×
 

17.10.2013 // 16:25
Обратите внимание на дату публикации.

Эмилбек Каптагаев, полномочный представитель правительства в Иссык-Кульской области: "Парни были готовы зарезать, сжечь меня"

- Эмиль мырза, в настоящее время трудно говорить про стабилизацию ситуации в области, создавшейся вокруг "Кумтора". Каковы ваши дальнейшие действия по положительному решению вопроса?

- Правильно, ситуация по "Кумтору" пока не решена. Сегодня весь народ ждёт, как Жогорку Кенеш решит вопрос. Что касается попыток дестабилизации со стороны тех, кто под знаменем "Кумтора" пытается создать шум, то они ни к чему не привели, и ситуация несколько стабилизировалась. Сейчас мы стараемся правильно объяснить ситуацию народу.

- "Кумтор" только находится на территории Иссык-Кульской области, но он превратился в объект всей кыргызской политики и является общей головой болью. Понятно, что вам одному не в силах справиться с ситуацией. Как руководитель области как вы оцениваете действия вышестоящей власти по решению данного вопроса? В любом случае (не учитывая незаконные действия) требования народа должны быть выполнены.

- Сейчас все понятно. Никто ни при каких условиях не может воспользоваться "Кумтором" для своих личных интересов. Этого не позволят сделать ни народ, ни депутаты парламента. Я глубоко убеждён, что правительство не пойдёт на такие действия. Сейчас другое время, другие условия. Самое главное – нужна выдержка. "Семь раз отмерь, один раз отрежь", как говорят в народе. Каждое обстоятельство, каждая возможность должны учитываться, обсуждаться при принятии решения, чтобы последствия не сказались на государстве и народе. Каждое предложение должно быть обосновано. Нельзя без всяких оснований заявлять о 70, 80 процентах. Я не участвовал в переговорах, не был членом комиссий, поэтому не располагаю информацией о ходе переговоров. Но одно могу сказать точно. Какое бы ни было решение, "Кумтор" дальше должен работать на интересы Кыргызстана и по нашим законам.

- Президент, правительство и спикер подвергли сильной критике беспорядки в Караколе и сказали о "беспощадном наказании". Какие лично вы принимаете меры?

- На самом деле, 7 октября мы стали свидетелями политического экстремизма. Я был не только свидетелем, но и объектом. Раз мы строим демократическое общество, мы должны противодействовать экстремизму, в том числе политическому. Взятие человека в заложники, угрозы "зарезать, сжечь" – это не демократия. Сейчас идёт следствие, по моему мнению, организаторы и исполнители должны понести наказание.

- Вы во времена прежней власти были в числе наиболее преследуемых. Не станут ли про нынешнюю власть говорить, что она повторяет методы старой власти, если будут применены меры ответственности к выступившим с требованиями по "Кумтору"?

- Если будут люди, которые такое скажут, будут сравнивать предыдущую и нынешнюю власть, то я бы сказал, что они идут против совести. Невозможно сравнивать старое и настоящее время. Во времена Бакиева было невозможно решить экономический или политический вопрос законным путём, все было подчинено интересам одной семьи, без согласия которой не решался ни одни вопрос. Каким был Жогорку Кенеш? Все вопросы решало большинство "акжоловцев". Возьмём только пример Каркыры, ведь отдали землю, невзирая на несогласие народа? В то время открыто выступающего человека подвергали гонениям и старались в конце концов уничтожить. Кто сейчас подвергается гонениям за открыто высказанные мнения? Таких примеров нет.

Возьмём только Жогорку Кенеш, какие только слова там ни произносятся. Никто не препятствует открытому выражению мнений о "Кумторе", все могут выставлять свои требования правительству. Я ведь тоже открыто говорю о высказываемых народом мнениях по "Кумтору". Вопрос не в этом, а в том, что, прикрываясь "Кумтором", они преследуют другие политические цели, открыто нарушая многие законы. Перекрытие дороги, захват и отключение подстанции, захват в заложники представителя власти, угрозы сжечь и зарезать его – это преступления, за которые виновные обязательно должны понести наказание. Здесь нет никаких аналогий со старым временем.

- Президент приравнял действия по захвату вас в заложники и ситуацию в Караколе к "басмачеству", "терроризму". На самом ли деле можно приравнять эти действия?

- Действительно, это нешуточная ситуация. Меня силой усадили в машину, облили салон автомашины бензином, сидящий на переднем сиденье парень взял в руки две бутылки с бензином и держал зажигалку наготове, время т времени зажигая ее. Если бы милиция попыталась меня освободить, то меня там же зарезали бы и сожгли, о чем мне неустанно напоминали. В одно время, когда сидящий впереди парень включал и выключал зажигалку, загорелась тряпка, пропитанная бензином. Хорошо, что она не свалилась с панели, иначе бы все взорвалось. В машине невозможно было дышать от паров бензина, к концу у меня разламывалась голова, я на самом деле был отравлен. Сами они все время выходили наружу и не испытывали такого воздействия. Конечно, захват человека в таких условиях должен быть приравнён к политическому экстремизму и терроризму. Ситуацию знаю не только я, но и организаторы. Есть Бог, который меня спас. Такое впервые происходит в нашем государстве. Если сейчас не принять соответствующих мер наказания, то подобные ситуации могут возникать снова.

- После иссык-кульских событий стали поговаривать о том, что "запахло революцией".  Так ли это на самом деле?

- Революция – это не игрушки, она не совершается по желанию нескольких человек. Должна создаться ситуация. Сейчас в стране нет революционной ситуации. Это первое. Во-вторых, нужно открыто сказать тем, кто видит в революции игрушку: "Пусть не думают, что прогнав Атамбаева из Белого дома, они сразу получат власть". Такого не будет. Хотим мы этого или нет, но сейчас вся государственная власть связана с Атамбаевым. Если он исчезнет, то наступит время "Кто кого видел, а Быржыбая завалил дом". Народ не успокоится сразу, как в 2005 ли 2010 годах. Ни один политический лидер не сможет управлять остальными, в стране с большей вероятностью может произойти гражданская война. Нет политической силы, которая в случае волнений сможет обеспечить полный контроль во всей стране и сохранить власть. Государство рухнет, страна развалится, разделится по ущельям и территориям. Надо это осознать и прекратить безосновательные трепыхания, подумать о будущем государства и судьбе народа. Я думаю, что появится надежда, что только с законными выборами президента и парламента мы укрепимся как государство.

- Говорят, что машина, где вас держали в качестве заложника, принадлежит сестре Садыра Жапарова. Значит, Жапаров имеет отношение к событиям?

- Не только автомашина, сегодня выявляется, что те люди, кто выворачивал мне руки и затаскивал в машину, имеют отношение к Садыру Жапарову, это не имеющей никакого отношения к Иссык-Кульской области его помощник, один из основных организаторов событий. Думаю, что полная информация появится после окончания следствия.

- Всем известна фраза "Кумтор – афера века". Не секрет, что в основе серьёзных событий в Кыргызстане лежит эта отрасль. По этой причине ряд людей стал политическими жертвами. Сегодня положение "Кумтора" не самое хорошее. Можно ли и вас причислить к политическим жертвам этого вопроса?

- Я работаю здесь не потому, что являюсь или не являюсь жертвой. С такими мыслями лучше совсем не работать. Моей целью является служба с опорой на собственный опыт региону, стране. Да, "Кумтор" был аферой, я об этом говорил и писал с 2000 года.  Отныне "Кумтор" должен работать ради народа, интересов кыргызского государства, никто не может этого отрицать. Не знаю, кто станет очередной политической жертвой по этому вопросу. Такой необходимости нет.

 

 

Автор: Кунболот Момоконов
Источник: газета "Учур" № 23 от 17.10.2013 / стр. 5