×
 

11.02.2013 // 16:05
Обратите внимание на дату публикации.

М.Иманкулов, генерал: «Не досадую на Атаханова, но…»

 

Мы побеседовали с Маратом мырзой об интригах в ГКНБ, о внутренних и внешних угрозах нашему государству и неустойчивой кадровой политике.

- Марат мырза, после президентских выборов вы ушли с должности. С тех пор не приглашали на работу?

- Сейчас я дома. На работу приглашений не было. Хорошо знающие меня личности из силовых структур звонят по телефону: «В силовых структурах вы пользуетесь большим авторитетом. Вы и сейчас нужны. Почему не привлекаетесь к работе?» Я им вежливо отвечаю: «Спасибо, что знаете о моем хорошем профессионализме». Но в глубине я искренне удивляюсь руководителям, не чувствующим мои гражданские, конституционные права. Хотя я хорошо знаю свою работу, но не понимаю, почему под предлогом: «Зачем не прислушался к сказанному, говорили не ходить, но ты пошел на президентские выборы», меня выгнали с работы и наказали. Я к тому, что если будем воспринимать как врагов всех, кто выходил на президентские выборы как соперники, тогда в какой эпохе мы живем? Если мы демократическая страна, то почему не берем пример с Барака Обамы? Он же не воспринимает бывших соперников как врагов. Почему мы не понимаем, что они пользуются своими конституционными правами человека? Совершаем дела, противоречащие принципам демократии? Я же не по личной  инициативе собрался идти на президентские выборы. И ко мне обращались с давней надеждой патриоты, оказавшие доверие: «Встаньте во главе нас. Выйдите от имени нашей партии. Возможно, страну поставит на ноги человек, знающий государство, силовые структуры». Я не смог отказать им, и сидеть равнодушно, мол, занимайтесь своим делом, оставьте меня в покое. 

Чем сидеть, обнимая кресло, и ходить как человек, отлично знающий свою работу, я поставил выше создание условий для установления в нашем государстве стабильности, становлению нас как развитого государства. Мне не давал покоя вопрос: если мы все будем сидеть, согласно кивая головой и приговаривая на правильные и неправильные вещи: «Вы правы», что будет с нашим «завтра»? Потому что в этом государстве живут мои дети, братья, соотечественники. Кыргызстан - это родина не только горстки руководителей, стоящих во главе государства, но и ваша, и моя родина. Поэтому я не смог остаться равнодушным. По мере своих сил я намеревался честно работать, перекрывая коррупционные схемы, идущие с эпохи Акаева, вернуть в бюджет деньги, идущие в левые карманы. У меня была только мечта превратить Кыргызстан в растущее и развивающееся государство. К сожалению, сидящие о главе государства воспринимают меня как непримиримого врага.

- Вы знакомы с сегодняшней деятельностью партии, которая вышла на выборы?

- С сегодняшней деятельностью не знаком. Потому что я как военный человек, уважающий и придерживающийся закона, не являюсь членом ни одной партии. Как сказал, только на президентских выборах по причине совпадения наших целей я вышел с той партией.

- Вы были привлечены к должности во время президентства Розы Отунбаевой. Вы узнали причину, по которой вас назначили вместо Алика Орозова?

- В 2010 году я работал в Москве в Центре по борьбе с терроризмом, в середине августа приехал в трудовой отпуск домой, меня вызвал Каптагаев и предложил: «Назначим вас секретарем Совета безопасности». «На той должности сегодня работает опытный грамотный чекист Алик Орозов. Не прошло двух месяцев, как он начал работать. Пусть закончит начатое дело», - сказал я. После этого сказали, что меня вызывает Отунбаева и повели туда. И тогда я был «против». В результате сказали: «Вы солдат. Сегодня вы нужны здесь, должны работать». Я согласился и стал работать. Хотя я был «против», но только позднее узнал причину, по которой вцепились, как голодные клещи, и взяли на должность. Выяснилось, Алик Орозов с Кубатбеком Байболовым раньше вместе работали, очень сдружились и создавали препятствия для Кенешбека Дуйшобаева. Видимо, Дуйшобаев боялся, как бы они вдвоем с Байболовым не повели самостоятельную работу, и взял меня на работу, представляя меня сочувствующим Дуйшобаеву и Каптагаеву. Поскольку по своей натуре я далек от интриганства, то не присоединялся ни к тому, ни к другому и работал, поставив государственные интересы превыше всего.

- Как вы стали работать в Москве в антитеррористическом центре? Вы вроде и с Бакиевыми не были в сладких отношениях…

- Из-за того что я постоянно выступал против неправильных дел Бакиевых, они, видимо, решили держать дальше от Кыргызстана, и перевели меня даже на созданную большую должность в антитеррористическом центре при ОДКБ. Я хорошо знал о том, что не нравлюсь Бакиевым. В то время мировая общественность боялась террористов, я взял трудовой отпуск и приехал в Кыргызстан, чтобы поговорить об интересах работы, дать советы, но Суталинов не принимал меня. А ведь от Суталинова не убыло бы, прими он меня. Я же работал в Москве для защиты интересов Кыргызстана.

- Марат агай, сотрудники «Альфы», обвиняемые в том, что стреляли в народ 7 апреля, выполняли свою работу или совершили непростительную вину?

- Первый закон, которому подчиняются военнослужащие – это Устав. Мы работаем, подчиняясь Уставу. Приказ руководителя, командира для нас закон. Какого бы уровня ни был военный человек, он должен выполнять приказ командира. Возможно, 7 апреля им был дан приказ стрелять не в народ, а в вооруженных людей. Поэтому надо привлекать к ответственности не сотрудников «Альфы», а отдавших им приказ. Суд должен принять объективное, справедливое решение и быть дальше от утверждения: вы все понесете ответственность за выполнение чьего-то приказа. Там, где существует демократия, законность, не осуждают подчиненных сотрудников за чьи-то приказы.

- Шамиль Атаханов по указу президента стал министром внутренних дел, несмотря на то, что ГКНБ и милиция - это две разные отрасли. Что вы думаете о кадровой неустойчивости?

- Комитет национальной безопасности - это отрасль, занимающаяся специальными профессиональными делами по безопасности. А Министерство внутренних дел - это отрасль по сохранению общественного порядка и борьбе с преступностью. Честно говоря, я не считаю правильным, что, вызывая в обществе сомнения, привели руководителя ГКНБ в МВД, словно кроме него не осталось других людей, тем самым подтверждая кадровую нестабильность. Вот вследствие подобных неверных действий становится стыдно перед государствами со стабильной кадровой политикой. Возьмем Казахстан, Китай. Там один руководитель работает по 10-15 лет. Поэтому там работа двигается вперед. А у нас, не глядя на то, что личность знает свою работу, профессионал, при удобном и неудобном случае меняют руководителей как шапки, чтоб понравиться руководителям государства. Как же тогда дело будет двигаться вперед?

Я говорю так не от зависти к Шамилю Атаханову. Я просто не могу понять, что одного человека переводят туда-сюда в две отрасли. Не знаю, какова его близость к президенту или премьер-министру. Но удивляюсь допущению неустойчивой кадровой политики.

- Возможно, ваши претензии обоснованы. В обществе говорится, что Шамиль Атаханов признал наличие внутри МВД отягощенных отраслей, и что он не может вытянуть работу, написал заявление об уходе с должности. Но вроде распространилась информация, что руководители государства не удовлетворили заявление, говоря, что не прошло и трех месяцев, как он работает.

- Я  тоже узнал об этом из печатных средств информации. В принципе, необходимо время для слаженной работы руководителя и коллектива. Как только ты становишься руководителем, к тебе сразу же не придет авторитет благодаря этому. Его авторитет покажет работа, которую он делает. Ты смешаешься с коллективом, только если сделаешь образцовые действия в каждом деле. В противном случае потеряешь авторитет и, пусть сидишь в рабочем кабинете как министр, но с тобой никто не будет считаться. Для вхождения в коллектив нужно не 2-3 месяца, а хотя бы год времени. Хотел бы сказать, если в военной службе руководитель отлично не знает свою работу, не будет принимать справедливых решений, относиться ко всем одинаково, убеждать сотрудников своим умом и знанием дела, то дело не продвинется.

- Некоторые говорят, что неспроста ушел с должности заместитель министра Болот Абакиров. Распространились разговоры, что его вынудили написать заявление об уходе за то, что он знал, кто застрелил Шоноева, желавшего перекрыть наркотрафик. Можно ли верить этой информации?

- Поскольку я не знаком с материалами следственного дела по этому поводу, будет неправильным говорить так или этак. Стало непонятным, почему он только что пришел на должность заместителя министра, а через короткое время написал заявление и ушел по собственному желанию. Потому что человек просто так не отстраняется от должности. За кулисами, безусловно, должно быть что-то опасное.

- Был поднят большой вопрос об участии депутатов «Ата Мекена» в мародерствах 7 апреля. В итоге министра Зарылбека Рысалиева отстранили от должности, и как только на его место пришел Атаханов, так он сразу же оставил впечатление, будто мародерства не было, уголовное дело было прекращено. Но этот вопрос до сих пор поднимается депутатами. Вы верите, что «ата мекеновцы» замешаны в таком деле?

- Я не почувствовал в словах Юсупова лжи. Он с возмущением и болью рассказал правду. Я к тому, что не посчитал верным, что еще не были услышаны итоги парламентской комиссии, вынесшей заключение о «причастности», еще Генеральная прокуратура не установила достоверность или недостоверность, а МВД закрыло  уголовное дело и оправдало «ата мекеновцев». Потому что если сегодня насильно закрыть такое скандальное дело, то завтра же оно снова откроется.

- Что можете сказать о сбежавших солдатах?

- Сбежавшие из резиденции - это солдаты внутренних войск. Вероятно, их направили в резиденцию для хозяйственных работ. Потому что там несут охрану сотрудники 9-го управления ГКНБ.

Эти солдаты, по-видимому, сбежали в подходящий момент по причине неважного положения дел в армии, наличия там многих нерешенных вопросов. Прежде чем избивать их и обвинять, нам надо учитывать, что бегство солдат возникло не на ровном месте. Возможно, в армии не ведутся воспитательные работы, а тамошние командиры управляют солдатами как хотят, может быть, поэтому возникла такая ситуация. Может быть, на военную службу пришли молодые, неопытные, с малым жизненным опытом руководители, которые гоняли солдат, как рабов, грубо относились к ним, поэтому зародилась такое положение. Короче, нужно отделить в этом вопросе белое от черного, очистить армию от командиров, чувствующих себя крутыми. Такое явление будет продолжаться, пока власть не обратит внимания на эту сторону, не упорядочит. Если и в этот раз закроем глаза, то кто может дать гарантию, что не сбежит еще больше солдат?

- Почему президент не проявляет свою позицию по вопросу Соха?

- Я тоже удивляюсь этому. Раньше Атамбаева вырвался вперед президент Узбекистана и сказал: «Не только кыргызы с узбеками, но живущие в регионе Средней Азии народы тысячелетиями жили в согласии». Не было бы излишним для Атамбаева не сидеть, как будто ничего не знает, а озвучить такую же позицию». Наоборот, это создало бы условия для постепенного урегулирования усложняющихся вопросов.

- Расскажите о сегодняшних внутренних и внешних угрозах нашему государству. В какой отрасли имеется опасная ситуация, беспокоящая народ?

- Не следует о многих вопросах объявлять и будоражить народ. Тем не менее, следует сказать о наличии внутренних и внешних угроз. Меня больше внешней угрозы тревожит усиление внутренней угрозы. Наше экономическое положение не улучшается, существовавшие при прежних режимах коррупционные схемы по сей день работают, рядами идущие кризисы, дороговизна, несправедливость в государстве – все это может поднять волнения в народе и привести к революции. Говорю о внутренних угрозах, потому что еще одну революцию государство не выдержит. Если произойдет революция, народ обнищает еще больше, чем сейчас. Поэтому нам надо раскрыть глаза и жить, помня, что жизнь не закончится сегодняшним днем.

Если говорить о внешних угрозах, то нет угрозы нападения на нас какого-то государства... Но если не одернуть террористические и экстремистские организации и не трудиться в этой сфере хорошо, то могут возникнуть беспорядки. Сейчас мы болтаем все, что приходит на ум. При обострении международной политики некоторые государства могут подстрекать эти силы в нашу сторону. Этого нам надо опасаться. Мы сможем предотвратить такие угрозы, если укрепим границу, возьмем под жесткий контроль, а в силовые структуры привлечем работающих не на себя, а на народ людей. Наряду с этим нам следует постараться воспользоваться помощью организаций международного уровня таких, как ШОС, ОДКБ, укрепить свою внутреннюю и внешнюю безопасность.

 

 

 

Автор: Чынайым КУТМАНАЛИЕВА
Источник: газета «Арена.kg» № 4 от 07.02.2013 / стр. 3