×
 

26.05.2014 // 11:13
Обратите внимание на дату публикации.

Турсунбек Акун, координатор Конгресса по правам человека в Центральной Азии: "Еще не было суда по делу Келдибекова, пока рано называть его "виновным"..."

- Турсунбек Акунович, вас отправили в отставку в связи с досрочным освобождением криминального авторитета Азиза Батукаева, но вы заявили, что не причастны к этому. Вы же в то время заявили, что Азизу Батукаеву осталось прожить 3 дня. Кто виноват в его освобождении?

- После поднявшейся шумихи вокруг освобождения Батукаева, тогдашнее правительство решило принести меня в жертву. Но они не заметили, что желая отправить меня в отставку, они признали свою вину. Расскажу по порядку.

Во-первых, тогда я исполнял свою роль как омбудсмен. Потому что Азиз Батукаев для меня не головорез или вор в законе, а находящийся за решеткой гражданин. Поэтому я высказался как омбудсмен, основываясь на заключении Министерства здравоохранения. Разбирающиеся в медицине люди знают, что кровь человека состоит из эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Доказано, что при белокровии, когда в крови отсутствуют лейкоциты, человек не проживет больше трех часов, не говоря о трех днях.

Диагноз поставил не я, это во-первых. Во-вторых, как бы я не распинался, я бы не смог добиться его освобождения без решения суда. По этому делу Жогорку Кенеш признал виновными 22 человека. Почему-то меры были приняты только в отношении меня, а 21 виновнику это сошло с рук.

Произошло что-то хорошее для меня и что-то плохое. Плохо то, что правительство должно было отправить в отставку 21 человека, а Жогорку Кенеш мог уволить только меня из 22 человек. Парламент меня отправил в отставку, а "галдирбай"-правительство не отважилось отправить в отставку 21 человека. Судя по мерам, принятым в Жогорку Кенеше, я получил взятку в 100 тысяч долларов. Я осудил Батукаева, я проводил его, я поставил диагноз, значит, я царь. Это никак не соответствует действительности.

Очевидно, что в нужное время закон работает, в ненужное время не работает. Кыргызские законы хорошо написаны. Но не работают механизмы, которые помогли бы законам работать. Закон работает только в тех случаях, когда это соответствует чьим-то интересам.

Пускай не обижается Жанторо Жолдошевич - уважаемый мной человек, хозяйственник, пытался работать, оказавшись в правительстве. Но он забыл о том, что нужно исполнять законы и постановления, поэтому его использовали. Если бы его не использовали, то могли бы оставить, сказав: "Хорошо поработал, не уволил 21 человека". Такое даже в голову Жогорку Кенешу не пришло.

Что касается моей невиновности, они сами это доказали. Свыше поступило указание о необходимости освобождения Азиза Батукаева, поэтому все оперативно работали. И Министерство здравоохранения, и глава ГСИН, и Атаханов на основании проработанного плана подготовили диагноз, выставили меня в роли петуха, который раструбил о диагнозе, получили повод для освобождения Батукаева. Кто виноват? По их мнению, Турсунбек Акун.

Они не заметили, что моей отставкой они лишили себя будущего. Потому что я был избран до 2018 года. Президент проработает до 2017 года, парламент - до 2015 года. Если меня можно досрочно снимать с должности, то и других можно досрочно отправлять в отставку. Из-за них появится такая привычка.

Во-вторых, если бы они отправили в отставку и 21 человека, то я был бы в числе тех, кто освободил Батукаева, тогда бы все проклинали их и меня по праву. С этой точки зрения, они выставили меня в качестве единственного виновника, наоборот доказывая, что я невиновен. Народ справедлив и народ все видит. Я много где побывал, но не слышал упреков в освобождении Батукаева, потому что после отставки я фактически был оправдан.

- В данное время Ахматбеку Келдибекову поставили диагноз, заявив, что состояние его здоровья остается тяжелым. Но освободившие Азиза Батукаева в кратчайшие сроки люди не освобождают Келдибекова.

- Будучи омбудсменом, я действительно говорил о необходимости освобождения Азиза Батукаева, который страдал от белокровия. Но будучи народным омбудсменом, после вынесения заключения по Ахматбеку Келдибекову, я должен требовать его освобождения. Наверное, народ прекрасно знает, какие у меня отношения с Келдибековым. Однажды я выступал в парламенте, когда он был спикером. В тот раз он обратился к охранникам и сказал: "Выведите этого за дверь".

Но сейчас важнее мои обязанности народного омбудсмена, нежели личные отношения с Келдибековым. Поэтому я не могу молчать, зная о его диагнозе. Я давал клятву, приложив руку к Конституции, к международной конвенции, обещал отстаивать права человека. Несмотря на отношение Ахматбека Келдибекова ко мне, я должен требовать его освобождения. 64 статья международной конвенции о заключенных гласит: "Осужденные или заключенные должны быть освобождены раньше срока, если страдают от тяжелой болезни.

В этой статье люди не делятся на "воров в законе", на "криминальных авторитетов" и на "спикеров". Это их право. В обоих случаях диагноз ставил не я. Я лишь требую освободить заключенных на основании диагноза. Почему меня нужно обвинять в том, что я требовал освободить Батукаева, сославшись на диагноз, по которому Батукаев должен был умереть через три дня?

Если не умер, значит, диагноз неверный. Очевидно, что поставившие диагноз люди получили взятку или приказ от вышестоящего руководства. Затем тепло проводили его. Такой же диагноз был поставлен Ахматбеку Келдибекову еще в марте. Решение принимали доктора медицинских наук. Стоит отметить еще одно. Нельзя называть Ахматбека Келдибекова "виновным" без решения суда.

Его можно назвать "виновным" только в том случае, если будет вынесено решение суда. В отличие от Батукаева, хорош или плох Келдибеков, но он проработал на государственной службе. А официальное решение суда по Батукаеву постановило, что он является преступником, который признал свою вину. В отличие от Батукаева, Ахматбек Келдибеков принес ощутимую пользу стране.

Вору в законе Азизу Батукаеву поставили только один диагноз, который позволил его освободить из тюрьмы. А по Ахматбеку Келдибекову поставили 12 диагнозов, даже после которых его не освобождают. Другой пример - Наримана Тюлеева осудили, несмотря на наличие онкологического заболевания.

Почему они пожалели Батукаева, а не двух упомянутых джигитов? Если они освободили из-за денег, то могли бы открыто сказать, сколько денег они просят за освобождение. Все это я говорю от безысходности. Я не выступаю в качестве сторонника Келдибекова или Тюлеева, просто хочу напомнить, что такое может произойти с каждым. Я не поддерживаю оппозицию или позицию, а выражаю свою объективную позицию.

- Появились неоднозначные мнения о законе, который касается журналистов, распространяющих неправильные сведения. Что вы думаете об этом, скажите как омбудсмен?

- Я думаю, что президент допустил ошибку, подписав закон. Судя по всему, это дело рук Феликса Шаршенбаевича, который воспользовался Эристиной Кочкаровой. Потому что подобный законопроект ранее был инициирован партией "Ар-Намыс". Откровенно ущемляются права человека, закон противоречит Конституции.

Закон о ложных доносах можно воспринимать как первый этап чертовщины, связанной с выборами. Очевидно, что закон подготовлен для предстоящих выборов. И до этого привлекали к ответственности по устаревшим статьям, касающимся защиты чести и достоинства граждан.

Закон подготовлен депутатами, которые хотят защитить свои интересы. Если в преддверии выборов журналист напишет о негативных сторонах кандидата, то он будет осужден, потому что не сможет предоставить доказательства.

Прямо скажу, что в таком законе заинтересованы фигуры вроде Данияра Нарымбаева. Во время шумихи вокруг Батукаева Данияр Нарымбаев предложил мне выступить с заявлением о том, что Камчыбек Ташиев сошел с ума. Но я отказался. Поэтому меня отправили в отставку, сославшись на освобождение Батукаева.


Автор: Ардакбек Каныбек уулу
Источник: газета "De-факто" №20 от 23.05.14 / стр. 13

Комментарии: