×
 

30.06.2014 // 13:35
Обратите внимание на дату публикации.

Акылбек Жапаров, экс-министр: "На сегодняшний день мы ведем себя так, будто хотим обмануть малыша, купив мороженое"

- Акылбек Усенбекович, Кыргызстан уже одной ногой в Таможенном союзе, хотя страна не готова. Что мы выиграем и что мы потеряем при вступлении в экономический союз без подготовки?

- Правильно говорите, было принято политическое решение о вступлении в Таможенный союз. Два года назад президент заявил, что мы вступим в Таможенный союз. С тех пор в отставку ушли два правительства. В данное время над этим работает третье правительство. Но и правительство, и парламент плохо ко всему подготовились.

Это объединение направлено на упрощение экспорта и импорта товаров. Но правительство пока не смогло нормально ответить на вопрос: "Что мы будем экспортировать? Мясо и молоко?" Это одно из негативных явлений. Перемещение людей, растений, скота называют техническим регламентом. В 2008 году, будучи министром экономики, я поднял вопрос о 52 технических регламентах.

Соответственно, мы должны были подготовиться ко всему. К примеру, правительство должно было определиться - как должна храниться, перерабатываться, продаваться картошка, внести соответствующее решение в парламент, ждать одобрения и подписания со стороны президента. Вся подобная работа проделывается неважно. У нас есть более 14 тысяч 800 товарных кодов. Необходимо было изучить каждый товар по отдельности.

Необходимо было принять более 100 технических регламентов, касающихся скотоводства, одежды, которая шьется у нас. Только тогда мы бы сказали: "Мы готовы". Тогда бы кыргызская экономика была бы в выигрыше. К сожалению, на сегодняшний день не проводится такая работа, нет лабораторий, соответствующих техническому регламенту. Нет органа, который будет выдавать паспорта и сертификаты. Поэтому наши товары не попадут в другие страны Таможенного союза.

На сегодняшний день в Россию не попадают даже товары из Казахстана. Поэтому не следует доверять заявлениям о том, что после вступления в Таможенный союз наши товары примут с распростертыми объятиями. Из-за плохой подготовленности мы не только не сможем продавать наши товары, но и помешать импорту других товаров.

В Белоруссии хорошо развито сельское хозяйство. Россия тоже добилась развития сельского хозяйства. Пять лет назад Путин обещал решить проблему с куриным мясом. Им удалось это сделать. В ближайшие пять лет они планируют решить проблему с говядиной и начать ее экспортировать. Таможенный союз был основан потому, что крупнейшие российские фирмы не могут продать свою продукцию в Европе. Эти товары попадут к нам. Наши мелкие фермеры не смогут с ними конкурировать. На первом этапе они будут продавать товары по заниженным ценам. А когда кыргызская экономика окажется в состоянии, с которой не сможет встать на ноги, они установят свои цены. Вот такие жестокие экономические законы могут вступить в силу.

- Но ведь обещают, что мы начнем экспортировать сельскохозяйственную продукцию, особенно мясо.

- Мы получаем такую возможность, вступая в Таможенный союз. Но наш скот не был идентифицирован. 5 лет назад я поднимал этот вопрос, предлагал экспортировать кыргызское мясо и картошку. Но политики и журналисты потешались надо мной, спрашивая: "Какой паспорт будем выдавать овцам, какая будет метрика у ягнят?" Я тогда понимал, что кыргызы не смогут встать на ноги, пока не начнут экспортировать свою продукцию.

Мы сейчас упускаем время. Мы начали переговоры о строительстве лаборатории в 2008 году. Из-за революции 2010 года у нас нет лаборатории. Обещанную лабораторию построили в Душанбе. В данное время таджики готовы вступить в Таможенный союз. С начала этого года они начали экспортировать продукцию в Китай. Из-за недальновидности наших политиков мы проиграли таджикам.

Короче говоря, за последние три года я не увидел многообещающих перспектив. Впереди большие трудности. Самая серьезная трудность - повышение цен, связанное со вступлением в Таможенный союз. Мы к этому не готовы. Состояние бюджета неважное. Дефицит равен 18 млрд сомам. Будет тяжело тем, кто живет за счет бюджета.

- Очевидно, что таможенная политика будет в руках Москвы, после нашего вступления в Таможенный союз. Не лишимся ли мы всех рычагов, если Россия инициирует вопрос о введении единой валюты?

- Мы отдаем Москве часть независимости. У правительства остались два рычага - налоговая и бюджетная политика. А таможенную политику готовимся отдать Москве. Организацию называют единым экономическим союзом. А единая экономическая политика подразумевает введение единой валюты.

Нельзя рассчитывать, что наш сом превратится в единую валюту в Таможенном союзе. Победит рубль. Тем самым, мы отдадим второй рычаг Москве. У дирижера две палочки. Так вот, мы отдаем Москве и вторую палочку. Президент принял такое политическое решение. Парламент его поддержал. Меня беспокоит то, что в будущем наши граждане будут вынуждены бороться за независимость, проливать свою кровь на войне.

- Казахстан и Белоруссия участвуют в принятии решений в Таможенном союзе. А каково будет наше место в этой организации?

- У Кыргызстана будет свое место. Их ВВП составляет 2,2 трлн. А наш ВВП составит около 3%. В Таможенном союзе решающим будет голос того, чья экономика сильна. Кто будет сильнее, тот будет принимать решения. А сильнейшей в организации остается Россия. 67% организации принадлежит России. Остальные 33% поделили Белоруссия и Казахстан. Мы собираемся присоединиться к ним со своими 3%. Непонятно, как мы собираемся там отстаивать интересы кыргызов.

- Вроде русские выделяют 200 млн долларов в качестве помощи нашему бюджету. В предыдущий раз, когда Россия оказывала помощь бюджету, она требовала вывести американскую авиабазу с аэропорта "Манас". Будут ли выдвинуты требования на этот раз?

- В этом мире нет ничего бесплатного. Россия взяла в руки всю энергетическую отрасль. Купили "Кыргызгаз" за один доллар. Получили право на Нарынские каскады, которые окупят себя через пять лет. Планируют прибрать к рукам Камбар-Ату-1. Мы даже подписали соглашение о том, что никто не сможет заезжать в Сары-Жаз без разрешения. На сегодняшний день мы ведем себя так, будто хотим обмануть малыша, купив мороженое.

Русские поняли, что допустили большую ошибку. Ведь Ельцин упустил контроль над союзными республиками, заявив: "Живите в независимости". В советское время мы брали запчасти из различных стран, чтобы собрать машину. И сейчас Россия занимается экспансией на таких условиях, чтобы союзные республики не смогли жить без нее.

Никто не задается вопросом: "Будет ли независим Кыргызстан через 30 лет?" Кто нас захватит, Китай или Россия? Останемся ли мы в живых? В Норвегии провели референдум перед вступлением в Евросоюз. Народ выступил против, поэтому они живут вне Евросоюза. Ничего толком не изменится от нашего решения по вступлению в Таможенный союз, земля не перевернется.

- Западные СМИ пишут: "В Украине сложилась такая ситуация потому, что она поддерживала Запад". Если кыргызский народ выступит против вступления в Таможенный союз, не стоит ли нам опасаться повторения украинских событий?

- К сожалению, наши отказались от референдума. Мы - небольшая страна, мы в маленькой лодке. США, Китай, Россия - большие корабли. Стоит нашей лодке наклониться в сторону, мы все утонем. Вторая революция случилась из-за игр вокруг американцев и русских. Если и сейчас у нас затеют игры, то может случиться и третья революция. Если будет революция, то у нас вполне повторится ливийский сценарий. Боже упаси.

- Для контроля над выделенными средствами, был основан кыргызско-российский фонд. В 2009 году на выделенные Россией деньги было основано ЦАРИИ во главе с Максимом Бакиевым, деньги кыргызы контролировали сами. На этот раз нам не доверили деньги. Русские не доверяют нашей власти?

- Это правильный взгляд на вещи. Потому что после революции у Розы Отунбаевой спросили: "Мы выделили вам 150 млн долларов в виде гранта. Где 300 млн долларов?" Фонд создали для того, чтобы не пропали выделенные деньги. Если 1 млрд долларов не будут выделены на улучшение ситуации в сельском хозяйстве, то русские могут обидеться. Поэтому они взяли ситуацию под свой контроль. Кроме того, у нас нет опыта. Мы еще не научились распоряжаться такими большими деньгами.

- Ваш бывший одпопартиец, депутат Жогорку Кенеша Ирина Карамушкина намекнула на коррупцию, высказываясь о вас: "Бывший однопартиец всегда состоял на государственной службе. Сейчас строит огромное здание в Бишкеке. Откуда взял деньги?" Что вы скажете об этом?

- Она не назвала фамилию Жапаров. Я анализировал ее слова, потому что по одной из моих специальностей я юрист. Но я понимаю, к чему она все говорит. Жена у меня занимается бизнесом. За последние 10 лет она является одним из крупнейших налогоплательщиков. Она завезла более 1000 вагонов конфет в Кыргызстан. Решили на вырученные деньги построить здание.

Она могла бы поступить как другие политики, построить здание в Турции или в России. Но я никуда не уеду из Кыргызстана. Если здесь ничего не получится, то там подавно. После слов Карамушкиной меня проверяла Антикоррупционная служба, прокуратура. Не осталось ничего, что они не проверили. Даже после моего ухода из политики продолжают дотошно проверять фирму жены.

У каждого политика должны быть принципы. Один из моих принципов заключается в том, чтобы остаться в Кыргызстане и внести свой вклад в его развитие. После второй революции Временное правительство создало специальную комиссию, все силовые органы проверили мою деятельность. Ничего не нашли.

- В последнее время вы всерьез взялись за идентификацию скота. Удалось ли вам договориться с иностранными инвесторами по поводу экспорта мясной продукции?

- Был принят закон об идентификации скота, растений, птиц, пчел с 1 октября. Сейчас у нас 1 млн 300 тысяч семей. Из них 130 тысяч семей - состоятельные люди. Только 20% из состоятельных семей - кыргызы. Богаты представители других народов. Мы продолжаем давить друг на друга. А другие народы хорошо живут, отправляют своих детей на учебу в Лондон, в США. Они добились всего своим трудом.

770 тысяч семей имеют средний достаток. Половина таких семей - кыргызы. В бедности живут 270 тысяч семей. А за чертой бедности живут 130 тысяч человек. Совокупно получится 400 тысяч семей. 80% из них - кыргызы. Все они занимаются сельским хозяйством. Большинство селян занимаются разведением скота.

Мы сможем заработать на скотоводстве только в том случае, если начнем экспортировать. Поэтому я увлекся этой проблемой еще в 2008 году. Недавно побывал в Норвегии. Норвежское правительство смогло решить проблемы, касающиеся мяса, молока, картофеля. Там производится 550 сортов картофеля. Норвегия не только производит для себя, но и экспортирует. Страна на 92% обеспечивает себя молочной продукцией и занимается экспортом.

Килограмм вяленого мяса стоит 50 долларов. Сырое мясо держат неделю в соли, потом оно готово к употреблению. Я принес с собой немного, чтобы его попробовали знакомые. Потратил 105 долларов на 800 граммов мяса 8-месячного ягненка. Норвежские 8-месячные ягнята могут стоить до 1000 долларов только из-за наличия паспорта о том, что они росли на высоте в 800 метров. А мы за 1000 долларов продаем своих лошадей и коров. Если мы хотим, чтобы кыргызская экономика развивалась, то нам следует оказать поддержку сельскохозяйственной отрасли.

Автор: Наралы Асанбаев
Источник: газета "Жаны Ордо" №22 от 27.06.14 / стр. 6