×
 

03.11.2014 // 18:38
Обратите внимание на дату публикации.

Зайнидин Курманов, экс-спикер ЖК, профессор КРСУ: «Судья сам не верит, что суд по апрельским событиям принял справедливое решение»

25 июля этого года Военный суд Бишкекского гарнизона вынес приговор, которым признал прежних руководителей Кыргызстана виновными в массовом расстреле на площади "Ала-Тоо" в апреле 2010 года, конфисковал их имущество и заочно приговорил к пожизненному лишению свободы. Также суд вынес решение о конфискации имущества и лишении свободы на 10 лет бывшего генпрокурора Н. Турсункулова, руководителя Секретариата президента О. Малеваной, руководителя аппарата президента К. Жороева и советника Э. Сатыбалдиева. Турсункулов, Жороев и Сатыбалдиев были арестованы в зале суда, Малеваная объявлена в розыск. Сейчас по данному делу продолжаются судебные заседания во второй инстанции.

Общественный деятель, экс-спикер Жогорку Кенеша Зайнидин Курманов считает, что по некоторым людям вынесено неправильное решение, там есть недоказанные и до конца незавершенные следствием обстоятельства, приговор должен быть заново пересмотрен.

- Зайнидин Карпекович, все еще не закончились судебные дела по событиям 7 апреля 2010 года. Как вы восприняли приговор Военного суда от 25 июля?

- Приговор меня не удовлетворил. Я бы ничего не сказал, будь приговор законным, честным и справедливым. К сожалению, так не произошло. Суд за 4 года не смог установить правду, потому что проходил под давлением, притеснением заинтересованных сторон. Уже с начала судебного рассмотрения апрельских событий оно политизировалось с доминированием эмоций. Кто-то старался спасти себя, другая сторона, главным образом пострадавшая, упорно стояла на своем требовании во что бы то ни стало сурово наказать обвиняемых. Обстоятельства были чрезвычайно сложными, при более тщательном расследовании виновными могли оказаться не только стрелявшие, но и другие. Потому что политики заранее знали, что в тот день без перестрелки ситуация не решится в одну определенную сторону.

Вследствие этого они выкрутились, взвалив всю вину на работавших в окружении президента, который во время восстания был законным. Тогда почему не посадили всех работавших в то время в аппарате президента и правительства, а избирательно отобрали лишь некоторых? Судебный приговор удивил большинство, породил опасное чувство. Обычно такие решения, не основанные на праве, долго не существуют, об этом знает весь народ. Как ранее многократно встречалось, придет время, оно будет снова пересмотрено. Тому доказательством служат реабилитация жертв сталинских репрессий, оправдания политически преследуемых во времена Брежнева, Акаева. Я много думаю, какие решения вынесли бы по данному делу суды Берлина, Токио, Парижа? Они бы оправдали всех обвиняемых по причине неважного качества следствия, недостатков в доказательстве виновности, отсутствия ясных ответов на множество вопросов.

Подобно вызвавшему мировой резонанс делу Оскара Писториуса, обвиненного в преднамеренном убийстве любимой девушки, при недоказанности вины они бы вынесли только одно решение – надо незамедлительно освободить. За это некачественное дело должны ответить те, кто в свое время благодаря сторонникам сидели в следственных органах, читая (дело) по двое, не поднимая головы. Судья отверг многие необоснованные обвинения, за это ему спасибо, но не смог обеспечить до конца законность и объективность. Ну а древние греки еще 2,5 тысяч лет назад ввели правила, что человек должен быть обвинен только на основании закона, права. Там нет даже слова о необходимости, революционной законности. Правовое государство отличается от неправового государства лишь одним этим принципом.

Решение Гарнизонного суда, основанное на некачественных материалах следствия, разоблачило, что Кыргызстан – неправовое государство. У нас есть такие атрибуты правого государства как Основной закон, президент, суд, местные органы самоуправления, СМИ, политические партии, гражданское общество. Однако в них нет содержания, демократическое устройство полумертвое, потому что нет настоящего личностного воспитания с развитыми чувствами ответственности, честности, справедливости. Без таких личностей не бывает ни нации, ни государства. Поэтому в Кыргызстане господствует давление масс, притеснение. Поскольку наши судьи окончательно запуганы этим, то вынуждены выносить решения в соответствии с настроем, требованием массы.

- Среди общественности и компетентных специалистов говорится: несмотря на отсутствие полномочий отдавать приказ силовым органам, К. Жороеву вынесен тяжелый приговор. Какого вы мнения по данному вопросу?

- О Каныбеке Жороеве, Оксане Малеваной, Эльмурзе Сатыбалдиеве сказали, что они злоупотребили должностным положением, конфисковали их дома-имущества и лишили свободы на 10 лет. В чем заключается их злоупотребление должностным положением? Или у них были полномочия отдавать приказы силовым органам? Это такие же абстрактные обвинения как во времена Сталина. Обвиняемых надо осуждать не оптом, а в соответствии с конкретной виной каждого. В то время в Доме правительства находилось большинство тех, кто сегодня сидит на больших должностях. Когда будет поставлена точка на таком легкомыслии?

В сталинские времена никто не пытался доказать конкретную вину конкретного человека. Тех, кто не нравится власти, подводили к статье 58 УК и оптом расстреливали. Не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей. Жизнь человека не стоила даже одного барана. Мы ведь слышали в недавние советские времена, как некоторые руководители говорили  чабанам: «Лучше бы ты сам умер, чем овцы и ягнята». У нас отдельный человек не ценится даже как винтик машины. Такой настрой силён в правоохранительных органах. Ни для кого не секрет, что в нашей судебной системе преимущество отдается не воспитанию, а наказанию. Поэтому выносятся такие разочаровывающие решения.

В суде при вынесении решения должны учитываться также личностные качества человека. В приговоре всех оценили одинаково как оловянных солдатиков. А ведь когда Оксана Малеваная была депутатом Жогорку Кенеша 2-го созыва, она невзирая на протест и запугивания государственного аппарата, самостоятельно провела расследование аксыйских событий и когда объявила народу результаты, то депутаты все как один встали с мест и бурно рукоплескали ей. Я впервые видел такое. В истории ЖК такой оценки не заслуживали даже президенты иностранных государств. Почему судья не принял во внимание это обстоятельство? Не буду даже говорить о послаблении для нее как для женщины, матери двоих маленьких детей. Было достаточно дать ей условное наказание. Я думал, так и будет.

Если есть хоть небольшое правовое образование, то судья и сам не верит, что принял объективное решение. Он взвалил на себя большую моральную и нравственную вину, будет тяжело жить с таким грузом, для знающего человека это равноценно самонаказанию. Это моральная, нравственная сторона данного дела. Нельзя лишать свободы людей только за то, что находились рядом. За нарушение моральных норм человек не осуждается. К нему применяется лишь общественное порицание как не здороваться, не приглашать. Но самое основное нельзя забывать и о божьем суде. Его и купить не сможешь, от него не сбежишь, рано или поздно он настигнет.

- Знали ли вы Каныбека Жороева в бытность вашу спикером Жогорку Кенеша, какое впечатление он производил на вас?

- Я его знал еще раньше. Он был умным и предупредительным молодым джигитом. Обычно не реагирую на неумных. С первого взгляда я обратил на него внимание. На меня очень большое впечатление произвел его содержательный и интересный доклад на тренинге для сотрудников парламента. В то время он был рядовым сотрудником Белого дома, к большинству сотрудников я относился скептически. Но тогда я его выделил из массы «кабинетного планктона», крепко держал в памяти. Искренне радовался, когда начала повышаться его карьера. Считал, что в ряды власти пришел умный, воспитанный и совестливый человек. Он в реальной жизни подтвердил, что является именно таким человеком. Несмотря на молодость, мы его уважали и до сих пор уважаем.

- Имеются ли в функциях руководителя аппарата президента полномочия отдавать приказ силовым органам?

- Согласно Положению о функциональных обязанностях президентского аппарата у руководителя аппарата таких полномочий нет. И раньше не было, и сейчас не должно быть.

- Известный юрист и общественный деятель Чолпон Жакупова сказала, что на Жороева и некоторых других судебное решение вынесено в политическом русле. Какова ваша позиция на ее мнение?

- Я полностью присоединяюсь к ее мнению. Также как Жакупова я беспокоюсь за все большее углубление с каждым днем непрофессионализма в правоохранительных органах, их политизации, зависимости. Такие явления рано или поздно могут подвергнуть государство и наших граждан невосполнимым потерям. Несправедливость не кончается добром.

- Можно ли устранить судебные ошибки по отношению к К. Жороеву и другим?

- Надеюсь, последующие инстанции будут основаны на правде и восстановят законность и справедливость. Если там не установят, то ведь есть Конституционная палата и органы международных судов. Если на своей родине не находится правда, то ее надо искать в местах, где уважают правду. Сейчас права человека не являются собственностью одного государства, они считаются бесценными ценностями мировой общественности.

Автор: Аман ИМАНАЛИЕВ
Источник: газета «De факто» №43 от 31.10.2014/стр. 6

Комментарии: