×
 

18.08.2014 // 16:30
Обратите внимание на дату публикации.

Торобай Зулпукаров, вице-спикер Жогорку Кенеша: «Чтение намаза нашим Манасом ата встречается во всех вариантах манасчы»

- Торобай Закирович, в настоящий момент одним из политических резонансов, вызывающим различные мнения, стало то, что один из ваших коллег Турсунбай Бакир уулу порвал флаг Израиля, за что посольство той стороны просит привлечь его к ответу. Хотелось бы узнать ваше мнение об этом?

- Думаю, нет никакого резонанса от поступка моего коллеги. Ведь, поскольку Кыргызстан является демократическим государством, на основании закона той демократии каждый человек имеет полное право выражать свое мнение. Значит, я считаю, что Турсунбай мырза как гражданин демократической страны всего лишь выразил свое недовольство негативными действиями государства Израиль. Ну а шаг Израиля, требующий его привлечения к ответу, неправилен. Во множестве государств мира сжигают флаг Израиля. Только недавно прочитал в СМИ, раввины еврейской национальности сожгли в Америке флаг Израиля, и к ним не принято никаких мер, потому что Америка демократическая страна. Мы тоже должны держаться дальше от мысли, что правильно принимать меры к Турсунбаю Бакир уулу, говоря, что об этом попросило государство Израиль. Мы должны сказать правду, у нас никогда не было никаких взаимоотношений с Израилем, ни мы им, ни они нам ничего друг другу не должны. Будь у нас какие-то государственные важные стратегические или какие-то экономические связи, то мы могли бы рассмотреть это предложение, полагая, как бы не испортить между нами отношения. А в целом не стоит искать в этом деле какую-то интригу из-за того, что один отдельный человек порвал флаг. Также я считаю такой шаг своего коллеги законным.

- Сейчас еще не поставлена точка на спорах о тенгрианстве и мусульманстве. Есть ли пути правильного решения?

- Сначала попробуем найти ответ на вопрос: Тенгрианство – это религия или как? Само по себе неверно сравнивать тенгрианство с исламской религией. Потому что религия - это не выдумка какой-то одной страны или нескольких человек. Это направление веры, в которую веруют многие люди и многие страны. Возьмем тенгрианство – это не религия, это образ бытовой жизни. Поэтому образ жизни человека, его поведение, устное творчество делать религией неправильно. Тот же эпос Манас связан с тенгрианством. А то, что наш Манас ата читал намаз, встречается во всех вариантах манасчы. Если в варианте Сагынбая Орозбака уулу очень сильно освещена религия ислама, то в широко применяемом у нас сегодня варианте Саякбая Каралаева написано, что напали (на Манаса) и убили перед чтением намаза, когда он разделся для омовения и умывался. И не только это, во время чтения эпоса Манас это встречается во многих местах. К тому же эти записи сделаны во времена СССР. А в то время было сложно даже говорить о религии. Поэтому эту вещь я считаю «делать из мухи слона», пиаром. Получилось как в пословице «если не прославлюсь, то гори все синим пламенем». Признаю это как собрание 5 человек, которые хотят превратить кочевую жизнь кыргызов в религию.

- В нашей стране повысили цены на бензин, и рыночные цены поднялись. Это негативно влияет на сбор урожая осенью. У вас есть альтернативные предложения как у народного представителя, когда решится этот вопрос?

- На самом деле, поскольку Кыргызстан не вырабатывает бензина в достаточном количестве, наше государство строит отношения с другими государствами, преимущественно мы получаем ГСМ из России через Казахстан. Нельзя называть цены на бензин у нас сейчас очень высокими, потому что мы следуем за мыслью, что покупаем дешево, немного нацениваем, поэтому, мол, бензин подорожал. Так, если сравнивать сегодняшние цены с ценами соседних государств, то у них дороже, чем в Кыргызстане. В тот же Таджикистан везут мелкие предприниматели из нашей страны и продают там. Значит, это проясняет, что у нас дешевле, а у них дороже.

Во-вторых, раз мы покупаем бензин за пределами страны, цены устанавливаем не мы, а продавец, поэтому не можем резко повышать цены. Однако следует отметить, единственная причина повышения цены на бензин – авария на нефтеперерабатывающем заводе в России, это временное подорожание. Вследствие дефицита запасов бензина там, у нас здесь немного поднялись цены. Но в ближайшее время ожидается возвращение цены на прежнее место. Хотя у меня есть свое личное альтернативное предложение, но из-за того, что это реализуется на основе соглашения между двумя государствами, то невозможно никакое изменение. Но мы как государственные служащие ведем переговоры.

- Генеральная прокуратура пишет апелляционное заявление на Ахматбека Келдибекова, временно выпущенного из заключения для выезда за границу, и полностью оправданного Ису Омуркулова. Как вы оцениваете эту историю как бывший работник правоохранительных органов?

- В нашем государстве имеются судебные, правоохранительные органы, в то же время каждый гражданин становится сам себе судьей, правоохранителем или государственным обвинителем. Раз дали согласие на лечение Ахматбеку Келдибекову, оправдали Ису Омуркулова, значит, у нас нет никакого права навязывать поворот судебного приговора в другое русло. Потому что трудно, лично не ознакомившись с этим процессом и не проводя расследования, говорить так или этак. Ну а обращение Генеральной прокуратуры с апелляционным заявлением – они выполняют свои обязанности. Раз вышел судебный приговор, то одна сторона обязательно недовольна, а другая сторона бывает рада. Потому что сам процесс требует этого. Если государственный обвинитель на достаточном уровне собирает материал и старается доказать в суде, то государственный защитник стремится опровергнуть это. Следовательно, если  судебный приговор не удовлетворяет одну сторону, то имеет право обращаться в Верховный суд, Арбитражный суд. Поэтому я не могу навязывать судебный приговор из-за лечения Акматбека Келдибекова, и оправдания Исы Омуркулова. Нам надо привыкать работать по закону.

- В прошедшем месяце Рамазан вы в качестве благотворительности помогли 300 семьям в Сокулукском районе, но интересуются, как вы решили вопрос со средствами. Дело в том, что согласно сданной вами информации в государственной декларации не зарегистрирован источник, откуда можно черпать средства на такую благотворительность?

- Да, действительно, став депутатом я передал свой бизнес родственникам, это дело в рамках закона. Поясню на простом примере. Передать бизнес родственникам это не значит лишиться его. Это всего лишь передача механизма работы другому человеку. А я посоветовался с братьями в России, и мы много делаем таких благотворительных дел. Еще до прихода депутатом занимался частным предпринимательством в нескольких городах России и на достаточном уровне мы освоили предпринимательство, теперь со всем моим предпринимательством работают мои братья. В то же время они не вытеснили меня на обочину, работают после нашего совместного согласования. Вышеуказанные средства на благотворительность мы взяли из тех заработанных вместе с братьями средств.

- Остался год до роспуска Жогорку Кенеша 5-го созыва. Что смогли выполнить, что предстоит выполнить, а также, что приобрели в политике, что потеряли?

- Должность не вечна, но как сыну отца, гражданину государства достойное служение по мере сил наверняка является мечтой каждого кыргызского гражданина. Думаю, нет необходимости считать и говорить, что я сделал со времени прихода депутатом, и какую пользу принес своему государству, народу. Как говорится «народ вспомнит о трудах молодца», пусть народ оценит и скажет о сделанных мной делах. Лично для меня важно не самому подсчитывать сделанное, а чтобы народ знал и взвесил. Ну а с приходом в политику единственной потерей для меня стало время. Потому что из-за обилия работы я мало уделяю время семье. Вот, Жогорку Кенеш распустился на отдых, несмотря на это, из-за отсутствия времени я занимаюсь в рабочем кабинете работой.

Автор: Ардакбек КАНЫБЕК уулу
Источник: газета «De факто» №32 от 15.08.2014/стр. 7

Комментарии: