×
 

15.02.2013 // 11:03
Обратите внимание на дату публикации.

Ш.Атаханов, глава МВД: «Рысалиев превратил службу внутренней безопасности в монстра»

 

- Шамиль Эсенжанович, на днях в ряде СМИ распространилась информация: «Атаханов написал заявление об уходе в отставку». Конечно, МВД тотчас опровергло эту информацию. Но откуда появилась информация подобного содержания, и по какой причине?

- Некоторые люди любят объявлять через разные газеты свои фантазии. Иногда в них бывает небольшая правда, а иногда пустые слова. Всего лишь предположения, прогнозы. Что касается моей отставки, то это просто сплетни. В аппарате президента произошел серьезный разговор о деятельности МВД. Похоже, эти серьезные слова превратили в сплетни.

- Но правда ли, что ваши действия: «Сделаю реформы в МВД» натолкнулись на сильное противостояние?

- Это правда. Видя грубые нарушения принципов кадровой политики, допущение грубых недостатков в оперативной деятельности и организационных структурах, и чувствуя, что это все это не имеет смысла для Кыргызстана, хочется «изменить положение», но обязательно сталкиваешься с противостоянием. Нарушения закона были очень серьезными, наглыми. В Кыргызстане ежегодно раскрывается свыше 20 тысяч преступлений. Из них 91% раскрывается милицией. Следовательно, МВД это самый главный правоохранительный орган Кыргызстана. А раз так, значит, и общественная безопасность страны напрямую зависит от положения в нем. До этого инспекция по личному составу и служба внутренней безопасности были отдельны сами по себе. Дело в том, что могут быть различные нападения на сотрудников оперативных подразделений, они сами могут допустить какие-то нарушения закона. Обязанность службы внутренней безопасности – взять все под оперативное наблюдение. А инспекция по личному составу рассматривает только открытые явные заявления и жалобы на сотрудников. Случай скандала одного сотрудника с другим рассматривает инспекция. Когда Зарылбек Рысалиев пришел министром, он объединил два подразделения и превратил в монстра. Количество работающих здесь сотрудников достигло 80 человек. А личный состав МВД стал заглядывать в глаза только начальнику службы внутренней безопасности. Я взял статистику, посмотрел, за один год произошло 250 нарушений закона в офицерском составе. По сравнению с 2011 годом это больше на 80%. Тогда куда смотрела инспекция по личному составу? Было возбуждено 118 уголовных дел на сотрудников. Я поинтересовался, сколько членов организованных преступных группировок привлечено к ответственности? Оказалось, 65. Следовательно, по сравнению с организованными преступными группировками сотрудники милиции привлекались к ответственности в 2 раза больше. Тогда кого больше государство должно бояться? Бандитов или сотрудников в погонах? Почему служба внутренней безопасности допустила такое? Здесь пришло судебное решение: срочно восстановить в должности экс-руководителя службы внутренней безопасности Сайпидина Камалова. Я восстановил Камалова на прежней должности. Потому что, не могу не исполнить судебного решения? Есть отдельная статья за неисполнение судебного решения. Но Айтмамат Рахманов был против данного решения. Я сначала попробовал направить к нему своего первого заместителя. Но тот его не слушал, не освободил кабинет. Тогда я вызвал СОБР, был вынужден силой усадить Камалова на «свое» место. За неподчинение на Рахманова возбудили уголовное дело. В Токмоке, Октябрьском РОВД, в Джалал-Абаде сотрудники не подчинялись руководству, сотрудники ГАИ пришли на пикет перед ГКНБ. Если сотрудники не подчиняются командирам, делают что хотят, следовательно, эта система начала гнить изнутри. Представьте себе, какие могут быть результаты в случае неподчинения вооруженных сотрудников своим руководителям? Я решил поставить на этом точку, восстановить на должности всех, кто выиграл дела в судах. Господство законов в Кыргызстане начинается с исполнения именно этих судебных решений. Без этого мы начнем искать правду в драках. А правду надо искать не кулаками, а в законах.

На сегодняшний день из 80 сотрудников центрального аппарата по внутренней безопасности оставлено только 17, остальных я распределил по управлениям внутренних дел. Для баланса, чтобы сотрудники контролировали друг друга, я передал 35 сотрудников в инспекцию по личному составу.

Показатели ГУБОП снизились в 2 раза. Если в 2012 году количество подозреваемых в совершении преступлений увеличилось на 436 человек, то количество привлеченных к ответственности уменьшилось на 100%. Так же не должно быть! Затем просмотрел кадровый состав и поразился. В ГУБОП следовало брать сотрудников со стажем оперативной работы не менее 10 лет. Но 8 сотрудников были приняты на работу с одногодичным стажем. 10 сотрудников из одного Кара-Буринского района. Половина из них не имела отношения к оперативной работе. В целом по ГУБОП обнаружено 50 человек, не имеющих отношения к оперативной службе. И как же в таком положении они будут выполнять свои обязанности? Поэтому мы изменили структуру, половину состава ГУБОП передали в региональные органы. Из центрального аппарата Чуйского ОУВД мы передали 20 сотрудников, назначили их участковыми инспекторами. Центральный аппарат должен быть только координирующим, контролирующим, дающим возможности для обучения органом. Работа вся делается на местах. Из центрального аппарата МВД за 2 месяца мы отправили 200 человек на нижестоящую работу. Все эти действия, бесспорно, наталкиваются на противоборство. Потому что за спиной каждого из них стоят влиятельные люди. В этом причина, почему на меня совершают атаку за атакой. Центральный аппарат – это вершина правоохранительного и оперативного руководства страны. Мы как независимая страна должны создать новые знания. Но за 22 года у нас по методам раскрытия убийств, грабежей не издано никаких учебных книг. У нашей страны есть свои особенности. К примеру, в России не распространено скотокрадство, как у нас. Поскольку у нас много такого вида преступления, то надо составить учебники, обучить специалистов. Мы издали приказ, чтобы участковые инспекторы, работники ИДН отчитывались перед населением. Мы разработали также новые критерии для оценки их работы. Нам следует научиться давать оценку не цифрам, а работе каждого сотрудника. Подобная работа будет делаться ежеквартально. Для этого создана специальная комиссия. В течение одной недели мы разработаем критерии оценки, и станет очевидно, кто хорошо работает, а кто пришел по знакомству.

- Когда вы отстранили от должности Айтмамата Рахманова, вам звонили из Белого дома или с другого места?

- Конечно, он пошел в депутатский корпус, не выходил из парламента. Я сказал председателю комитета по законности Кенжебеку Бокоеву: «Вопрос, который вы ставите на комитете, это максимум компетенция заместителя министра. А почему вы его рассматриваете на комитете Жогорку Кенеша?»

-Вы как-то раз говорили, что Рахманов «крышует» сотрудников милиции, замешанных в преступлениях?

- Мы сейчас расследуем дела одного капитана и сержанта милиции. Как только я дал приказ новому начальнику службы внутренней безопасности: «Раскройте преступную группу внутри милиции», - тотчас задержали преступную группу. В 2007 году на Исабекова было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество». Почему он снова присоединился к рядам сотрудников милиции? Мы сейчас вышли на след сотрудников, занимавшихся грабежами, воровством и другими преступлениями.

- Китайского гражданина, подозреваемого в убийстве человека, ваши сотрудники 10-го управления задержали на рынке «Дордой» и передали Китаю. Но по закону, оказывается, экстрадиция в зарубежные страны входит в полномочия Генеральной прокуратуры?

- Мы его передали согласно договору между МВД и Министерством общественной безопасности Китая. Здесь не было допущено никакого нарушения закона. Это признала и сама Генеральная прокуратура.

-До этого высказывалась информация, что представители власти на специальных машинах сопровождали наркотики до границы с Казахстаном. Судя по информации правоохранительных служб России, этот наркотрафик до сих пор не закрыт. Объем наркотиков, проходящих через территорию Кыргызстана, все больше увеличивается. Причастны ли к этому и сотрудники милиции?

- К сожалению, есть информация: «Сотрудники милиции участвуют в перевозке наркотиков». Мы относимся очень серьезно к этой информации, начинаем тщательное расследование.

- Что можете сказать о причастности или непричастности некоторых депутатов к мародерствам 2010 года?

- Сначала это дело (по мародерствам) было поручено ГКНБ. Мы (тогда я был руководителем ГКНБ) расследовали, ничего не нашли. После этого прокуратура создала группу из сотрудников ГКНБ, МВД. И они ничего не нашли. После этого Омурбек Бабанов еще раз обратился, по его просьбе дело было передано в МВД. Но и МВД не нашло ни доказательств, ни фактов.

- Предоставлялась информация о задержании 6 человек, связанных с гибелью полковника Чоноева. Кто они?

- В связи с проведением следствия пока не могу назвать их фамилий. Но я скажу одну вещь. Не считая одного человека, задержаны все причастные к данному делу преступники. Найден пистолет, из которого стреляли в Чоноева, пуля идентифицирована. Мы сделали все возможное для раскрытия этого преступления. Я в тот же день направил в Ош 10 сотрудников под руководством заместителя министра БолотаАбакирова. На следующий день вылетел и сам. Я приказал Абакирову: «Не вмешивай в дела следствия сотрудников местного отделения по борьбе с организованной преступностью». Это дало хорошие результаты. В Кыргызстане до этого не было столь быстрого раскрытия заказного убийства. Следствие сначала пошло по другому направлению. Но мы поняли, что эта версия нас не особо интересует, сразу начали работать по второй версии, раскрыли преступление. Как сказано выше, в принципе пойманы все преступники. Только один не попался в руки, но через несколько дней будет задержан.

- Шамиль Эсенжанович, простите, сколько лет трудового стажа вашей службе в системе МВД?

- В кыргызскоязычных газетах много пишут: «Во главу МВД пришел человек, никогда не работавший в этой системе». Но хоть раз спросили: «Кто руководил Бишкекской городской милицией в 1990-ом году во время ошских событий?» Это не хвастовство, в те дни 20 тысяч человек как одно целое колыхались на улице. Но была ли разбита хоть одна витрина в городе? 5 тысяч человек пошли: «Мы сожжем Токолдош». Но был ли сожжен хоть один дом? Потому что мы их разгоняли только силой дубинок. Утром я давал отчет заместителю министра внутренних дел СССР: «Город спокойный, никакой дивизии вводить не надо». Потому что собирались вводить дивизию. Некоторые люди отказывались от руководства: «Я не буду стрелять в свой народ». Тогда я взял всю ответственность на себя и сказал: «Я не допущу никакой стрельбы».

Конечно, сейчас мой возраст подошел к 65, мог бы заниматься другой работой в соответствии с возрастом. Но поскольку сверху мне оказали доверие, я должен работать в меру своих сил. Оказывается, они уже 3 года не могли составить программу развития МВД и концепцию. А мы смогли составить за 2 месяца. Сегодня эта программа полностью принята. Теперь милиционеры без подготовки не будут привлекаться к разгону собравшегося народа. Теперь это будут делать только специальные подразделения, способные выполнить работу. Почему, когда 3 октября прошлого года люди цеплялись к воротам, милиция стягивала их за штаны? В МВД есть юридическое, информационное подразделения. Они сидели на своих рабочих местах, а им приказали: «Возле Белого дома собрались люди, срочно езжайте!». А они ведь не проходили никакой подготовки. Стоит в них кинуть камнями, они тут же разбегаются. Поэтому курсанты милицейских школ, юристы, технари не должны привлекаться к таким мероприятиям. Это работа специальных подразделений, где проходят специальную подготовку. Если два раза ударить резиновой дубинкой по ногам, второй раз уже человек не полезет на стену. Тем самым мы заботимся о его будущем. Потому что на него не будет возбуждено уголовное дело, потом сам скажет милиции: «Вы спасли мою судьбу». Вчера мы провели одно учение. Пока сотрудники специального подразделения полностью не научатся устранять беспорядки, мы каждую неделю будем тренировать их.

 

 

 

Автор: Керим Мурас
Источник: газета «Учур» № 57 от 14.02.2013 / стр. 7