×
 

12.12.2014 // 19:00
Обратите внимание на дату публикации.

Николай Танаев, экс-премьер-министр: "Кто и как поставил на колени страну, которая начала развиваться?" (Часть III)

(Начало в предыдущем номере)

Как мы проиграли в информационной войне?

Акаев всегда говорил, что Россия является стратегическим партнером Кыргызстана.

Такие высказывания в какой-то степени отразились на судьбе как самого Акаева, так и всей страны. Когда мы передавали России аэропорт Канта со всей инфраструктурой, США начали открыто вмешиваться, не скрывали недовольство и негативное отношение. Во время встречи со многими чиновниками США, я в качестве ответа на недовольство с их стороны задавал встречный вопрос: "Почему в ходе антитеррористических операций не уничтожаются лаборатории по производству наркотиков?" Они всегда увиливали от того, чтобы дать прямой ответ. Это было одной из наших основных проблем, так как часть наркотиков, вывозимых в Россию, оставались у нас.

Я, как премьер-министр Кыргызской Республики, должен был подписать соглашение о предоставлении в аренду России Кантского аэропорта, и в этот момент в массовом порядке в СМИ появились проплаченные извне материалы, в которых высказывалась критика в адрес правительства и президента. В то же время росло количество общественных организаций и фондов. За короткое время официально были зарегистрированы 2500 НПО, а фактически за счет средств Запада функционировали около 5000 организаций. Но и этого им было мало. За счет американского гранта, под предлогом поддержки местных СМИ было открыто печатное издание для поддержки СМИ Кыргызстана. Именно в это время было очень много сообщений, касающихся террористических организаций. Нас обеспокоило то, что американцы решили открыть у нас печатное издание. Во-первых, мы не знали, для кого и для чего нужен этот издательский дом. Во-вторых, в нашей стране и так хватало полиграфий. Поэтому подобное их решение оставалось для нас непонятным. Подобное беспокойство вынудило меня вынести постановление правительства о запрете на завоз полиграфической продукции. После этого меня сразу пригласили в Вашингтон, в качестве ознакомительной поездки. В Америке за 2 дня были организованы 32 встречи и везде мне задавали один и тот же вопрос: "Почему вы вынесли такое постановление? Это же противоречит демократии".

После возвращения из Америки Акаев пригласил меня и сказал: "Если тебе неудобно отменять свое постановление, то это могу сделать я". Он своим решением отменил постановление, после чего американцы завезли все оборудование, необходимое для печатного издания. Это была большая ошибка, допущенная Акаевым. В основном потому, что основателями печатного издания были бывшие сотрудники ЦРУ. Как всем нам известно, не бывает бывших сотрудников ЦРУ. В новом печатном издании оппозиционные газеты печатались по демпинговой цене. В сторону президента и правительства шел поток негативной информации. Мы проиграли в информационной войне. Все было именно так. Я об этом говорил на заседании правительства. Но в то время оппозиция была неспособна оказать влияние на простое население, взять в руки власть.

 

Усилия наркобаронов

Именно в то время в игру включились наркобароны. В Таджикистане набралось достаточно наркотиков из Афганистана, которые следовало провести через Кыргызстан. Я об этом узнал в беседе с Баяманом Эркинбаевым - руководителем этой операции, депутатом Законодательного собрания Жогорку Кенеша, бизнесменом, главным "спонсором" мартовской революции, организатором различных антиправительственных акций. Всего за 7-8 дней семерым наркобаронам, организовавшим своеобразный "Комитет" удалось сменить всех, кто занимал ответственные государственные посты на юге. Таким образом, правительство упустило из-под контроля юг страны.

Прошла неделя после случившегося, мне позвонил Баяман Эркинбаев и сказал: "Приезжайте", выразив готовность для проведения переговоров. "Мы проведем совместные переговоры, изберем мэра города Оша, губернатора Джалал-Абадской области и мэра. Тогда я распущу "Комитет" и на этом все закончится. Мы выполнили свое задание, больше нам ничего не нужно", - сказал он.

Президент принял такое предложение, поэтому я должен был вылететь в Ош, чтобы рассмотреть кандидатуры, которые подходят обеим сторонам. Я попросил подготовить самолет и утром отправился в аэропорт. Но по дороге в аэропорт мне позвонил министр обороны и сообщил, что он вчера вылетел на вертолете для ведения переговоров в Ош, так как это было согласовано с Акаевым. Услышав об этом, я сильно удивился, но сразу развернул машину и приехал в правительство. Увидев, что я вернулся, президент тоже удивился. Я ему рассказал о телефонной беседе с министром обороны. Когда мы решили побеседовать с Баяманом Эркинбаевым о сложившейся обстановке, телефон был отключен. Нам оставалось только ждать. Уехавшая на переговоры группа, состоявшая из министра обороны, начальника СНБ и двух человек вернулись вечером со словами: "Нас не приняли". Примерно в то время, когда они вернулись, мне позвонил Баяман Эркинбаев и сказал: "Николай Тимофеевич, почему вы послали ко мне тех людей? Отныне не будет никаких переговоров. Завтра мы захватим власть". Затем повесил трубку.

Начинаю думать, что если бы в то время я сам вылетел туда, провел бы переговоры, удалось бы изменить дальнейшее развитие событий. Хорошо подготовленные люди, которым прилично заплатили "комитетчики" собирались по городу, на рынках и знали, когда, как и что делать. Им оказывается заранее дали распоряжения.

 

Вынужденное отступление

Мы готовились к мирным переговорам и решили использовать слезоточивый газ только в случае возникновения какой-то шумихи. Но министр внутренних дел сказал, что срок годности слезоточивого газа истек, поэтому могут быть пострадавшие. В связи с этим мы отказались от первоначальной задумки. Еще одна ошибка заключается  в том, что перед митингами мы назначили на должность министра внутренних дел Кенешбека Дуйшебаева, мало того, наделили его статусом вице-премьера. Он бывал в местах, где проходили митинги и говорил, что милиция не будет применять оружие. Это как раз позволило митингующим активизироваться.

В день предполагаемого крупномасштабного митинга на центральную площадь вышла "группа минуса" - девушки на высоких каблуках, женщины, мужчины в галстуках... А основную часть митингующих составляли ученики спортивных школ. Они начали активно проявлять агрессию. А мы выбрали мирное решение вопроса, поэтому наши ресурсы были ограничены. Невозможно было сдержать разгневанный народ, мало того, большая часть молодых ребят были под действием наркотиков...

Начали бросать камни в сторону тех, кто защищал власть, они окружили Белый дом, чтобы его захватить. В это время Акаев должен был принять посла Японии. Но я посоветовал Акаеву уехать. Он правильно воспринял мое предложение. Подобное развитие событий во многом было обусловлено слухом о том, что были задержаны и застрелены 60 человек, которые до этого захватили государственную администрацию в Джалал-Абаде. Услышав об этом, собравшиеся с сел люди захватили УВД. А оказавшийся в окружении митингующих генерал внутренних вооруженных сил говорил им: "Ребята, я на вашей стороне". Такова была истинная картина произошедшего.

Президента предали люди, из которых Акаев сделал профессионалов, оказал им доверие, назначая на высокопоставленные должности. Аскар Акаев сначала вылетел в Казахстан, а оттуда - в Москву. Затем начались переговоры с Бишкеком о передаче полномочий президента. Аскар Акаев хотел передать полномочия президента парламенту Кыргызской Республики. Но тогдашний исполняющий обязанности премьер-министра КР Курманбек Бакиев отказался гарантировать безопасность Акаеву в том случае, если он вернется в Кыргызстан. После этого в посольстве Кыргызстана в Москве был подписан документ о сложении полномочий. Те, кто подготовил двухсторонние соглашения о досрочном сложении полномочий первого президента не выполнили свои обещания. А простой народ Кыргызстана не извлек никакой пользы от этого переворота. Занявшие после А. Акаева власть люди попросту обманули простых людей.

В 2006 году были отменены все обвинения, которые ранее выдвигались в отношении меня. Но Генпрокуратура не утвердила это решение. Именно поэтому я остаюсь персоной нон грата для Кыргызстана. В отношении меня выдвигались различные обвинения, но им не удалось найти каких-либо доказательств. Таковой была судьба многих политиков, которые хотели добиться развития страны.

город Санкт Петербург,

2014 год.

Автор: Лариса Асанбекова
Источник: газета "Асман плюс" №30 от 11.12.14 / стр. 11