×
 

27.04.2015 // 18:29
Обратите внимание на дату публикации.

Аскар Акаев, первый президент Кыргызской Республики, академик: «Кыргызстан в последние 10 лет как корабль, плывущий в океане без капитана, без руля» (часть IV)

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV 


- Аскар Акаевич, какой была реакция президентов соседних стран, когда Кыргызстан ввел на своей территории национальную валюту?

- Я поехал на саммит стран СНГ в Ташкент. Президенты сидели по старшинству: Ельцин, Каримов, Назарбаев. Я подошел к ним, поздоровался с Назарбаевым, Каримовым и протянул руку для рукопожатия Борису Николаевичу, но он поморщился и не подал мне руку. Я был поставлен в очень неудобное положение перед остальными президентами. Я понял, что такое отрицательное ко мне отношение со стороны Бориса Николаевича было вызвано введением у нас в стране национальной валюты. Я промолчал, хорошо зная характер российского президента. После гнев Бориса Николаевича немного рассеялся, и он высказал мне свою обиду: "Аскар Акаевич, ты знаешь, какие между нами хорошие, дружеские отношения… Не удосужился даже позвонить мне по телефону перед введением национальной валюты. Раве так поступают уважающие друг друга люди?" "Борис Николаевич, прошу у вас прощения. Допустил ошибку по молодости. Просите меня", - постарался я шуткой смягчить ситуацию, как-никак Ельцин являлся президентом такой державы, как Россия. Так я вышел из ситуации.

- А что сказали президенты Каримов и Назарбаев? Тоже обиделись, что, не разглашая, ввели национальную валюту?

- Вначале такого не было. Назарбаев и Каримов атаковали меня с двух сторон и шутили: "Аскар Акаевич, ты введением нацвалюты поступил как камикадзе…Как ответишь осенью перед парламентом? Не отправят тебя депутаты в отставку, как ты мог решиться на такой шаг?" Меня тогда сильно задело, что Борис Ельцин демонстративно не подал мне руку, а наши аксакалы-президенты Средней Азии иронизировали, что "депутаты выгонят меня с поста". Честно говоря, я оказался в неудобном положении. Оказывается, уважаемые нами аксакалы-президенты не поняли значение национальной валюты. Не прошло нескольких месяцев, как в России прошла денежная реформа. Тогда я увидел, что еще вчера шутившие надо мной аксакалы-президенты оказались не готовы к денежной реформе в России. Финансовое состояние наших соседей как будто смыло паводком подчистую. Мы же, заранее введя национальную валюту, легко преодолели те трудности, а критиковавшие меня соседи оказались в очень тяжелой ситуации.

На следующей встрече президентов среднеазиатских государств Ислам Каримович  высказал мне свою обиду: "Асаке, ты знал, что Россия проведет денежную реформу, почему не предупредил нас? Посмотри, какой мы терпим ущерб…". Я не помню, где проходила встреча, в Ашхабаде или Алма-Ате, но не в Ташкенте. Я посмотрел на узбекского президента и сказал: "Исламжан Абдуганиевич, я говорил вам". Меня поддержал Нурсултан Абишевич словами: "Аскар Акаевич говорил нам обоим. А мы стали смеяться над Акаевым и говорить, что он самоубийца. Мы сами виноваты, что не прислушались тогда к словам Аскара Акаевича…". Прошедшая в России денежная реформа очень подняла мой авторитет. Сравнительно с аксакалами-президентами я изучил экономику России и заранее просчитал, что она пойдет на денежную реформу. Я горжусь, что не ошибся тогда в своих расчетах. Если бы мы тогда не опередили их в введении национальной валюты и не перешли на сом, то отстали бы и долгое время не смогли бы встать на ноги.

Введение сома в качестве национальной валюты было неожиданным, решительным действием. Май 1993 года был наиболее благоприятным моментом. Сом был введен в результате качественного анализа и расчета, и наш сом бежал наперегонки с долларом в Средней Азии. В торговле с соседними странами сом был так же востребован, как и американский доллар. Самое главное, что в то время не было девальвации. На сегодняшний день нынешняя власть не может стабильно удерживать курс сома. Открыто скажу, что это большое поражение. Со снижением стоимости сома и его девальвации всё труднее простому народу. Кажется, в нынешней власти сидят одни "революционеры", не понимающие экономику и бизнес.

- Для чего необходимо удерживать курс сома на стабильном уровне?

- Сейчас у государства нет другого выхода, как проводить девальвацию. Народу тоже становится тяжелее. Иного пути нет, что им остается делать, если нет роста экономики? Я готов предложить нынешней власти свои мысли касательно экономической стратегии как кыргызский гражданин.

- Не окажетесь в неудобном положении, услышав ответ: "Аскар Акаевич, в ваших советах мы не нуждаемся!"

- Правильно заметили. Кажется, эта власть не настроена, слушать мои хорошие рекомендации.

- Нынешняя власть связывает снижение курса сома с девальвацией российского рубля…

- Нет, это неправильно. Мы ввели сом и победили инфляцию. Не претерпели множества лишений. Это было большой победой маленькой страны. Если бы тогда не ввели сом, то оказались бы в таком же трудном положении, как соседние республики. У наших соседей имеются большие запасы нефти и газа, благодаря чему они встали на ноги спустя долгое время.

- Аскар Акаевич, почему, введя сом в качестве национальной валюты, вы не поставили на нем свою подпись как президент. Ведь вы были автором идеи введения сома…

- Честно говоря, мне и в голову не пришло подписывать нацвалюту. На каждом номинале изображена личность, представляющая тот или иной регион страны. Могу открыто сказать, что в этом аспекте всё было правильно. Но историю делает народ. А я президент, избранный народом. У меня не было мысли оставить свое имя. Я не подписывал сом. Сом надо укреплять. Я считаю национальную валюту подлинным символом нашей государственности, нашего народа.

- Я смотрел ваше интервью прошлого года "7-у каналу" в интернете. В том интервью вы раскрыли для нас неизвестную сторону Атамбаева. Оказывается, в то время вы обратились за помощью к Борису Николаевичу и передали выделенные им деньги Чингизу Айтматову?

- Да. В то время писатели, деятели культуры оказались в очень трудной ситуации. Состояние было плачевное.

- Когда Чингиз агай рассказал, что тогдашний бизнесмен Атамбаев купил на выделенные кыргызским писателям средства заводы? Атамбаевские люди утверждают, что слова Акаева не соответствуют действительности. Мы, простые люди, не знаем в чьи слова верить: первого президента Акаева или нынешнего президента Атамбаева? Я своими глазами видел по телевидению, как Атамбаев говорил в своем интервью, что "Акаев отнял его богатство". Где истина?

- Во время моего президентства Чингиз Торекулович совмещал общественную деятельность с должностью председателя Союза писателей Кыргызстана, а Алмаз Атамбаев был вроде секретаря-помощника Чингиза агая, носившего за ним портфель. Честно говоря, я и представления не имел, кто он такой, и не интересовался. Те 50 млн рублей, тема которых постоянно муссируется, я получил не от Союза писателей СССР, а от Бориса Николаевича. Я рассказал, в каком тяжелом состоянии оказались писатели, деятели культуры, и просил поддержать их. Подчеркну еще раз, что Борис Николаевич выделил те средства не в качестве долга, а гранта. Он с глубоким уважением относился к Чингизу Айтматову как к великому писателю. Таким образом деньги прибыли из России. На то время это была немалая сумма. Была полноценной валютой. Чингиз Торекулович предложил: "Не будем проедать эти деньги, а разработаем долгосрочную программу по привлечению инвестиций, приватизации имущества, и на полученные доходы будем поддерживать литераторов и деятелей культуры". В Аламудуне был Дом творчества  писателей, место, где писатели творили свои произведения. Сказали, что требуется капитальный ремонт…

- Вы, наверное, имеете в виду Дом творчества писателей "Арашан"…

- Да. Дом творчества "Арашан". Слышал, что и его приватизировал.

- По словам писателей, кажется, то здание тоже перешло во владение Атамбаева. Слышал, что половину того здания он сдал в аренду турецким муллам.

- Я получил от Бориса Николаевича грант и передал в руки Айтматова со словами: "Чингиз Торекулович, дальше распоряжайтесь сами". После я не вмешивался в эти средства. Прошел год, и Чингиз агай пришел ко мне в кабинет с жалобой: "С тех денег нам ничего не досталось. Надо дать поручение Генпрокуратуре и привлечь Атамбаева к ответственности". У меня упало настроение: "Как можно обманывать Чингиза Торекуловича, которого весь мир ценит как пророка и гордится им?" В то время я понятия не имел, кто такой Атамбаев, не видел его и не слышал про него. Фамилию Атамбаев услышал из уст Чингиза Айтматова. Тогда бизнесмен Атамбаев сильно меня огорчил. Действительно, я тогда был очень возмущен, что нашелся человек, обманувший писателя-патриарха, благодаря которому весь мир узнал о существовании великого кыргызского народа. Как будто не осталось никого другого, кроме Айтматова. Мне было стыдно за этот обман, я беспокоился, как отреагирует мир на такую информацию. Разве бывает такой низкий человек, отнявший последнюю надежду и без того испытывающих большие трудности писателей, деятелей искусства? Что за безбожник, обманувший самого Айтматова, думал я с упавшим настроением. Это были деньги, специально предназначенные на поддержку писателей, деятелей искусства. Я рассердился, что эти средства не дошли до них. Я дал поручение генпрокурору, как президент решил докопаться до истины, которую не смог выявить Айтматов, и таким образом стал врагом Атамбаева.

- Поддерживающие Атамбаева писатели, деятели искусства упоминают, что эти средства присвоили отдельные известные литераторы. Построили для отвода глаз фундамент здания, после строительство было остановлено из-за отсутствия средств. Также говорят, что и фундамент впоследствии был продан, а средства присвоены.

- Бекен иним (здесь обращение к младшему собеседнику - перев.), те деньги я выпросил у Бориса Николаевича и передал Чингизу Торекуловичу, а Атамбаев приватизировал заводы.

- Получается, что тогда Атамбаев приватизировал заводы, оставшиеся от советского времени?

- Да. Кто бы тогда отказал знаменитому Чингизу Айтматову? Я пригласил генпрокурора и попросил беспристрастно по отношению к Чингизу Айтматову рассмотреть атамбаевскую аферу по присвоению гранта и факт моментального его преображения во владельца нескольких заводов, миллиардера. Было обидно, что писатели и деятели искусства лишились предназначенных им денег.

- Как говорится, "Кто бы знал, что ребенку в люльке предназначено стать ханом"? Не было у вас сожаления, что ненароком заработали себе врага, решив найти истину в данном деле?

- Нет. И сейчас принял бы решение действовать в рамках законности, потому что правда была на стороне Айтматова… Вместо того чтобы повиниться перед Чингизом агаем и мной, попросить прощения, Атамбаев мне мстит. Атамбаев не имел ни малейшего касательства к грантовым средствам из России.

- Кажется, когда Генпрокуратура начала расследование того дела, Атамбаев был вынужден уехать в Турцию?

- Да, так и произошло. Каждый человек должен головой отвечать за содеянное. Атамбаев сейчас заявляет, что приструнит коррупционеров, заставит вернуть награбленное. Я посоветовал бы ему начать с себя. Пусть очистится сам и затем перейдет к другим. Как бы ни избегал ответственности в данное время, придется понести ответ, когда придет болеющий за народ президент. Взяли привычку во всем обвинять меня. Оппозиция горазда на такие выдумки. Вот так я ответил бы на ваш вопрос.

- Академик Жамин Акималиев в своем интервью сказал, что "из-за золотого месторождения "Кумтор" произошел роспуск в 1993 году Легендарного парламента, погиб Насирдин Исанов, выехали из страны президенты". На последнем заседании парламента один депутат высказал следующее: "Акаев был одним из учредителей "Кумтора" и получает дивиденды". Что вы ответите на это?

- Скажу еще раз: "Сиабеко" принесло нам только пользу. Мои враги всегда используют черный пиар в борьбе против меня. Нашей главной задачей на то время было отпечатать в Лондоне нашу национальную валюту. Оставшиеся средства мы положили в банк UBS. Провели аффинаж золота. По данному золоту я отчитался на заседании Жогорку Кенеша. На одной из встреч с населением в Джалал-Абаде жители попросили построить завод по переработке плодово-ягодной продукции.  У нас были хорошие планы после выпуска сома на оставшиеся средства построить в Джалал-Абаде завод по производству детского питания. Ты сам знаешь, что там пропадает часть урожая. Мы планировали создать рабочие места. Завод мы построили, но он не смог функционировать. Кажется, и я не смог хорошо проконтролировать.

"Сиабеко" впоследствии помогло найти фирму "Камеко". В то время золото стоило дешево. В скором времени также упадет стоимость золота и нефти. Цены на нефть сравнялись на мировом рынке. Сейчас тоже идет падение цен на оба товара. Как известно, о брежневском времени сейчас вспоминают как о периоде благоденствия, потому что тогда нефть подорожала. При Михаиле Сергеевиче Горбачеве цены на нефть сильно упали, что закончилось развалом Советского Союза. Когда завершается кризис, нефть начинает дешеветь. Страны вкладывают средства в золото и нефть, поэтому цены на них взлетают до небес. Я предупреждал 5 лет назад, что в России с 2015 года начнет дешеветь нефть. Советовал провести диверсификацию. Они не думали, что цены на нефть упадут до такой отметки, предполагали, что цены останутся высокими. В 70-е годы цена на золото поднялась до тысячи долларов.

Я приложил для реализации проекта по золотодобыче на месторождении Кумтор все свои силы, знания, дипломатию. Независимым государствам в первую очередь требуется валюта. У Казахстана есть металлы, нефть, газ. Казахстан в 90-е годы получал валюту, продавая металлы. У нас нет газа, металлов, нефти. В ближайшее время, через два-три года, цены на золото тоже опустятся. Кыргызстан много времени потерял на скандалах. Кыргызстан должен был постараться получить выгоду, когда цены на золото были заоблачными. Возможно, вследствие прошлогодних скандалов Кыргызстан потерял полтора миллиарда долларов. Если не подготовиться заранее, то нам будет тяжело. Когда мы только начали добывать золото на Кумторе, цены были очень низкими. По-моему, унция стоила 200-300 долларов США.

Я подвергаюсь критике с первого дня разработки Кумтора. Надо было получить выгоду, пока цены на золото высокие. Через год-два цены на золото опустятся, как в случае с нефтью. Откуда все это время поступает валюта? Я провел проект по разработке Кумтор и поставил его на ноги. С начала деятельности золотодобывающего предприятия "Кумтор" кормит наше государство. Что было бы, если я не принял бы решительного своевременного решения, а рудник не разрабатывался? Легко меня сейчас критиковать в хищениях и присвоении. Я максимально использовал свои силы и дипломатию, неоднократно встречался с президентом США, канадским руководством. Они открыто сказали, что проект потребует вложения очень больших средств. Было известно, что горная добыча в высокогорных условиях - это очень трудный и сложный процесс. Цены на золото на бирже стоили 300 долларов за унцию. Мне открыто сказали, что прибыли не будет, затраты не окупятся.

Спасибо фирме "Камеко", что за короткое время построила современное золотодобывающее предприятие. Рудник Кумтор разрабатывался бы еще более эффективно, если бы наши политики перестали устраивать скандалы и споры. Таким путем прогресса не будет. Ваш президент просит с протянутой рукой в долг. С инвесторами надо говорить на международном уровне, на языке закона и только компромиссным путем, как это сделали мы в свое время, чтобы комбинат заработал. Надо найти общий язык с инвестором и работать, не забывая о своих интересах. Нет таких и никогда не будет инвесторов, что готовы бесплатно работать на кыргызов. Пришедшие в страну инвесторы выше ставят свои интересы. У нас не было опыта работы с таким гигантом, поэтому мы тоже допустили ошибки. Я слышу много критики в свой адрес. У работающего человека обязательно бывают ошибки. Не бывает как в сказке.

Инвесторы не придут, если не создать им благоприятных условий. Кто к нам придет, если будет называть иностранного инвестора врагом? Всех разгоним таким образом. Вслед за Кумтором в страну начал прибывать поток инвесторов. В Токмоке был построен по передовым технологиям отличный стеклозавод, затем заработал табачный завод. Слышал, что в настоящее время они простаивают. После государственного переворота 2005 года и прихода революционной власти, стоимость унции золота выросла до 2 тысяч долларов. В казну государства начали поступать деньги. На сегодняшний день стоимость унции золота снизилась до 1200 долларов. Не будем забывать, что Кумтор является единственным источником валюты для Кыргызстана. От совместной работы выиграют обе стороны. Благодаря мне был построен золоторудный комбинат, который приносит стране валюту. За счет этого золота живет наше государство. Что было бы, если в данное время не работал "Кумтор"? Объем внешнего долга приблизился к отметке в 4 млрд долларов. Надо прекращать брать кредиты! На претензии в духе, что Акаев является учредителем "Кумтора" и даже имеет свою долю, отвечу так: ни я, ни члены моей семьи не являемся учредителями "Кумтора". Никакие дивиденды не получаем! Должны же быть границы клеветы…

В составе легендарного парламента было много людей со сложившимся совковым мышлением. Были препятствия с их стороны? Очень много. Но мы не конфликтовали, а убеждали, после чего они уже поддерживали. Тогда депутаты парламента неправильно отправили в отставку премьер-министра Турсунбека Чынгышева.

- Я помню, что когда парламент отправил его в отставку, вы подошли к нему и о чем-то с ним говорили. Если не секрет, что вы тогда ему сказали? Для нас это осталось загадкой…

- Я сказал: "Парламент поступил неправильно, приняв решение о твоей отставке, прими отставку достойно, я окажу моральную поддержку, ты не останешься без работы".

- Аскар Акаевич, выше вы отметили, что цены на золото в ближайшие несколько лет упадут. А депутаты под началом Текебаева собираются национализировать рудник. Ваши комментарии? Могут канадцы уйти, заявив: "Сыт я байской дочкой"?

- Это самый неверный шаг. Может у Текебаева есть личный интерес. Во-первых, национализировать не смогут. В случае такого решения на следующий день инвестор обратится в международный суд, где выиграет. Международный суд предъявит Кыргызстану иск в два-три миллиарда долларов. И куда мы денемся потом?

- Лидер партии "Ата Мекен" убеждает нас, что в международном арбитраже мы выиграем. Не стоят за ними случайно иностранные золотодобывающие фирмы?

- От подобных политических игр очень большой вред. С инвестором работать надо только компромиссным путем, на языке закона. Если канадцы уйдут, сказав, что устали от всего этого, сможем мы вести самостоятельную разработку? В кыргызской политической элите много пустопорожних демагогов-ораторов. Ваш президент смог обеспечить функционирование заводов, купленные на сворованные грантовые средства, которые нашел я? Какие это были заводы-гиганты! Разрушил подчистую эти заводы. Канадские инвесторы построили на месте, где не способен жить человек, современный комбинат. В Советском Союзе не было технологии, позволяющей вести производство на такой высоте. Если цены на золото упадут, то всё. Оспаривай, судись - толку никакого не будет. В любом случае я считаю "Кумтор" решительным и самым плодотворным шагом моего президентства. Благодаря созданному мной проекту обвиняющая меня оппозиция на протяжении одиннадцати лет кормит Кыргызстан. Вместо того чтобы сказать: "Спасибо Акаеву!" - меня обливают грязью.

- Высказываются слова, что золотой рудник привел к гибели Насирдина Исанова и роспуску двух созывов парламента.

- Насирдин Исанов действительно был особенной личностью. Среди премьер-министров, с которыми мне довелось работать, наиболее плодотворно я работал с Исановым. Сам он получил строительное образование в Москве. Так как я был человеком науки, в хозяйственной деятельности мне как нельзя лучше пригодилась помощь Исанова. Что скрывать, в то время я нуждался в его помощи. Он уже набрал к тому времени опыт на руководящих должностях. Он мне во многом помог. Характеры наши тоже оказались схожи. Случилась авария, это событие стало трагедией и большой потерей для семьи, всего кыргызского народа и лично меня.

- Что вы ответите на высказываемые предположения о вашей причастности в его гибели в целях избавиться от него?

- Да, я тоже слышал подобное. Слышал даже, что я якобы подговорил руководство "Сиабеко" организовать его гибель. Первым нашел фирму "Сиабеко" Чингиз Айтматов. Сын писателя Санжар Айтматов тогда работал в той фирме, получал достойную зарплату.

- По информации, которая высказывается в народе, Насирдин Исанов погиб недалеко от поселка Кочкор-Ата на территории Ноокенского района. У остальных пассажиров ни царапины. Бирштейн успевает со своими телохранителями отбыть за границу через Андижан. Почему не были предприняты меры временного их задержания для дачи показаний, не были даны соответствующие поручения спецслужбам, пограничникам?

- Мы растерялись, когда погиб Исанов. Это трагическое событие произошло неожиданно. Были упущения, давшие почву для всевозможных домыслов.

- Аскар Акаевич, я слышал, что Насирдин Исанов выступал против проекта "Кумтор". Это правда? Сообщается, что он сказал своим близким: "Этот проект будет работать вразрез интересам кыргызского народа".

- Все подобные слова - миф. Вы будете поражены, но Насирдин Исанов был одним из тех, кто привел "Сиабеко". В один из дней Насирдин Исанов встретился в Москве с Чингизом Айтматовым, и наш писатель-ага сказал ему: "Нашел одного инвестора. Может работа с ним принесет пользу Кыргызстану? Можно его привести?" Я тогда ответил: "Если сказал Чингиз ага, то давайте посмотрим". Оказалось, что руководство "Сиабеко" встретилось с Чингизом Айтматовым в Москве и познакомилось с ним поближе. По возвращении из Москвы Исанов сказал: "Если разрешите, что давайте поработаем с ними". Здесь имел место несчастный случай. Исанов вместе с главой "Сиабеко" Бирштейном вместе поехали на юг в командировку, чтобы посмотреть еще одни рудник. Из этой аварии тоже сделали политику. После слов Чингиза Айтматова Исанов сам поднял инициативу и был одним из лиц, приведших "Сиабеко" в Кыргызстан. "Сиабеко" была вынуждена в итоге вследствие нескончаемых придирок со стороны депутатов покинуть страну.

- Здесь лежат корни "Золотого скандала" Турдакуна Усубалиева…

- Да. По каждому грамму вывезенного в Швейцарию золота мы отчитались перед депутатами Жогорку Кенеша. Я не тот человек, что бросает камни, стоя на расстоянии. Относительно Усубалиева и Масалиева придерживаюсь только положительного мнения. Оба управляли Кыргызстаном, сохранив хорошую репутацию. Но Бирштейн нашел нам "Камеко". В то время приходили группами и предлагали добывать золото в Кыргызстане. Попасть в Кыргызстан было трудно.

- Аскар Акаевич, я брал интервью у вдовы Насирдина Исанова. По ее словам, тогда Исанов тяжело заболел и позвонил вам с просьбой направить вместо него Фишера. Но вы ответили: "Насирдин Исанович, вы должны поехать сами!"

- Нет. Такого не было, я могу это сказать со всей искренностью, приложив руку к сердцу. Я сам ценил Насыке как человека высокой культуры. Хоть и недолго, но мы хорошо поработали с ним вместе, опираясь друг на друга. Этим я горжусь. Никогда даже голоса друг на друга не повышали, не говоря уже о конфликтах. 

Автор: Бекен Назаралиев
Источник: газета "Жаны ордо" № 15 от 24.04.2015/ стр. 3, 5, 9