×
 

13.11.2013 // 16:33
Обратите внимание на дату публикации.

Кадыр Маликов: "Геополитическая борьба может привести к дестабилизации обстановки в регионе"

- Премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев на одном из заседаний МВД признал, что преступные группировки оказывают влияние на политическую ситуацию в стране. Если раньше криминальные группировки сотрудничали с представителями милиции, то на этот раз их подозревают в сотрудничестве с религиозными организациями, с ваххабитами. Как вы думаете, насколько обоснованы такие заявления?

- Действительно, существуют конкретные факты, подтверждающие, что криминал связался с религиозным фактором. Но подобное явление появилось не сегодня. С 2006-2007 года мы говорим о том, что в тюрьмах Кыргызстана наблюдается рост численности верующих. Не удалось получить объективную информацию об исламе из-за отсутствия хорошей литературы, которая дает представление о религии. За последние 7-8 лет аналитики часто выходят на информационное пространство со своими фактами. Но вряд ли власть действительно знает о последствиях происходящих событий.

Раньше, к примеру, увлекаясь религией, криминал полностью отказывался от прошлой жизни. К сожалению, появились примеры того, как тот или иной криминальный авторитет, приняв религию, продолжил жить по воровским законам. Пока что таких примеров немного, потому что ислам (ханафитского толка) осуждает насилие, жестокость, ненависть.

А радикальное, ваххабитское толкование ислама среди молодежи позволяет сплести религию с криминальными понятиями. Потому что радикальный ваххабизм имеет много общего с криминальной идеологией. Ваххабиты считают, что имущество неверующего или "плохого" мусульманина можно отобрать или взять в качестве зекета. У них появляется повод для сбора денег у людей, требуя зекет. Многие факты указывают на то, что бывшие представители криминала нашли схожие черты с преступным миром и ваххабизмом, поэтому приняли ислам. Если раньше они шли к предпринимателю и требовали "отметиться", то теперь они говорят ему: "Ты мусульманин? Плати зекет!"

- Эта тенденция говорит о том, что в Кыргызстане появятся новые религиозно-экстремистские организации?

- Честно говоря, такие организации существуют, и они ведут свою тайную деятельность. В Сирии идет война, а в медиа-ресурсах и в Интернете пользователей призывают к джихаду. Кроме того, по всему миру Аль-Каида и близкие к этой организации группировки вербуют людей. Родину покидают не только Кыргызстанцы, но и жители Северного Кавказа, Центральной Азии. Казахстан является важным тайным убежищем джихадских организаций Центральной Азии. Потому что Казахстан близок к Северному Кавказу по географическому расположению. А в Северном Кавказе распространяется джихадская идеология. Ситуация в Казахстане напрямую будет отражаться на Кыргызстане. В приграничных с Казахстаном районах, в Чуйской области и в Бишкеке сложилась обстановка, при которой мы столкнемся с проблемами распространения ваххабитской идеологии. Распространяется мощная сеть со своими бизнес-структурами и коммуникациями. Это результат общего процесса, мы не сталкивались с этим прежде. По-моему, мы даже близки к тому, что в Кыргызстане откроется среднеазиатский филиал Аль-Каиды. Кажется, что не достает только соответствующего приказа.

- Вы хотите сказать, что радикальные религиозно-экстремистские организации получают поддержку со стороны внешних сил? Если этой действительно так, то о каких силах идет речь?

- Это действительно так. Каждое религиозное течение и движение следует воспринимать как проект, за которым стоит определенный хозяин. Не буду озвучивать названия определенных стран, просто скажу, что страны Персидского залива являются непосредственными спонсорами таких группировок. К примеру, Саудовская Аравия оказывает поддержку сторонникам Аль-Каиды в Сирии. Но даже за этими странами могут стоять силы, которые деликатно ведут свою работу. Но их силуэты уже проявились, ими оказались глобальные игроки, которые преследуют геополитические цели.

- Каковы цели этих игроков?

- Их цели очевидны. Создать проблемы в процессе борьбы за энергетические ресурсы. В нестабильной и конфликтной стране у стран, борющихся с терроризмом, появляются определенные интересы. Возможно, активизация радикальных группировок в Центральной Азии не более чем противодействие, направленное на Россию или Китай. Конечно, за такой политикой стоят большие игроки.

Геополитическая борьба между местными и глобальными игроками в Центральной Азии может привести к дестабилизации ситуации в регионе. Перед странами Центральной Азии появились определенные проблемы - милитаризация региона, спорные границы, гидроэнергетика, наркотрафик. В таком случае автоматически появляется угроза вооруженных конфликтов между народами или странами.

- Очевидно, что духовное управление не может противостоять появлению религиозно-экстремистских организаций без содействия со стороны государства. Какие меры следует принять в этом направлении? Почему именно молодежь больше всего подвержена влиянию радикальных течений?

- Честно говоря, появляются трудности с тем, что ответить на этот вопрос. Потому что этот процесс давно вышел из под контроля. На сегодняшний день нам следует провести глубокий мониторинг, понять саму общественность. Мы нуждаемся в качественных исследованиях, которые дадут нам ясную картину происходящего. Конечно, нужно поставить диагноз, чтобы начать лечение. Андропов говорил: "Мы живем в стране, которую сами хорошо не знаем".

Молодежь нужно воспитывать так, чтобы она приняла религию в традиционном понимании. Для этого нам следует пересмотреть модель светской страны. Потому что светская страна полностью отделяет государство от религии. К сожалению, сегодня нельзя рассматривать религию вне государства. По-моему, в учебных заведениях следует ввести религиоведение, чтобы молодежь получила общую информацию о религиях, в том числе о течениях ислама. Но мы должны понимать, что этот процесс не следует ограничивать двумя годами, а следует составить национальную программу, рассчитанную на десятилетия.

Запрет и гонения не дадут хороших результатов. Наоборот, это вызовет противодействие, а государство будет восприниматься как враг ислама.

Связывание религии с идеологией - очень деликатный вопрос, поэтому относиться к этому нужно осторожно. Легко устроить гонения или запретить. Мы до сих пор не избавились от советской идеологии, которая противоречит понятию хорошего менеджмента.

В нужные моменты государству следует проявить силу. Нужно уметь совмещать твердость и профилактику. Неправильно, что в нашей стране подобными вопросами занимается лишь муфтият. Потому что муфтият утратил влияния на страну, какое у него было лет 10 назад.

На сегодняшний день нам нужно проделать огромную работу, сформировать исламское мышление и исламскую культуру. У нас полно верующих людей, но настоящего ислама нам не хватает. Нет порядка, культуры, честности.

Нужно приложить усилия для создания постоянной площадки обмена аналитическим опытом и сплочения мусульман из всех регионов Кыргызской Республики. Мы планируем 24 ноября провести международную конференцию с участием исламских лидеров и аалымов из 21 стран, среди которых Афганистан, Пакистан, Ливия, Иран, Египет, Россия. Конференция называется "Инициатива исламского интеллекта". Эта конференция должна превратиться в площадку для формирования исламской интеллигенции в Центральной Азии для сохранения стабильности стран региона. Пробуждение интеллекта должно защитить нас от националистических, террористических, сектантских и прочих деструктивных идей с культурной и информационной точки зрения. Для этого нам нужно расширять площадку для встреч, обмена мненями, опытом. Для сохранения мира и стабильности в регионе следует разработать механизмы для выработки общих стратегий.

(продолжение следует)

Автор: Ж. Шарше
Источник: газета "Барометр" №25 от 13.11.13 / стр. 5