×
 

21.11.2014 // 18:50
Обратите внимание на дату публикации.

Аида Салянова: "Мне помогает вера в то, что моя работа приносит пользу стране"

О больших делах

- Аида Женишбековна, мы, простые люди очень радуемся тому, что прокуратура участвует в определении судьбы народа, особенно тому, что возбуждаются уголовные дела в отношении депутатов Жогорку Кенеша. Но почему до сих пор никто не был осужден, почему дело разваливается в суде? Это говорит о некачественном следствии или о продажности судебной системы?

- Если речь идет о депутатах, то ни одно дело еще не развалилось в суде. К примеру, дело трех депутатов о силовом захвате власти дошло до Верховного суда, был вынесен и исполнен вердикт. Депутаты были осуждены и лишились мандатов. Что касается Тюлеева, то есть решение суда первой инстанции, по которому он осужден на 11 лет лишения свободы. В данное время идут судебные разбирательства во второй инстанции. Что касается Келдибекова, пришлось приложить огромные усилия, чтобы закончить следствие, после чего дело было передано в суд. Но в суде была изменена мера пресечения свободы, что позволило ему выехать из страны.

- Другими словами, неправы те, кто говорят, что у вас не хватает доказательств по резонансным делам?

- Да. Когда дело касается фигурантов, мы особо тщательно рассматриваем дела, чтобы не допустить ошибок.

- Судебные разбирательства по делу Тюлеева растянулись на два года. Его осудили в первой инстанции суда. После чего появились разговоры о том, что он вовсе невиновен. Другими словами, нет состава преступления?

- По этому делу были собраны внушительные доказательства и переданы в суд. Суд должен вынести приговор, но в ходе следствия не возникло сомнений, касающихся его виновности.

- Вы занялись делом депутата Урмат Аманбаевой. Моментально последовала реакция со стороны ее брата - омбудсмена, который заявил, что этим вы мстите ему. После этого госпожа депутат начала распространять в СМИ слухи про вас. Как вы прокомментируете ситуацию?

- Во-первых, здесь не может быть речи о личной заинтересованности. Во-вторых, омбудсмен заявил, что были выявлены ряд правонарушений со стороны прокуратуры, что было подтверждено судом. Ни одного такого судебного решения не было и быть не может. Было принято только одно решение по прошлогодним беспорядкам в Караколе. Дело было связано со статьями: "Захват заложника", "Насилие по отношению к представителю власти", "Хулиганство". Напомню, была проведена спецоперация после того, как митингующие несколько часов продержали в заложниках полпреда правительства Эмильбека Каптагаева. Так как митингующие оказали сопротивление, правоохранительные органы были вынуждены применить приемы силовой борьбы. Позднее Каракольский суд постановил, что сила была применена в рамках закона.

Омбудсмен хотел доказать, что там был факт пыток, постарался добиться возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников органов правопорядка по статье "Пытки". Конечно мы отказались возбуждать такое дело. После нашего отказа он обратился в суд. Омбудсмен выиграл в судах двух инстанций, но Верховный суд признал недействительными эти решения. Суд постановил, что прокуратура в рамках закона отказалась от возбуждения уголовного дела.

- Это единичный случай?

- Да, это единичный случай. Хотя омбудсмен говорил только о решениях Генпрокуратуры, я провела опрос среди прокуратур областного, районного, городского уровня, хотела выявить, были ли случаи, когда решение прокуратуры признавалось незаконным. Такого факта не было.

- Так о какой мести идет речь?

- Я не вижу в этом логики. Уголовное дело в отношении его сестры Урмат Аманбаевой было возбуждено в мае 2013 года. Точнее задолго до того, как он оказался на должности омбудсмена. Упомянутое дело было возбуждено в связи со сведениями Департамента лекарственного обеспечения Министерства здравоохранения. После этого Счетная палата дважды устраивала проверки и обнаруживала факты нарушения закона.

- Расскажите, в чем обвиняется депутат фракции "Республика" Урмат Аманбаева. Какую коррупционную схему она создала?

- Эта преступная схема начала работать с 2009 года и существовала до 2013 года. Конечно возникает вопрос, как она могла оставаться в этой схеме, став в 2010 году депутатом? Как оказалось, в 2009 году она действительно привлекла в схему директора центра, двух медсестер и заведующую аптекой. С отговоркой, что проверок много. В связи с этим медсестры в документах запрашивали больше лекарств, якобы на лечение больных туберкулезом. По их замыслу, лекарства должно было поставлять ОсОО "БУМ". На деле лекарства не завозились и не использовались в запрашиваемых объемах.

Фирму основала сама Урмат Аманбаева. Даже название фирмы сокращено, расшифровывается как "Бире Урмат, Манзура" ("Вместе Урмат, Манзура"). Манзура Улходжаева - частное лицо, Аманбаева привлекла его к делу в качестве директора ОсОО. По ее словам, она не завозила лекарства и не участвовала в тендерах. Все финансовые документы заполняла Урмат Аманбаева, которая даже была председательницей тендерной комиссии. По документам Центр нуждался в большом объеме медикаментов, они доставлялись и активно применялись пациентами. Эти правонарушения всегда скрывались.

В 2010 году она стала депутатом. Но "БУМ" продолжал "поставлять" мифические лекарства, за счет выделяемых бюджетных средств. По показаниям Улходжаевой, она получала 5%, а 95% забирала себе Аманбаева.

- Значит, депутата делала деньги из воздуха?

- Да. Именно так.

- Речь идет о большой, огромной сумме. Возможно она потратила эти деньги для того, чтобы стать депутатом?

- По словам одного из фигурантов дела, все это совпало с тем временем, когда Аманбаева начала строить гостиницу в Оше.

- Как вы расцениваете тон ее сегодняшнего интервью? В каком месте она откровенно сплетничает про вас?

- Правоохранительные и судебные органы должны дать оценку ее высказываниям, потому что сами депутаты приняли закон о ложном доносе. Аманбаева обвиняет меня в очень тяжких преступлениях. В одном случае она обвинила меня в том, что я вымогала деньги у сестер Батукаева. В другом случае пишет, что я помогала Ахмату Бакиеву. Поэтому все эти обстоятельства должны быть проверены. После появления первой же ее статьи я направила материал на проверку в ГКНБ и известила об этом президента.

- Другой депутат, из "Ар-Намыса" Нурлан Торобеков получил поддельный диплом о высшем образовании. Как вы думаете, почему он так поступил?

- На сегодняшний день следствие не может озвучить имя человека, подделавшего диплом. Кто угодно мог подделать себе диплом. Факт в том, что он не получал диплом, копия которого была представлена аппарату Жогорку Кенеша и аппарату президента для получения классового чина. Диплом с таким номером был выдан на имя другого человека, студента другого факультета. Этот факт нам подтвердило Министерство образования и люди, чьи подписи были на копии диплома. Все они, включая председателя государственной комиссии, заявили, что подписи не принадлежат им.

- Не задело ли вас то, что использующие подобные поддельные документы определяют судьбу страны, бессовестно делают деньги из воздуха, при этом указывают нам, что делать, на каком языке разговаривать? Меня интересует ваше мнение как гражданина, а не генпрокурора.

- Конечно. Они живут в основном органе страны - в парламенте. Мы все живем по законам, которые они принимают. Поэтому хотелось бы, чтобы законодатели сами уважали законы.

- Интересная закономерность, стоит возбудить уголовное дело в отношении наших депутатов, как вдруг они превращаются в больных, нетрудоспособных граждан. Что вы думаете о том, что у нас работают только больные депутаты?

- Действительно. Стоит только возбудить уголовное дело, как у депутатов проявляются та или иная болезнь. Я не говорю, что они абсолютно здоровы. Потому что известие о возбуждение уголовного дела может вызвать обострение некоторых заболеваний. Но начинают возникать вопросы в связи с тем, что это стало тенденцией.

- Не пытались ли родственники таких депутатов как-то договориться с вами?

- Подобное всегда происходит.

- Если не секрет, что они обещают?

- Не скажу, что они предлагают мне какие-то материальные ценности, потому что все они знают, что я принципиальный человек. Но почти по каждому делу они просят у меня содействия и помощи.

- Среди всех людей, в отношении которых были заведены уголовные дела, Аманбаева ведет себя непристойно. Как вы воспринимаете то, что она делает?

- Конечно это неприятно. Каждый депутат, каждый чиновник, каждый гражданин должны понимать, что я на государственной службе. Сейчас каждый депутат понимает, что со мной нельзя договориться, что бесполезно что-то просить у меня. Честно говоря, поведение Аманбаевой переходит за все рамки. Я говорила в парламенте, что это дело получит правовую оценку. Депутаты попросили уделить внимание правильности выдвинутых обвинений. Их интересовало - действительно ли ее деяния соответствует статье 303 - "Коррупция". Были озвучены некоторые сомнения.

- Говорят, вы не имели права возбуждать в отношении нее уголовное дело по статье "Коррупция", так как в момент совершения преступления она была бухгалтером. Это так?

- Она была должностным лицом. А в законодательных актах есть четкое определение должностного лица. У нее были административно-хозяйственные функции, она имела право управлять государственным имуществом, а материальные ценности требовали отчетности. Соответственно, она была должностным лицом. Но стоит отметить, что не только она была должностным лицом. Там был директор центра, который обвиняется по этой же статье. В 2010 году Аманбаева оставалась в этой схеме, будучи депутатом, человеком с властными полномочиями.

- В 2011-2014 гг. Генпрокуратура вернула в муниципальную собственность 65 государственных объектов. Точнее во время вашей деятельности. Расскажите о крупных возвращенных объектах.

- Если мы за три года вернули 53 детских сада, то по сравнению с 1999 по 2011 гг. был возвращен только один детский сад. В общей сложности вернули 246 объектов, среди которых 181 земельный участок, 3 социально-культурных объекта, 6 медицинских объектов, 1 ипподром. Сейчас мы боремся за столичный ипподром "Ак-Кула". Мы хотим его вернуть в государственную собственность.

- Эти объекты были приватизированы за небольшие деньги, не так ли?

- Эти объекты были незаконно приватизированы или не использовались по назначению. Конечно, есть большие вопросы, касающиеся цены.

 

О критике

- Вас критикуют в том, что вы возбуждаете уголовные дела в отношении депутатов, которые не состоят во фракции СДПК. Вы специально так поступаете?

- Что касается СДПК, у нас возникли большие вопросы по Орозбаеву. Но проблема заключалась в истечении срока давности. Дело было в начале 90-х, когда в массовом порядке приватизировались объекты потребительского союза. Он управлял одной из таких организаций. Дело было закрыто в связи с давностью, нет обстоятельств, по которым дело может быть возобновлено. Что касается других фигурантов, если бы в отношении них были бы выявлены какие-то факты, то о них знали бы не только сотрудники прокуратуры, но и вся общественность. Но на данный момент таких фактов нет. Это все, что касается депутатов парламента. А вот в отношении других представителей СДПК, занимающих иные государственные посты, то в отношении них у нас полно дел.

- Еще один вопрос, касающийся критики вашей работы, касается незаконного освобождения Батукаева. Будут ли привлекаться к ответственности по данному факту?

- Во-первых, прокуратура никого не освобождала. Его освободил суд. Причастен ли был к этому прокурор - это уже другой вопрос. Когда парламент поднимает вопрос об ответственности прокурора, я должна была с юридической точки зрения обосновать его вину. Трудно что-то противопоставить прокурору, который говорит, что было разрешение на его освобождение, в связи с постановлением правительства и его болезнью. В любом случае было возбуждено уголовное дело по освобождению Батукаева и передано в ГКНБ. Но ГКНБ не выдвинул обвинения в отношении людей, которые подозревались в причастности к освобождению Батукаева.

- В то время, как вы пытаетесь распутать клубок коррупции, вы наверное понимаете, что каждый высокопоставленный чиновник в чем-то замешан. Вы еще не разочаровались в людях?

- В данное время пытаются меня запугать. Заинтересованные личности пытаются исказить точку зрения народа. Если бы я не могла что-то объяснить народу, то я не стала бы возбуждать такие резонансные дела. Я знаю, что занимаюсь полезным делом. Эта вера дает мне силы для того, чтобы двигаться вперед.

 

О прокуратуре

- На носу 90-летний юбилей органов прокуратуры Кыргызстана. В каком настроении вы и ваши сотрудники намерены отметить эту дату?

- В приподнятом. Сотрудники прокуратуры делают все, что в их силах. Конечно есть и негативные стороны, потому что нельзя за короткий срок исправить систему, которая формировалась десятилетиями. Несмотря на это за 4 года были привлечены к ответственности 27 сотрудников прокуратуры. Это означает, что система хочет очистить себя. Самое страшное то, что на борьбу с коррупцией привлекаются коррумпированные люди.

Я хочу отметить одну особенность. Когда мы возбуждаем резонансные уголовные дела по статье "Коррупция", пострадавшими в основном являются самые беззащитные слои населения - пенсионеры, больные туберкулезом, малоимущие семьи, инвалиды. Другими словами, за них некому заступиться. Кроме того, складывается впечатление, будто основной задачей прокуроров является защита прав. За все предыдущие годы простые кыргызстанцы не входили в приоритетные задачи правоохранительных органов. А на сегодняшний день самыми основными объектами остаются малоимущие граждане, пенсионеры, инвалиды.

- Почему вы пришли к такому заключению?

- Раньше у нас не было возможности для того, чтобы на должном уровне выразить признательность этому слою населения, мы не могли создать для них необходимые условия. Поэтому коррупционеры и выбрали этот слой беззащитных людей. На сегодняшний день только прокуроры и правоохранительные органы могут отстоять интересы таких граждан. Все это понимают, и это укрепляет веру в то, что наша работа приносит пользу. Что касается шантажа в стиле Аманбаевой, то он сейчас бессмыслен. Люди настолько перепутали личные интересы с государственными интересами, что не понимают, что сотрудники прокуратуры ставят государственные интересы выше собственных.

- Значит, изменилось сознание людей, если они не понимают, что хорошо, а что плохо, что должна защищать вся общественность? Почему это произошло?

- Уже прошло много лет с тех пор, как люди начали портиться. Если прочитать историческую литературу, понимаешь, что в кыргызах было сильное чувство патриотизма, что они готовы были отдать все, даже жизнь за родину. Может поэтому кыргызы сохранились как народ. Отношения внутри народа тоже были иными. Я часто задавалась вопросом: "Почему мы стали такими? Когда для нас стало привычным явлением продавать интересы страны и народа?" Потом я делаю вывод: "Со времен Акаева". С тех пор произошла переоценка ценностей, с течением времени портилась общественность. Сейчас 1-2 года будет мало, чтобы вернуть все, что мы потеряли.

- Значит, наши ценности материализовались. Если ты не воруешь - ты плохой человек. Если воруешь - ты современный человек?

- Это до сих пор актуально, но произошли кое-какие изменения. Если до этого ты работал на государственной службе и получал зарплату чиновника, то у тебя должна была быть дорогая машина и двухэтажный дом. Народ воспринимал это нормально, даже уважал чиновников. А сами чиновники не стеснялись, даже хвастались своим богатством. Народ начал относиться к этому иначе с тех пор, как прокуратура начала возбуждать уголовные дела. Коррупционеры уже начали бояться хотя бы общественных дискуссий.

- Соответствуют ли сотрудники Генпрокуратуры миссии, которую вы выполняете?

- Впервые в истории прокуратуры в 2011 году мы организовали конкурс и приняли на работу 81 человека. Все они были трудоустроены. После этого я объявила еще один конкурс и в 2014 году мы взяли на работу еще 84 человека. Они - перспективные выпускники вузов, которые начнут работать после стажировки.

- Как вы оцениваете уровень подготовки молодых специалистов?

- Уровень образования неплохой. Честно говоря, мы проводим жесткий конкурс отбора в Генпрокуратуру. Помимо компьютерного тестирования и собеседования, нужно написать эссе. Из 800 кандидатов 500 человек досрочно закончили конкурс, так как неграмотно пишут или не могут передать свою мысль. Я поручила членам комиссии отснять все на видео. Позднее посмотрела, кто как отвечает. Мы отобрали 84 человека. Значит, конкурс был серьезным. За одно место боролись 10 человек. В общей сложности я осталась довольна уровнем образования выпускников вузов, которые стали нашими стажерами. Больше половины из них сейчас приняты на работу.

- Какими моральными качествами должны обладать сотрудники прокуратуры?

- Чингиз Айтматов говорил: "Трудно оставаться человеком каждый день". В нашей работе этот вопрос стоит особо остро. Конечно - сильные специалисты - это хорошо, но я всегда ценила людей за человеческие качества. Потому что совестливый человек всегда будет стараться работать хорошо. А бессовестный человек может использовать свой профессионализм в другом направлении, возможно, для совершения преступления. Конечно, прекрасно, когда в человеке сочетаются хорошие качества и профессионализм. Но все равно для меня важнее человеческие качества. Самое главное - человек должен быть честным. Кроме того, каждый прокурор должен быть патриотом. Должен уметь поставить государственные интересы выше личных.

- Какова зарплата ваших сотрудников?

- В системе прокуратуры трудятся 841 человек. Средняя зарплата составляет 15-18 тысяч сомов. На данный момент не планируется повышать зарплату. Если мы все поймем, что нужно работать честно, то через несколько лет ситуация изменится. Самое главное - нужно научиться жить, не воруя. Находясь на своей должности, я вижу, как и где воруют. В нашем Кыргызстане нет отрасли, где не воруют.

- Есть ли надежда на то, что изменится наше сознание, мы перестанем воровать?

- Самую большую надежду связываю с подрастающим поколением. Сегодня Министерство образования и Министерство юстиции должны заниматься правовой пропагандой, идеологией, с детского сада рассказывать детям, что хорошо, а что плохо. Нужно рассказать, что права других людей ущемлять нельзя, что нельзя воровать и обманывать. На встрече со студентами я подкрепляю свою веру в молодежь. Честно говоря, должна произойти смена поколения, должны прийти незапачканные люди, тогда ситуация изменится. Но это не означает, что нам нужно бездействовать. Возбужденные в отношении высокопоставленных чиновников уголовные дела говорят о том, что отныне воры не останутся безнаказанными. Именно это должно стать сильным мотиватором в сознании людей.

- Большая часть населения вас поддерживает, особенно после того, как вы начали бороться с коррупционерами. Какую еще помощь вы ждете от народа?

- Каждый факт коррупции должен получить максимальную огласку среди общественности. Только тогда коррупционеры не смогут жить в удовольствие, не смогут свободно воровать у государства и народа. Самое опасное тут - безразличие. Чтобы прочувствовать позитивное движение вперед, каждый гражданин должен бороться с коррупцией повсеместно - на работе, в селе, в школе, в вузе. Коррупция не настолько скрытна, чтобы ее не заметить. Если каждый факт будет достоянием народа, то это можно назвать эффективным способом борьбы с коррупцией.

Я привлекаю больше женщин к работе прокуратуры. Раньше в районах и областях были только две женщины-начальницы. Сегодня их больше 10. Не хочу обижать мужчин, но женщины бывают более честными. Ни одна женщина не хочет жить в стране, где нет будущего у их детей.

 

О ней

- Признайтесь, устали от такой серьезной должности и напряжения?

- Все устанут от работы, если им не нравится работа. К счастью, я не работала там, где мне не нравилось.

- Ваш сын - студент. Дочь учится в школе. Вы строгая мама?

- Многие думают, что я и дома прокурор. Но у меня дома есть свой прокурор (улыбаясь). Кроме того, я восточная женщина. Хотя у супруга мягкий характер, я не являюсь главой семьи.

- Среди общественности появились слухи о том, что вас собираются отправить на должность посла в какой-то стране. Вы слышали об этом?

- Конечно, слышала. Но на повестке дня нет такого вопроса, и не было никогда. Я продолжу свою работу. Впереди еще много нераскрытых преступлений.

Автор: Лейла Саралаева
Источник: газета "Жаны Жуздор" №11 от 20.11.14 / стр. 4 и 5

Комментарии: