×
 

10.05.2011 // 17:00
Обратите внимание на дату публикации.

Токон Мамытов, депутат фракции «Ар-Намыс», председатель комиссии ЖК по расследованию Ошских событий: «Мы проложили дорогу, а они пусть сами решают!»

 

Токон Мамытов один из уважаемых депутатов фракции «Ар-Намыс». Как и многие чиновники, он занимал важные должности и при Акаеве и при Бакиеве. А если быть точнее, руководящую должность в ГКНБ, кроме этого руководил и Государственной пограничной Службой. В настоящее время – он председатель депутатской комиссии (в составе 25 человек) по расследованию ошских событий. Упомянутая комиссия  ведет расследование уже 4 месяца. В скором времени собирается опубликовать итоги проведенной работы. Мы побеседовали с Токон мырза и о проблемах расследования запутанных ошских событий и о нашумевшей истории с присоединением к коалиции большинства 10 депутатов «Ар-Намыса», а также о недостатках в работе Государственной пограничной Службы и ГКНБ.

 

Кулов прикинулся, что не ведал ничего о коалиции, а на самом деле…

-Токон байке, начнем нашу беседу  с вопроса о вхождения 10 депутатов  от «Ар-Намыса» в коалицию. Ведь среди них были и вы…

- Происхождение этой истории таково: чтобы было понятно, я начну издалека. Однажды на заседании фракции (дело было после нового года) Анвар Артыков обратился к Феликсу Шаршенбаевичу: «Я поговорил с Акматбеком Кельдибековым. У него есть немало хороших идей по сохранению спокойствия в государстве, по сохранению и расширению коалиции в целях ее развития». Кулов одобрительно отозвался: «Да, ситуация в стране тяжелая. Необходимо ее стабилизировать. Надо поговорить». Я тоже заметил, что «когда трясет и парламент, и правительство и общество, в стране не может быть спокойствия. Коалиция превращается в предмет торга». Кулов опять поддержал: «Да, есть симптомы, давайте работать». Артыков  работал над этим вопросом и в итоге 8 депутатов встретились в госрезиденции с Атамбаевым, где он сразу заявил: «В последнее время все превращается в бизнес. Не получается объединить в коалицию три партии. Постоянно ведут свою игру то 5, то 10 депутатов. Мы должны прекратить эту практику. Нужно принимать меры сообща».

Мы спросили: «Что от нас требуется?». Ответом было: «Ваша поддержка». Он  откровенно рассказал нам о проблемах, которые его тревожили. На прощание мы условились «поговорить с Куловым и встретиться еще раз». После этой встречи я отбыл в Санкт-Петербург на 5-6 дней. По прибытии, я поинтересовался у Артыкова :«Вы заходили к Кулову по поводу того разговора?». Он ответил, что разговор состоялся, но Кулов под различными предлогами не одобрил эту идею. Затем на заседании фракции был поднят этот вопрос и вызвал он массу противоречивых мнений. Артыков еще раз объяснил суть вопроса. После, я тоже выступил: «Феликс Шаршенбаевич, надо прекратить все эти игры и думать о стране. Я слышал все их доводы и нахожу их правильными. У нас одинаковые цели и стремления. Думаю, мы сработаемся. Давайте войдем». И тогда он сказал, что надо еще раз переговорить. Мы ответили: «Хорошо, мы подождем. Разговаривайте. Мы свои разговоры уже закончили».

Позже при встрече мы сказали Атамбаеву и Кельдибекову, что не требуем никаких должностей и готовы трудится ради стабильности государства над каждым вопросом, стоящим перед коалицией, чего и требует народ. Они, в свою очередь, не стали савить нам каких-либо условий, на этом и порешили. Об этом мы тоже сообщали Кулову. Но, так как Кулов сильно затянул с вопросом о вхождении, всплыло это заявление 10 депутатов. А на следующий день Кулов дал интервью о том, что мы морально неустойчивые и что, дескать он ничего не знал об этом вопросе. После этого интервью, мы все вместе были у него и выразили свое недовольство по поводу его интервью. Он оправдывался, говоря, что он не давал такого интервью и немедленно потребует, чтобы его убрали из сайта. Не дождавшись нашего объяснения, появилось еще несколько статей такого же содержания. После этого уже мы стали появляться на страницах СМИ со своими интервью. В настоящее время еще идут переговоры по поводу вхождения в коалицию. Мы им открыли дорогу, остальное пусть решают сами.

- Бытует мнение, что в целях сохранения коалиции вас (10 депутатов) купил Бабанов. Насколько это соответствует правде? Хотелось бы из ваших уст, так сказать, услышать…

- Во-первых, кто такой Бабанов, чтобы нас выкупать? Прежде чем покупать кого бы то ни было, пусть подумает о своей участи. Было бы уместно такое предположить, если бы мы носились с вопросами относительно «МегаКома». Никто из 10 депутатов, вошедших в коалицию, не поднимал вопроса, связанного с «МегаКомом». Напротив, во время  разборок по поводу «МегаКома», когда депутаты разделившись на два лагеря, воевали между собой, мы с интересом наблюдали со стороны, во что же это выльется. Говоря по правде, с Бабановым по поводу коалиции мы не встречались. Мы встречались с Кельдибековым и Атамбаевым. А про Бабанова это все ложь. Это я со всей ответственностью заявляю.

- Этими словами, вы как бы косвенно «закинули  петлю» на Жапарова. Ведь ваш Жапаров  прославился своими противоречивыми заявлениями по поводу «МегаКома». Создается впечатление, что он продался?

- Ничего про Жапарова сказать не могу. Я не являюсь членом его комиссии по «МегаКому». Вы лучше у него спросите. Естественно, если он заявляет во всеуслышание, что «Бабанов не чист, пусть уходит», а затем, кричит «Оказывается, Бабанов  не связан с «МегаКомом»», это наталкивает на различные мысли. Я  по сей день не знаю, почему он пришел к такому заключению.

 

«Заключение международной комиссии  получилось односторонним…»

- Токон байке, давайте теперь перейдем к одному из важных вопросов, касающихся комиссии ЖК  по расследованию Ошских событий. Вы являетесь председателем этой комиссии. Расследование подошло к концу. Хотелось бы услышать Ваше мнение по  поводу работы возглавляемой  Вами комиссии, ее результатов  и результатов других комиссий.

- Я насчитал количество официально созданных комиссий по Ошским событиям, наша оказалась 8-ой по счету. Мы официально начали расследование 15-января. Начали с того, что разделились на три большие группы, первая из которых работала по Ошской области и по городу Ош. Вторая по Джалал-Абадской области и третья по центральным аппаратам и министерствам. На Юге повсюду мы открыли свои офисы. Согласно условиям, привлекли экспертов. Надо сказать, что в состав комиссии проникли и представители Временного правительства и те, кто занимает руководящие должности в силовых структурах. Короче, в составе комиссии оказались заинтересованные лица. Мы не решали какой депутат и из какой фракции, войдет в состав комиссии. Мы не имели возможности требовать кого-либо. Работали с тем, что было. Многие  депутаты побывали на Юге по 15-20 раз и работали по 10 дней. Я лично съездил более 10 раз. Чтобы расследование было независимым, побывали на месте тех кровавых происшествий, а именно, в Он-Адыре, в Фуркате, Наримане и др. Страшные события происходили и в Базар-Коргоне, в Таш-Булаке. Чтобы быть объективными, мы не стали брать с собой губернаторов и акимов, поехали лишь члены комиссии и главы местного самоуправления. Собрали весь имеющийся материал. Не буду скрывать, народу собралось много. Очень много дали нам фотодокументов, как касающихся дела, так и нет, которые мы отправили в соответствующие органы. В основном, тесно работали с правительством. Они нам оказывали всяческую помощь. Результаты не плохие. Две недели назад, правительство выделило 1 миллиард сомов в качестве компенсации погибшим и пропавшим без вести в тех Ошских событиях.

- Сколько пропало в Джалал-Абаде? Второй вопрос: уточните, каково общее количество погибших? Потому, что называются разные числа.

- Самое ужасное, это участь пропавших без вести. На сегодняшний день их насчитывается около 23 по городу Ош. В Джалал-Абаде 5 человек и один обгорел до неузнаваемости. Недавно был обнаружен скелет возле завода Сампа. Итого, в общем 7 человек. Что касается общего числа, то по итогам  Международной комиссии  470 человек. По нашим данным, точнее говоря по официальным данным Министерства здравоохранения, оно составляет 427 человек. Из них 356 по городу Ош, и 71 в Джалал-Абаде. Сейчас мы полностью закончили свое расследование. Но, поскольку вся документация была на русском языке, сейчас она  переводится на кыргызский.

- А нельзя было сразу  все дела вести на  кыргызском  языке? Токон байке, до каких пор мы будем топтать наш язык?

- Честно говоря, многие, особенно политические термины не имеют перевода на кыргызском языке. Мы по этой же причине задержались.

- Можно же было прямо ввести эти термины, и без того в родном языке полно внесенных извне терминов?

- Как мы их внесем? Например, я не знаю. Некоторые осмеливаются переводить такие термины, как ион, протон, электроника, синхрофазатрон. Если смогут, пусть переводят. Я думаю, переводчики в ЖК опытные. Дай Бог, грамотно переведут, чтобы не возникло споров.

- Каково ваше мнение об итогах расследования международной комиссии?

- На самом деле их работа вызвала целый шквал критики. Но я просмотрел итоги их расследования, их деятельности. Их нельзя обвинять в недоработках. У них собралось очень много материала. Многих опросили, даже встретились с Кадыржаном Батыровым и И.Абдрасуловым. Допросили многих из тех, кто после тех событий был в бегах. Но несмотря на это, многие их критиковали. Думаю, потому что расследование международной комиссии было односторонним….

 

(Продолжение в следующем номере)

 

Источник: газета "Фабула" №29 от 10.05.2011/ стр.8

Автор: Айбек Шамшыкеев

Комментарии: