×
 

17.08.2010 // 16:00
Обратите внимание на дату публикации.

Ж.Байдилдеев: «Они знали, что будут расстреляны, но не отказались от своих идей»


Жумагул Байдилдеев сотрудник госагентства архива Кыргызской Республики. Главный редактор газеты «Рух кенчи». Автор семи исторически - публицистических книг. Мы побеседовали с ним о его последнем труде по названию «Кайра жанган ысымдар».

-        Прошу вас рассказать немного о содержании вашей новой книги «Кайра жанган ысымдар».

-        Как название уже само говорит, эта книга посвящена патриотам Кыргызстана жившим и боровшимся за независимость страны в двадцатые годы во времена СССР, но так и не достигших своей цели. История написания самой книги тоже интересна. Работая агентстве архива Кыргызской Республики на протяжении 15 лет, я ознакомился с биографиями многих людей, и стал сообщать эти доселе неизвестные факты через газеты, а в 2003 году через рубрику «Казына» кыргызского радио, стал вести выпуск под названием «Тарых табериги». Еще одна причина моего интереса к репрессиям состоит в том, что когда я стал сообщать факты репрессии, ко мне стали поступать письма. Оказывается репрессии подвергались члены чуть ли не каждой семьи. Затем в 2007 году я открыл исторически-культурную газету под названием «Рух кенчи», и стал печатать в ней информацию, о репрессированных. Вследствие чего, ко мне с предложением написать книгу с описанием данного трагического события обратились ученые и студенты ВУЗов. И так проведя исследования на протяжении более 10 лет, я написал эту книгу. Особенность этой книги состоит в том, что я пересмотрел и ознакомился со всевозможными архивами страны. Вплоть до секретных архивов ГСНБ, куда доступ ограничен. Во время поездок по стране я искал данные в местных архивах, встречался с семьями репрессированных. В некоторых местах, именем репрессированных названы деревни и школы. Но никто из детей не знал ничего о том, кто этот человек, чьим именем названа школа. Это и побудило меня на написание этой книги. В моей книге приведены данные о 25 репрессированных, среди которых есть как известные, так и неизвестные доселе лица.

-        Должно быть, было тяжело попасть в архивы ГСНБ?

-        Конечно, было нелегко. Но так как я являюсь сотрудником агентства архива Кыргызской Республики и те люди, с чьими делами я хотел ознакомится, были давно уже оправданы, у меня все же получилось получить доступ к архиву ГСНБ. Надо сказать, что документы репрессированных были вложены в железные сейфы с отметкой «Враг народа». Хотя они и были расстреляны в 1937 году, в 1956 – 1957 годы, они все были оправданы. Но, не смотря на это сотрудники КГБ поставив отметку «оправдан» снова прятали документы их в сейфы. И до сих пор эти документы предоставляются не всем, так как это все таки политически важные архивы. Когда я просматривал документы, я заметил, что некоторые документы были просмотрены и снова вложены. Но документы таких личностей, как Касым Тыныстанов, Ишеналы Арабаев и других их единомышленников боровшихся за суверенитет страны так и не были открытии, их никто не исследовал. Я попытался открыть и исследовать эти документы.

-        Есть ли у вас сведения о родственниках тех, про кого вы написали в своей книге?

-        Да, есть. Я поддерживаю связь с сыном Эркинбека Эсенаманова, и с детьми Торокула Айтматова. Дочь Баялы Исакеева Лариса в данное время организовывает научную конференции о своем отце. Есть внуки Абдыкадыра Орозбекова. Поехав как-то на Иссык-Куль, я встретил 80 летнего дедушку Дениза, сына Данаке Иманова, который пытался передать хранившиеся у него документы отца в архив. То, что люди хранят такие документы у себя не допустимо, ведь они не понимая значимость этих документов, могут потерять их. Именно из-за этого имена многих деятелей остаются неизвестными. А наша цель – это просветить народ, довести до него истории жизни таких великих людей.

-        Вы можете привести пример из своей книги о тех, чьи имена раньше не были известны?

-        Это две личности, чья деятельность доселе не была изучена – Нуркул Кулназаров и Дуйшонаалы Жабинов. Нуркул Кулназаров в одно время был главой союза кошчу (кошчу союзунун башчысы). Ну а Дуйшонаалы Жабинов был председателем Госплана, т.е. первым-вице-премьер-министром. У них у обоих не было не близких родственников, не детей. По некоторым документам, у Нуркула был сын.  Их женами были, как это было свойственно в те времена кыргызской интеллигенции, представительницы другой нации, а именно татарки. После произведенных исследований, именем Нуркула Кулназарова назвали библиотеку в районе Ак-Тала. В скором времени планируется назвать именем Жабинова одну из школ в Жумгальском районе. Они оба были похоронены в Ата-Бейите. 

-        Создается впечатление, что книга, даруя вторую жизнь тем личностям, служит призывом нынешнему поколению…

-        Конечно, ведь надо учиться на истории предков и быть достойными их. Они тоже в одно время стояли у руля власти, и не были не чем не хуже министров. Они стойко переносили трудности Сталинского гнета, и боролись за свободу, лучшую жизнь, образованность народа и за суверенитет страны. Они знали, что будут расстреляны, но не опустились на колени перед Сталином со словами: «Бери Ала-Тоо, мой народ, Каркыру, горы и реки». Они ради народа и страны боролись до конца,  несмотря не на то, что к их вискам были приставлены дула пистолета, тела их подвергались истязаниям, и ломали их кости. Хотя у них было все, они могли в любой момент, погрузив казну страны на лошадей и верблюдов убежать в Китай или же в другую страну. Но они так не поступили, так как для них грабить народ было хуже смерти. И те, кто сейчас стоит у руля власти, должны брать с них пример. Те кто, придя к власти, распродали все блага страны, а потом сбежали, не знают историю этих великих личностей, они не знают, что такое любовь к стране и патриотизм. Это значит, что каждый, кто желает посвятить себя служению народу должен прочитать книгу «Кайра жанган ысымдар».

-        Все это плоды отличной работы сотрудников архива того времени. А что вы можете сказать о нынешней архивной службе?

-        Это уже большая тема, но раз уж вы спросили… Наша архивная служба сравнительно с другими постсоветскими странами развивается в медленном темпе. Мало интереса к тому, что архивные документы вместо того, чтобы пылиться на полках использовались в науке. Например в Якутии есть много кандидатов науки и профессоров в этой сфере, в то время как у нас нет не одного кандидата и профессора в сфере изучения архива. Всему виной, те кадры, которые пришли в нашу службу, не имея никакого отношения, образования в этой сфере. К примеру, Чолпонбек Абыкеев придя в госагентство начал увольнять лучших сотрудников с большим опытом, а вместо них назначать своих родственников и друзей. Не смотря на свою «широкость», сердце его оказалось настолько малым, что он уволил даже научных сотрудников архива. После его снятия с должности мы пытаемся восстановить весь нанесенный урон.

И еще один важное явление состоит в том, что архив вспоминают лишь тогда, когда приближается какая ни будь важная дата, или же годовщина какой ни будь важной личности. А в другие же дни состоянием архива никто не интересуется. Значит отношение сообщества с архивом в плачевном состоянии.

Жаркынай Кадыркулова