал-абадской земле. Есть выражение «джигит то пешком ходит, то на коне ездит». Уйдешь с этой стороны, пойдешь в другую сторону на должность», - сказал ему.

- Согласился на ваши слова Бекмамат Осмонов?

- Он стоял в задумчивости. Я ему сказал: «Бекмамат батыр, ты – руководитель, уже завтра нужный нашему народу, разве мы тебя оставим без должности…». Он согласился. Он молодец, как ни говори, у него есть ум. Южную землю от одного большого противостояния, хаоса и беспорядков сохранил сам Бекмамат Осмонов. Он встал с места и сказал: «Аскар Акаевич, вы правильно говорите, должность – грязь с руки. Мне не хочется быть рабом должности, и пачкать биографию ради кресла. Мне нужно согласие своего народа. Я сам успокою народ на площади», - сказал решительно и убедительно. Я почувствовал значительное облегчение, услышав его слова, сказал: «Тогда выйдем к народу».

Мы с ним вышли из кабинета к народу. Народ расступился и пропустил нас вперед. Ну, до этого перед облакимиатом не собиралось столько много народа. И в мой адрес со стороны народа полетели разные неприятные слова. Я сделал вид, что не слышу их, прошел мимо них. Бекмамат Осмонов вышел к народу и когда поднял руку вверх, площадь мгновенно замерла, и он присущим только ему рокочущим голосом смог остановить народ несколькими фразами в таком смысле: «Уважаемые родичи! Мы сейчас с Аскаром Акаевичем поговорили честно, лицом к лицу, решили вопрос. Все в порядке, все будет хорошо, а теперь расходитесь…». Масса народа разок загудела, потом замолкла. Осмонов знал биение пульса главной артерии простого народа. Бекмамат мырза не суетился мелко перед своими врагами, глядел им прямо в глаза, смог остановить характерным низким приятным голосом народ, готовый затопить как сель, тотчас остановил.

Мы сели в машину, выехали из облакимиата и поехали в сторону Оша. Всю дорогу мы в машине открыто разговаривали. Уходить с должности тоже нелегкое дело. Ближе к Кара-Суу, сидя в машине, он глядя на меня, сказал: «Аскар Акаевич, я по собственному желанию уйду с должности ради согласия народа области! Вот и заявление написал», - вытащил из папки при себе лист бумаги, решающий его судьбу, и губернатор Бекмамат Осмонов  отдал мне собственноручно написанное заявление. Видимо, глядя на вид народа, еще до моего прибытия в Джалал-Абад он уже написал, подготовил свое заявление. Я как президент прочитал написанное им заявление, принял. Он в отличие от некоторых других руководителей не пресмыкался ни перед народом, ни передо мной, не умолял как бедолага. Бекмамат Осмонов поступил мужественно, сумел показать себя, даже уходя с должности, народным лидером. Вот его можно назвать уважаемой народом личностью. Бекмамат мырза с высоко поднятой головой ушел по собственному желанию с должности губернатора.

- А что произошло бы, если б Бекмамат Осмонов уперся «не уйду»?

- Тогда ситуация вырвалась бы из рук. Кроме требовавших его ухода с должности среди простого народа было много поддерживавших его сторонников, для которых был высоким авторитет Осмонова. От противостояния и трения обеих сторон мог бы вспыхнуть огонь.  За его решительный шаг, увидев, какой он истинно народный человек, я стал уважать Бекмамата Осмонова еще больше прежнего. Самое главное, обе противоборствующие стороны без шумного конфликта разошлись перед облакимиатом. Через некоторое время я взял его на должность. Не только он сам, но и его братья работали на руководящих должностях. У меня были мысли поднять его на другие должности, если б не его болезнь (желчекаменная болезнь). У Бекмамата мырзы было много хороших качеств, уважаемых народом.

- В первые годы вашего президентства вы провели 180-летие Курманжан датки. Говорят вроде, что губернатор Джалал-Абадской области Бекмамат Осмонов поехал с «сорока витязями» на конях на той-празднество «Алайской ханши»…

- В моей памяти осталось одно событие. Мы провели 180-летний юбилей нашей матери Курманжан датки на алайской земле. То было тяжелое время, когда еще не зажили раны от кровавых событий в Оше, Узгене. Когда тогдашний губернатор Джалал-Абадской области Бекмамат Осмонов со своими сорока витязями на конях приехали, народ сорвался с места, все стоя встретили их. Я не знал о таком большом авторитете и уважении к Бекмамату мырзе со стороны народа. Он и сам был пригожим сильным джигитом высокого роста, и весь народ глядел на едущего Осмонова, встречал стоя, хлопая в ладоши, будто видел живого Манаса.

- Аскар Акаевич, читающие ваше интервью читатели могут сказать, что высказываемые сейчас хорошие слова вы не говорили Бекмамату Осмонову при жизни.

- Да. У каждой вещи бывает свой час. Вот мы с тобой беседуем, я вспомнил Бекмамата батыра. Он всегда на устах народа, незабываемая личность. Я разве должен был у кого-то спрашивать совета, говорить ли о нем хорошие слова как современник, вместе работавший человек, президент страны? Нет. Столько тысяч народа, прибывшего на торжества в честь нашей матери Курманжан датки соскочили с мест и аплодировали, пока он не слез с коня. Я говорю только то, что видел своими глазами.

- Аскар Акаевич, вот вы были много лет президентом, управляли Кыргызстаном. До этого вы были в хороших уважительных отношениях с руководителями других государств. Оказывается, президент Таджикистана Эмомали Рахмон говорил «давайте я проведу ваш 70-летний юбилей». А сейчас вы связываетесь с главами других стран?

- После ухода из власти я тоже увидел виды двуличия. Жизнь научила различать истинные лица людей, которых я повышал на большие должности в  бытность президентом, настоящих друзей и врагов, предателей. Оказывается, это отдельная школа… У каждой вещи есть свое время. Со многими я не связываюсь сейчас как ушедший из политики целиком в науку человек. Некоторые поздравляют по праздникам. Ну а очень близкие люди президента Рахмона приходят ко мне, говорят теплые слова, передают приветы, оказывают моральную поддержку. Рахмон не изменился. За это спасибо. Ну а к моему 70-летию направил своих представителей, приходили его люди: «70-летний юбилей Аскара Акаевича проведем в Таджикистане, дайте согласие?» Оказывается, прошло ровно 20 лет с тех пор, как (я) объединил таджикскую власть с оппозицией, остановил гражданскую войну и примирил. Это правда, в великий для них день они сказали: «Давайте вместе проведем юбилей Акаева».

- Почему вы не согласились?

- Я не согласился на это. Было бы неправильно проводить свой юбилей в другом народе, когда есть мой кыргызский народ. Я был тронут, сказал спасибо президенту Рахмону.

- Аскар Акаевич, и до вас были пытавшиеся объединить таджикскую власть и оппозицию, посадить за один стол. Это ваш врожденный дипломатический талант? В чем секрет этого успеха?

- На нашу мысль и действия примирить таджикскую власть с лидерами оппозиции дали согласие  оба: Абдулло Нури и Туражон заде. В Бишкеке работы по примирению таджикского президента и лидеров оппозиции прошли по задуманному, плодотворно. Обе стороны были рады, в итоге прекратилась длившаяся много лет война, выиграл великий таджикский народ. Начиная с того дня в Таджикистане воцарилась стабильность, начался экономический рост. Я всегда горжусь этими дипломатическими действиями, успехом.

- Рахмон - президент Таджикистана, в котором была гражданская война, такие вечные ханы Средней Азии как Назарбаев, Каримов руководят своими республиками от 15 до 25 лет и еще идут на президентские выборы. Приходит мысль, возможно, если б вы не были президентом-демократом, а как диктатор тоже сидели бы на троне, управляя страной. Не собрали ли вы сами первым плоды демократии?

- Бекен мырза, у твоего вопроса очень глубокий смысл. Ну, с президентами соседних государств я работал вместе десятки лет. В сложные времена мы помогали друг другу. Вот упомяну Ислама Каримова. В начале интервью мы сказали хорошие слова о Каримове. На сегодняшний день руководство Кыргызстана не может найти общий язык с узбекским лидером. Сказанные Атамбаевым слова об узбекском президенте это противоречащая всякому закону вещь. Много помощи оказал и казахский президент Нурсултан Назарбаев. Были моменты, когда Таджикистану оказывали помощь мы. Я глубоко уважаю всех трех президентов. Самое главное, все три лидера сохраняют стабильность в своих государствах. Каждый приносит прогресс в свое государство. Мы должны уважать президентов, избранных соседними народами.

У каждого народа бывает свой путь, выбирающий судьбу. Так и здесь, и для Кыргызстана есть только один путь, ему нет никакой альтернативы. Я знаю, что выбранный Кыргызстаном путь - это демократический курс. Поскольку наши предки были свободным кочевым народом, то и в их жизни были элементы демократии. У курултая тоже есть хорошие демократические стороны. Как бы мне ни было тяжело, но Кыргызстан надо повести только по демократическому пути. Даже при множестве моей критики и критики в мой адрес, я вел Кыргызстан по тому пути. Не устремленный вперед народ, не взявшее курс вперед государство остается позади, у него никогда не будет будущего. У нас нет нефти, газа, но у нас есть дающая надежду на будущее народу демократия. Мы должны развиваться только по пути демократии, должны пойти вперед.

- Аскар Акаевич, вы от макушки до пяток врожденный демократичный человек. Зачем вам был нужен третий президентский срок? Говорят ведь, что самый правильный шаг для политика – уйти когда его авторитет на подъеме. Почему вы не смогли пойти на такой шаг?

- Я вышел еще на один президентский срок, чтоб заложить начало 10-летней программы. Я не тот человек, который желает «буду пожизненным президентом». Нашей главной целью было реализовать 10-летнюю программу роста и развития с помощью иностранных государств-доноров, при поддержке Всемирного банка, с помощью авторитетных международных организаций. Мы не собирались сидеть и ждать, до каких пор и какое государство поможет нам, а мы были на пути самостоятельного поднятия на ноги. Мы собирались целенаправленно воплотить это в жизнь, увеличить доходы каждого кыргызского гражданина в 2 раза. Я посчитал правильным начать ту 10-летнюю программу, а в 2005 году не участвовать официально на следующих выборах и уйти из политики. Мы в то время переговаривали с Всемирным банком, Европейским банком и еще другими международными организациями, и рассматривался вопрос списания долгов, взятых нашей республикой. И до этого международные организации списывали наши внешние долги.  Я объявлял об этом. Но реализовать мои хорошие намерения в работу не дали возможности американцы. США объединились с нашей оппозицией, совершили государственный переворот. Если б выборы прошли осенью, то выиграл бы кто-нибудь из моих учеников-последователей, поддерживавших меня. Возможно, похоже, я тоже допустил ошибку. Иногда думаю, может быть, не следовало открыто обнародовать, что не пойду на выборы 2005 года. Я мог бы как Борис Николаевич открыто вывести своего достойного человека и передать ему (власть).

- Аскар Акаевич, вы сказали сокровенную мысль «передал бы власть своему человеку», если не секрет, кто был бы будущим президентом, способным объединить наш народ и выполнить начатые вами реформы?

- Наверняка об этом не стоит говорить. Их было много. После сказанного мной, что не пойду на выборы, начали открыто выходить желающие стать преемником. Среди них не было человека, поддерживаемого мной. Я не смог вывести своего человека до выборов. Я сказал послу США и помощнику государственного секретаря: «Вы ведь сами говорили, что  вашей целью была поддержка демократии? Вы сами называли Кыргызстан «островком демократии»? Помогите провести выборы осенью. Я сдам власть конституционным путем избранному народом президенту». Они отнеслись грубо: «Мы не вмешиваемся в ваши внутренние дела!». Похоже, высказанные мной мысли не совпадали с их тогдашними мыслями. Они выбрали революцию, поднятие народа против власти, выбрали путь переворота. Одно вызывает у меня сожаление – я не смог передать власть конституционным путем.

- Аскар Акаевич, вы так и не сказали о своем Путине, подготовленном вами, на которого можно с уверенностью  оставить Кыргызстан?

- По правде говоря, в то время не было… Думал, до осени остановимся на ком-то одном и поддержим его. Но до этого произошел переворот. Это знали и оппозиционеры, чувствовали, что выборным путем проиграют, посчитали правильным захватить власть силой.

(продолжение следует)

Автор: Бекен Назаралиев
Источник: газета «Жаны ордо» №19 от 29.05.2015/стр. 3 и 5