×
 

18.02.2013 // 16:22
Обратите внимание на дату публикации.

Ч.Султанбекова, депутат ЖК: «На нас тоже есть определенная ответственность»

 

- Чолпон Аалыевна, после перехода нашей страны к парламентской форме управления вы стали работать представителем законодательной власти. Какие экономические, политические изменения в государстве вы смогли заметить с того времени?

- Для человека, глубоко анализирующего сложившееся в нашей стране политическое, экономическое положение, стало очевидным отсутствие серьезных изменений более чем за 2 года. Переменами можно назвать избрание представителей молодого поколения от политических партий депутатами в Жогорку Кенеш. Сначала ведь говорилось, что мы перешли к парламентской форме управления. Сократили и отняли много прав у президента. К сожалению, мы сейчас превращаемся в Жогорку Кенеш, подчиняющийся только одному человеку. Я просмотрела парламенты с первого созыва до сегодняшнего дня. В те времена, когда было сильное президентское управление, при возникновении важных вопросов депутаты вызывали к себе президента и достигали того, что могли получить от него ответ. Не было ни одного случая, когда Жогорку Кенеш вызывал главу страны, а тот не являлся. Это признак сильного парламента в то время. Сейчас мы хотя и живем при парламентской системе управления, но президента не видит не только простой народ, но и мы депутаты. Мы хотим получить от него ответы на интересующие вопросы, взаимно обменяться мнениями, но на парламентские заседания он не приходит. Вот когда провозгласили лозунг: «Будем бороться с коррупцией», сказали: «Начнем с министров, депутатов». Но, наоборот, президент должен был начать эту работу с себя, с людей из своего окружения. Сейчас коррупция продолжается в прежнем режиме. Деньги воруются, Выдававшиеся во времена Акаева и Бакиева лицензии на богатства месторождений и сегодня выдаются. Высказывания депутатов, желающих донести до власти проблемы народа, остаются здесь же, утекают, словно вода в песок, не реализуются. Посадили в тюрьму 4 депутатов Жогорку Кенеша, еще на 3-4 депутатов возбудили уголовные дела, все это стало как дело, совершаемое над одной партией. Кроме того, при смене акимов совершается много неправильного. Акимы сели не по чьему-то указанию. Их избрали депутаты местных кенешей, избранные доверием народа. Сейчас по причине «ты человек из другой партии» часты случаи их замены. Была создана комиссия по расследованию причастности или непричастности депутатов к мародерствам еще одной партии в Жогорку Кенеше, но мы им не сказали, участвовали они в мародерствах или же невиновны. После апрельской революции народ очень сильно доверял партии. Сегодня это доверие постепенно гаснет. Сидящие на вершине власти депутаты не могут решить вопросов, вы и сами видите, замечаете, их слова не соответствуют действительности. Это не то явление, которое можно скрывать.

- Если при парламентской форме управления депутаты не в состоянии решать вопросы, а их слова не соответствуют действительности, тогда надо распустить такой Жогорку Кенеш. Что на это скажете?

- Вы, наверное, помните, при создании коалиции шли разные игры, и нынешний хаос только начинался, я же первая выступила со словами: «Не нужен такой Жогорку Кенеш. Давайте распустимся». Сейчас речь о том, сможет ли привести все это к роспуску парламента? Сегодняшний политический путь ведет к роспуску парламента. Тому свидетельство - очень частая смена кадров, начиная с акимов районов. А ведь кроме кадрового вопроса, полно проблем, которые нужно рассмотреть в ближайшее время. Надо обратить внимание на вопросы, основополагающие для государства, они  важнее смены кадров.

- При вхождении фракции «Республика» в коалицию большинства, когда лидер партии был главой правительства, большинство акимов были ведь избраны от партии «Республика»?

- Правильно говорили, что Бабанов 70% акимов провел из своей партии. Вы сами попробуйте сравнить прошлое и нынешнее состояние. Бабанов не сам менял акимов. Их избирали депутаты местных кенешей. Те депутаты были не сплошь из партии «Республика». Были избраны и представители других партий, не вошедших в парламент. Как на них мог давить Омурбек Токтогулович? А сейчас без всякой причины снимают с должностей избранных тогда акимов.

- После вашего перехода в оппозиционный блок усилилось возбуждение уголовных дел на депутатов «республиканцев». Это давление на оппозицию?

- Да, мы ничего не можем сказать больше к сказанным вами словам. Если есть другой вариант, то его надо открыто обнародовать, не скрывая. Когда мы находились в позиции, не возникало никаких вопросов. Как только превратились в оппозицию, все началось, даже если выносим хороший проект закона, он не находит поддержки. Потому что наша партия не у власти, а в оппозиции. Совершаемые сегодня «политические игры», мол, посадим разных депутатов с каждой фракции – это единственный рычаг притянуть к себе. В то же время нынешним партиям власти путем нарушения Конституции создаются условия. «Бросьте свои фракции, присоединяйтесь к нам, тогда все будет хорошо. Все возбужденные уголовные дела будут закрыты», подобные торги проводят правящие партии. Если к ним кто-то присоединяется, то все возбужденные на них уголовные дела закрываются, они выходят белее молока. А на крепко стоящих за свои принципы, оказывают давление. Кыргызский народ, совершая вторую революцию, надеялся на лучшее, думал, вот изменили Конституцию, пойдем по новому пути. И где они, кто так говорили? Среди сидящих сегодня у власти, есть участники  двух революций. Им следовало бы сделать какой-то вывод.

- Следовательно, сегодняшние идут по пути прежних? Правильно вас понял?

- Продолжается все то же политическое кочевье. Сегодняшние не извлекли никаких уроков из прошлого.

- Вы сказали, что в Жогорку Кенеше царит власть только одной партии. Но ведь в коалиции большинства имеется 3 фракции?

- Не я первая сказала, что в парламенте проводится власть только одной партии. Это понимает даже простой гражданин. Внутри фракций, составивших правящую коалицию, идут торги. Я далека от мысли, что все прекрасно, хорошо, все трое рады друг другу. У  них есть только интерес. Внутри всех 5 фракций сейчас переживают положение, когда нет взаимопонимания депутатов, потеряно доверие к лидерам, идет игнорирование слов некоторых депутатов. А лидеры фракций, вошедших в коалицию, напоминают просто сидящих генералов. Это правда. Кроме того, мы приняли закон, который разрешает  депутатам поделиться на группы и уйти самостоятельно. Непонятно, к каким успехам это приведет. Неправильно также говорить, что внутри фракции СДПК взгляды точно совпадают.

- Вы сказали, что СДПК во власти. Так ведь и фракция «Республика» поддерживала политику президента?

- Входя в коалицию, мы работали по соглашению. Иногда мы тоже выступали «против», когда Омурбек Токтогулович приносил нам в Жогорку Кенеш проект закона. В самом начале работы парламента ситуация была не такой, как сегодня. А с началом президентских выборов обострился вопрос севера и юга. Хотя мы молодая партия, но старались не допустить нарывания данного вопроса. Мы остановили желающих участвовать в президентских выборах из наших рядов. Это правда, мы работали на Алмазбека Шаршеновича.

- Не секрет, что всю политику стал проводить президент. Если я скажу о большом вкладе «республиканцев» в обладание прав Алмазбеком Атамбаевым как сегодня, вы согласитесь со мной?

- На нас тоже висит определенная ответственность. Будет ошибочным утверждать, что мы чистенькие, не причастные. Когда сняли Бабанова с должности, а нас оставили за пределами коалиции, говорилось: «Мы взяли направление на очищение». Я еще не видела это их очищения. Те же люди, те же явления, та же система остались. Они же еще говорили: «Если уйдет правительство Омурбека Токтогуловича, мы совершим реформы, исчезнут проедалы». Бабанов ушел из власти, но сейчас стало еще хуже, чем раньше.

- Не хотите ли вы сказать, что ведение работы сегодняшним главой правительства и Бабановым имеет различия?

- Смогли ли мы заметить с приходом нового правительства какое-то обновление, устремление вперед? Не увидели. Что изменилось? Сменились только люди, а система осталась прежней. Омурбек Бабанов, работая премьер-министром, показывал, как движется работа, народ имел надежду. А что вы слышите от сегодняшнего премьер-министра? Послушав его высказывания, я впала в депрессию. И побывав на встрече с избирателями, услышала от них: «Премьер-министр ведь так сказал, оказывается, положение чрезвычайно плохое». Если человек не может дать народу хлеба, он должен дать хотя бы надежду.

- В таком случае работа исполнительной власти зависит только от человека, стоящего во главе ее?

- Есть причины, которые доводят премьер-министров до положения, как сегодня. В Конституции написано, что премьер-министра избирает Жогорку Кенеш. А у нас еще до избрания премьер-министра партии, составившие коалицию, говорят: «Хочешь ты или не хочешь, министром будет этот, работай». После этого чего-то требовать премьер-министру и просить у депутатов не остается морального права. Человеку, ставшему премьер-министром, надо дать все права и создать условия для составления им своей команды. А он возьмет на себя всю ответственность и будет работать с командой. Сегодняшние министры знают, что будут работать только от коалиции до коалиции и стараются набить свои карманы.

- С каждым днем все заметнее, как усложняется социальное положение. Может ли такой ход событий привести к взрыву?

- Глядя на сегодняшнюю ситуацию, не надо быть ясновидящим. Если не решаются вопросы с границей, не выдается своевременно пенсия, хотя говорят о повышении, не выдают вовремя зарплату учителям и не проводят реформ в образовательной и судебной системах, то не сегодня-завтра в какой-то день взрыв может произойти. У меня такое ощущение, что все разгромлено. Мы не знаем, в каком направлении идем. Вы наверняка читали программу развития государства до 2017 года. Нам нельзя было допускать до такого положения.

- Эту программу, вынесенную президентом, должно было вынести правительство. Ведь сейчас, начиная от экономического положения страны до внутренней политики за это должно отвечать правительство?

- По закону должна быть программа правительства. Но на практике этот человек сидит «техническим руководителем». В Оше говорят: «Уж лучше бы этот не работал, чем…» Так и выходит. Мы все понимаем, кто «управляет вечеринкой» Это может стать препятствием для других партий. Авторы Конституции сидят и здравствуют, вы думаете, они не понимают, куда идем? Наоборот, они дают все возможности: «Возьми ты внешнюю и внутреннюю политику, ты же президент и премьер-министр, и спикер тоже ты». Только когда мы достигнем бездны, скажут свое слово союзы, которые сегодня не знают плакать или смеяться.

- Вы упомянули о нерешенности вопроса границы. Вы отлично знаете Кадамжайский район. Большинство ваших избирателей из этого региона. Вот по событиям в анклаве Сох Узбекистана, близкого к этому району, президент не подал голоса…

- Поняла ваш вопрос. Поскольку произошло такое событие, главе страны надо было сказать то, что положено. Мы в интернете читали заявления президента Узбекистана Ислама Каримова. Огорчило молчание нашего президента. Граждане другой страны незаконно заходят на территорию нашей Родины, издеваются над нашими гражданами, а от нас послышался голос руководителя отдела по внешним связям администрации президента. Вот уровень власти. Вчерашние события в Сохе это вопрос, по которому должны говорить президенты двух стран. Они плевать хотели на наши крики, что мы народные представители, принимаем постановление. Уже два года узбекская сторона не является на комитет, рассматривающий этот вопрос. Об этом еще никто не говорил. Всего лишь высказываются, мол, являются, были переговоры. Они не являются, потому что не хотят решать этот вопрос. Они желают оставить открытым этот вопрос между Кыргызстаном и Узбекистаном.

- Мне хочется задать вопрос, касающийся лично вас. Ваш покойный муж Баяман Эркинбаев, депутат третьего созыва Жогорку Кенеша стал жертвой «заказного убийства».  И ваш коллега Феликс Кулов говорил: «Знаю, кто убил Баямана». Раз вы работаете в одном здании с Феликсом Шаршенбаевичем, то не пробовали ли вы поговорить с ним на эту тему?

- Мы этого человека в свое время вызывали в суд, он не приходил. Сегодня Феликс Шаршенбаевич лидер сильной партии в парламенте. Кыргызы говорят: «Сказанное слово подобно выпущенной пуле». Генералы превыше всего придерживались принципа «слово генерала». У нас такого нет. Наши генералы не стали такими генералами. Я до этого очень сильно уважала Кулова. А сегодня совсем не верю этому человеку. Потому что это правда, Баяман встречался с ним, разговаривал. В тот день возле Баямана не осталось ребят, которые были с ним вместе, я осталась одна. Сама вызвала такси, и мы поехали домой к Кулову. Я сидела, ждала в такси. А когда я пришла депутатом в парламент, я ждала, что Кулов скажет: «Чолпон, я хотел поговорить с тобой на эту тему». Нет, на такой шаг он не пошел.

 

 

 

Автор: Наралы АСАНБАЕВ
Источник: газета «Жаны ордо» № 4 от 15.02.2013 / стр. 8

Комментарии: