×
 

16.05.2011 // 11:00
Обратите внимание на дату публикации.

Жыпар Жекшеев, член Национальной комиссии по расследованию июньских событий: «Батыров болтает, что в голову придет»

 

- Как вы в качестве члена Национальной комиссии смотрите на мнения об однобокости заключения Международной комиссии по расследованию июньских событий?

- Я тоже удивлен деятельностью Международной комиссии (МК). Она не отказалась от своей первоначальной оценки: тенденциозна, однобока, обвиняет только одну сторону - кыргызскую нацию, кыргызскую власть. Мы раз десять встречались с представителями, экспертами МК; предоставили им все документы в качестве помощи; показали наше заключение - оно было таким-то, это подтверждено фактами; как вы проведете расследование - это ваше дело; кто виноват в событиях; за сколько времени вперед эти виновники вели подготовку к столкновениям; виновная сторона уже в третий раз идет на такие действия. Мы все это рассказали МК и вручили документы. МК говорит, что на видеозаписи узбекские лидеры не просят автономию, однако, и слепому видно, что они в открытой форме не просили автономию, но это подтверждается сказанными ими словами, содеянными делами. Корни этого лежат глубоко. В 1967 году было первое столкновение, второе было организовано в 1990 году. И тогда они намеками говорили о вопросе автономии: «отделимся». В этот раз – продолжение прошлых попыток и способов устроить беспорядки, и цели как в 1990 году. Все видно невооруженным глазом: «раз мы составляем 30% населения страны, пусть будет больше привлечено во властные структуры представителей убекской национальности; руководителями в силовые структуры назначить представителей этой нации». Ведь эти требования являются первыми шагами к получению автономии. Здесь нет даже необходимости в обязательном озвучивании и в доказывании - говорили или не говорили эти слова. И в заключении предыдущей общественной так называемой международной комиссии много фактов, вызывающих смех. Например, тогда беседовали с 200 узбеками, и туда же втиснули беседу с 2-мя кыргызами. Ну, это же стыдно. Перед началом работы МК мы говорили об этих случаях в качестве примера, дескать, если и вы будете так работать, то будет все понятно. Какой бы вопрос не расследовался, надо объективно и справедливо смотреть  на обе нации, дать равные права и брать равное количество кыргызов и узбеков, но они так не сделали. Наши мнимые правозащитники тоже вложили свой вклад. Они с самого начала вели работу в одном  русле, во всем обвинили только нас, кыргызов, а в адрес узбеков даже слова не говорили. Кто знает, может быть, извне им хорошо проплатили, поэтому они поют их песни.

- Кстати, правозащитница Толейкан Исмаилова после Ошских событий заявила, что ее жизни угрожает опасность, сбежала за границу, а затем вернулась. Возможно ли, что ее действия напрямую причастны к тем событиям?

- Конечно, возможно. Но я абсолютно не верю ее словам: «лично моей жизни угрожает опасность». Кому нужна лично эта Толейкан, никому не нужно порождать угрозу ее жизни, нападать на нее нет необходимости. В этом есть некий секрет. Возьмите Азизу Абдрасулову, хотя она вошла членом комиссии, но она распространяла одностороннюю однобокую информацию. Почему же МК никак не смогла выйти за очерченные ими границы?

- Можно ли считать основательной выполненную правозащитниками работу, учитывая их тесную рабочую связь с иностранными государствами?

- Да.

- Одна из тех, кого Национальная комиссия называла в ряду организаторов столкновений на юге Карамат Абдуллаева на информационном сайте «Фергана.ру» в интервью заявила: «Еще за месяц до выхода заключения Национальной комиссии она (комиссия) зачитала отчет, данный ей на руки».

- Каких только слов не высказывали о деятельности Национальной комиссии и вокруг нее. Нам как пять пальцев известно, что скажет Абдуллаева. Они все натворили, притворились невинными, теперь, спасая свои шкуры, выскакивают в разных местах и распространяют разную информацию. Именно Абдуллаева - одна из организаторов столкновений на юге. Она стоит в одном ряду с К.Батыровым, И.Абдрасуловым, Ж.Салахутдиновым. Она руководя южным отделением Конгресса женщин, прикрывшись им как ширмой, реализовывала главные цели. Говорю как самый активный член комиссии, работавший в ней от начала до конца. Мы направляли во все ветви власти ее представителям официальные запросы и на все получили письменные ответы. Никто не вмешивался в нашу работу, у нас не было даже мысли заискивать перед кем-то, думать - понравится или нет кому-то.

- В информационном поле Узбекистана в это же время К.Батыров беспрестанно дает интервью. В своем последнем интервью он «выражает удивление» отсутствием в заключении МК пункта: «со стороны кыргызской власти не совершалось геноцида в отношении лиц узбекской национальности». С его слов: «То, что кыргызские вооруженные силы не трогали дома других национальностей, а атаковали точно по адресам одних только узбеков, это надо считать геноцидом».

- Если его послушать, он городит всякую дребедень, что приходит ему в голову. Мы хорошо знаем историю. Там, где происходит геноцид, там происходит и резня, беженцы навсегда уходят в другие страны безвозвратно, верно? А что у нас произошло? Эти сто тысяч беженцев прошли через границу в Узбекистан, а через 5 дней все до единого вернулись назад. Они так торопились вернуться, как будто из рая попали в ад. Их никто не выгонял. И разве это геноцид? Еще одно обстоятельство. В махаллях живут одни узбекские сородичи, других национальностей нет никого в махалях. Во-вторых, они от дверей до крыш своих домов написали аршинными буквами: «SOS» самолетной дорогостоящей краской, светящейся ночью издалека, причем заблаговременно. Это означает по их основному плану, если вдруг узбекистанские вооруженные силы нападут на своих самолетах, чтобы не попали в узбеков. Когда их молодежь группами не менее 500 человек выходила, у каждого в руках было однотипное оружие типа копья. Они закрепили на концах палок кинжалы, у всех было стандартное холодное оружие одного образца. Это все не успеешь сделать за 1-2 дня, на это нужно долгое время, готовиться. А их 5 «Камазов», будто в специальных заводских условиях обшиты одинаковой броней, чтобы не пробили пули. На это тоже нужно достаточное время. Короче говоря, готовились к войне.

- Об этом должна была знать ГСНБ?

- Мы же открыто говорили и персонально указали на необходимость привлечения к  политической ответственности четырех лиц: руководителя ГСНБ К.Дуйшобаева, руководителя (куратора) силовых органов А.Бекназарова, назначенного специальным представителем президента по южному региону И.Исакова, министра МВД. По правде говоря, и ГСНБ много информировала власти, но эта служба ограничилась только передачей информации. ГСНБ не приняла никаких решительных мер, например, в случае необходимости - задержание организаторов, привлечение их к ответственности. А информацию передавал и каждый торговец, сидящий на базаре.

- МК заявила об отсутствии каких-либо внешних сил, скажем, со стороны изгнанных из власти Бакиевых, в общем, не было третьих сил в июньских столкновениях. Каково ваше мнение?

- Мы, Национальная комиссия, четко написали о причастности к этим событиям окружения Бакиева. Мы не ограничились только этим, а отразили, что там была некая третья сила, представители специальных служб какой-то одной крупной державы, государства.

- МК внесла предложение привлекать больше представителей узбекской национальности для службы в силовых структурах. Как это может быть, если представители этой национальности даже не служат в армии?

- Я много раз задаю этот вопрос. Узбекская нация вообще не отдает свою молодежь в армейскую службу, откупаются, или еще находят способы избежать службы. Сейчас в армии служат, за исключением некоторых простых русских ребят, 99%  кыргызы. А других национальностей нет вообще. Во многих местах говорю, что вызывает большой вопрос, как молодые парни, не державшие в руках оружие, не имеющие понятия о воинской службе, ничем, кроме торговли не занимающиеся, стреляют из огнестрельного оружия от Калашникова до иностранных автоматов? Мы видели это на отснятых кадрах в телефонах. Откуда этому взяться, если их не подготовили пришедшие извне спецслужбы, боевики?

- У кыргызской общественности вызывает раздражение предложение МК о предоставлении регионального или муниципального статуса узбекскому языку в регионах компактного проживания узбеков. А также переименовать Кыргызскую Республику в Республику Кыргызстан, что оценивается как вмешательство во внутренние дела государства. Есть ли у МК такое право?

- Конечно, такого права нет ни у кого. Раз сделано предложение, пусть в качестве предложения озвучат и положат как бумагу. Если подойти к решению, то на это у нас есть свой Парламент, Президент, Премьер-министр. Каким бы ни было решение, его принять можем только мы сами. В таком случае, почему нельзя дать такой статус компактно живущим в Чуйской области дунганам, татарам, уйгурам, украинцам? Это очень опасный факт, с которым нельзя играть. Раз мы являемся маленьким унитарным государством, то без сопротивления приняли русский язык в качестве официального. Все представители более 80 нацинальностей хорошо знают русский язык, если не знают кыргызского языка, пусть общаются на русском. Им никто не запрещает. А государственный язык должен быть только один. Нет даже необходимости поднимать этот вопрос. Это все равно, что бомба замедленного действия.

- Есть и такие мнения, что заключение и некоторые предложения МК не только не способствуют примирению двух наций, а приведут к дальнейшему столкновению. Что бы вы сказали на это как гражданин?

- Во-первых, МК близко не знакома с острыми региональными проблемами в Кыгызстане. Они хотели быть объективными и дали оценку «через форточку окна мирового масштаба». Мы, кыргызы, по сравнению с ними хорошо знаем остроту региональных проблем на юге. С их стороны неправильно так «в упор» открыто ставить перед нами проблему, кинув на нее только поверхостный взгляд. Такие действия могут сильнее разжечь пожар. В том числе некоторые предложения.

- В чем разница и особенность итогов Национальной комиссии и Международной комиссии?

- По моему наблюдению, с нашей стороны - Национальной комиссией материалы освещены реально, с глубоким пониманием. Мы вообще не выпускали из виду и постоянно работали с мыслью правильно понять проблему, сохраняя равновесие сторон, чтобы завтра же не возобновились противостояние и война. А МК пришло и ушло. Что хотели сказать - сказали, вручили свое заключение. Рассмотрели события с международной позиции, дали свою оценку. У них в принципе голова не болит, что их заключение может снова схлестнуть два народа, где надо быть крайне осторожным, каким будет наше будущее? Можно сказать, разница в заключениях стоит в этом.

- Перед обнародованием заключения МК выпущена скандальная книга «Час шакала», написанная однобоко. Как вы считаете, почему оба действия совпали по времени, следом друг за другом?

- Выход этой книги был специально подготовлен и приурочен ко времени обнародования отчета. Безусловно, книга была нацелена на оказание влияния на МК, попыткой обратить вимание. Хотели, чтобы МК использовала ее как документ. Например, в 1990 году для прекращения Ошских событий 12 представителей (партии) КДК ездили в Алма-Ату, при посредничестве Олжаса Сулейменова мы вызвали 12 лидеров Узбекистана. Тогда узбекская сторона привезла на встречу отснятую видеокассету. На ней были сняты ряды трупов, попусту заставили узбекских старух кричать в селах, со слезами проклиная кыргызов. Однако, ни по одному трупу невозможно было определить, что он узбек, так как у всех лица были сожжены паяльной лампой. Ну, представь себе сам, кыргызы на войне никогда до смерти не добивают. Только один раз ударят ножом и уходят дальше. А здесь какая была необходимость, не скучая, держа в руках паяльную лампу, не торопясь убивать человека? Для нас это не свойственно, нет такого у нас в крови. Тогда я открыто сказал: «Уложили в ряды трупы кыргызов, сожгли им лица до неузнаваемости, заплатили узбекским женщинам, те кричат и это отсняли на видео, вот, мол, узбеков истребляют». Ведь кыргызов сразу видно по внешнему виду. Цель этой книги та же самая.

- Отсюда возникает вопрос. Вы принимали участие в подавлении событий в 90-ых годах как один из лидеров КДК. Вы также участвовали как член Национальной комиссии в детальном расследовании прошлогодних столкновений. Между событиями прошло 20 лет, заметили ли вы какие-либо отличия между ними?

- В этот раз характер произошедшего был  более тяжелым, острым и трагическим чем раньше. Разница только в источниках, в начале возникновения. В 1990 году поводом был захват земли в колхозе имени Ленина. В этот раз они выбрали время сразу после революции, когда ВП еще не вошло в полную силу, не смогло быть решительным и активным, когда 7 апреля мы лишились своих молодцов, и у всего народа еще не прошел траур и скорбь. Во-вторых, как раз тогда,10 июня, начались столкновения, а в Ташкенте в это время на саммит начинали собираться президенты СНГ. В процессе нашего расследования мы в 2-3 местах слышали от кыргызов, что в полночь 10 июня узбекские аксакалы и женщины, проснувшись от стрельбы и шума, испугались и закричали: «почему они начали раньше, ведь собирались 22-го»? Они, оказывается, выбрали дату 22 июня, когда началась Отечественная война. А учитывая проведение саммита президентов СНГ 10 июня, решили воспользоваться предлогом: «кыргызы узбеков уничтожают», втянуть президентов в разборку, и изо всех сил пытались притянуть их на свою сторону, поэтому начали раньше. Рано или поздно это бы произошло.

 

 

Источник: газета «Кыргыз Руху» № 18 от 13.05.2011 / стр. 3

Автор: Бакыт МОЛДАЛИЕВ

Комментарии: