×
 

22.02.2011 // 10:23
Обратите внимание на дату публикации.

Эмильбек Каптагаев, руководитель аппарата Президента КР: Борьба проходит в ожесточенной форме

 

В последнее время руководитель президентского аппарата Эмильбек Каптагаев подвергается различным информационным нападкам. Тому свидетельство – серьезные разговоры о его сыне, который руководил хаджем и «сделал деньги». Вчера Эмиль мырза встретился с журналистами и подробно ответил на их вопросы. В целях обеспечения информационной открытости и прозрачности он пообещал подобные встречи проводить ежемесячно. -Эмиль мырза, на поверхностный взгляд  политическая обстановка в Кыргызстане выглядит спокойной, но на самом деле приобретает все более острый характер. Каков Ваш анализ текущего момента?

-Согласно Конституции, в конце прошлого года вступил в работу Парламент, было назначено Правительство. Тем не менее, мы не можем с уверенностью утверждать, что окончательно перешли на путь демократического развития, и уже не вернемся к прежним временам. Борьба проходит в ожесточенной форме, она обостряется. Сейчас силы, желающие повернуть вспять народные надежды и решимость, возродившиеся в прошлом году, используют  большие финансовые и человеческие ресурсы. Народ говорит: «Мы свергли прежнюю власть, хотели бы видеть хорошую работу новой власти, но снова вернулись люди из прежней власти. Он (народ) говорит:  почему они сегодня  поднимают голову, и нас же поучают?»  Но ведь мы хотели построить в Кыргызстане открытое, прозрачное общество, демократическое государство и обеспечить его свободой. Мы не свернули с этого пути, идем к этой цели. Многие люди говорят, что вследствие слабости новой власти она приводит «прежних»  к власти. Это – не слабость. В демократическом, развивающемся обществе  должен быть консенсус между разными силами. Государство это- cоглашение. В нашем обществе все политические силы должны сотрудничать, обмениваясь мнениями на политическом правовом поле. Сейчас не то время, когда находящиеся во власти, наподобие прежних,  диктуют условия. К примеру,  только поддерживающие нас  могут находиться на политическом поле, только поддерживающие наше мнение СМИ имеют право выходить в свет, только поддерживающие нас журналисты могут работать, а остальных  мы убьем и сожжем. В настоящее время мы должны привыкать жить и работать в условиях открытого обмена мнениями в многогранном мире. Но, к сожалению, оказалась и обратная сторона открытости. Да, мы опираемся на открытость и свободу слова, однако, это же открыло дорогу самым грязным приемам, ложным слухам и сплетням в политической борьбе. Все это можно назвать болезнью нашего общества. С другой стороны, это проистекает из общей  безответственности людей. Тем не менее, на сегодняшний день аппарат взвалил на свои плечи обязанности до конца довести реализацию политики Розы Исаковны, а организацию работы - до необратимой черты. В таких обстоятельствах самой первой опасностью для нашего государства является криминал, который  навязал государственной власти свои правила игры, и забрал под себя весь бизнес. Стало трудно разграничить криминал от правоохранительных органов, и даже от некоторых политиков. В подобной ситуации невозможно говорить о государственности и представить его будущее. Если мы сейчас не будем бороться с криминалом, не обрежем его корни, то не сегодня, так завтра снова окажемся у разбитого корыта. Во избежание  подобного  необходима мобилизация и общества. Только тогда мы завершим начатое.

-И Президент, и Правительство объявили о борьбе с криминалом. Многие сомневаются в ее эффективности, ведь даже госпожа Президент говорила о сращении криминала с властью?

-Когда мы говорим о борьбе с криминалом, многие считают это очередной игрой. Это – не игра. Никто не играет с огнем. Объявившие войну криминалу сотрудники МВД, ГСНБ, начиная от их руководства и до Президента, рискуют  как своими жизнями, так и жизнями своих семей, детей. Вы хорошо знаете методы криминала, поэтому это- не игра. До этого власть  сделала криминалитет  «своими людьми». Мы так не делаем, поэтому криминал запаниковал, но у них есть огромные возможности, которые работают против нас. Раньше коррупция была государственной политикой. Бакиев же создал для своего сына отдельное правительство. Мы боролись против этого, и сегодня нам это снова возвращать? Мы эту систему не вернем и не позволим вернуть. По данному вопросу мы все должны стоять как один. К сожалению, так не происходит. Например, частная телекомпания в Джалал-Абаде  говорит о возвращении Бакиева, снова и снова прокручивая его интервью. Разве это хорошо? Это - не хорошо. Эти силы показывают, что у них еще есть ресурсы, деньги и достаточная «статусность». Цель информационных  нападок  на нынешнюю  власть это – свержение сегодняшней власти, внести раскол во власть, принесшую новую эпоху. Они стремятся если и не попасть во власть, то хотя бы распылить ее. В этом направлении  предпринимаются усиленные меры. Борьба с коррупцией должна иметь системный характер. Она не решится с арестом одного- двух человек. Коррупцию можно победить только тогда, когда государственные органы начнут работать открыто и прозрачно, а общественность будет вмешиваться и  контролировать их. В этом направлении сделана уйма работы и вы все хорошо знаете  об этом. Так, в государственных органах создаются общественные наблюдательные советы. Возьмем вопрос с бюджетом, его открытое обсуждение является одним из элементов  борьбы с коррупцией. Своей целью на нынешний год  мы ставим проведение  политики, обеспечивающей открытость и прозрачность, и ее реализацию в жизнь.

-Эмиль мырза,  этой осенью пройдут президентские выборы. Борьба началась уже сегодня. Мы сможем мирно передать власть четвертому президенту?

-Нынешний год особенный, так как исполняется 20 лет нашей независимости. Этот год также объявлен годом Курманжан датки. Неспроста обе даты  пришлись на один год. Курманжан датка в тяжелое время  встала во главе народа с целью спасти его, она не рвалась к власти,  ее избрала ситуация. И в прошлом году по требованию обстановки Роза Исаковна  как Курманжан датка  встала во главе государства. Это тоже было требованием времени. Она сама не рвалась, не раздавала деньги, мол, выберите меня. Нынешний год накладывает на нас большие обязательства. Мы должны поставить экономику на путь развития, завершить год успешно. Однако, самым  большим вопросом  нынешнего года представляются  президентские выборы осенью. Хотим мы того, или не хотим, президентские выборы пройдут. А через них мы должны впервые в нашей новейшей истории обеспечить культуру добровольной, мирной передачи власти от одного президента другому. А иначе, до каких пор мы будем гоняться и устраивать беспорядки? Мы должны взойти на вершину рассудочной культуры. Попытки нынешнего президента привести в соответствие с новой Конституцией  ветви власти заслуживают поддержки общества. Смена власти это – не игрушка: «один ушел, другой пришел». Мы ныне находимся в судьбоносных условиях. Некоторые силы  хотят, чтоб в этом году развалились ветви власти. Если так произойдет, то наше государство исчезнет. Несмотря на это, некоторые силы заявляют, что «воспламенят» обстановку. Однако, этот огонь не спалит Отунбаеву, Атамбаева, Кельдибекова. Сгорит кыргызское государство. После этого никакая политическая сила не сможет удержать власть. Произойдет регионализация политики, мы окажемся в ситуации управления полевыми командирами. Об этом надо говорить  открыто; кто же скажет: - «на, возьми власть»? Никто на это не пойдет, вот почему сейчас у нас должны быть единые цели. Нам надобно провести смену власти на основе законов и Конституции, и идти в одном направлении. Мы – президентский аппарат, заняты обеспечением новой власти через новые выборы. И это – совсем не легкое  дело.

-Недавно на заседании в ЖК  Вашего сына обвинили в управлении «черным штабом» при организации хаджа. Насколько это соответствует действительности?

-Были разные разговоры и по поводу  организации хаджа. Все это – ложные обвинения и сплетни. Как я выше сказал, такими грязными путями политические противники стремятся очернить  представителей власти. Если депутаты так сильно хотели знать правду, они должны были пригласить на заседание меня или моего сына, выслушать наше мнение, я бы не избегал пойти и ответить на все их вопросы. Но они же не позвали, зато вызвали нужных им людей. Вспомните, какие события произошли в прошлом году. Сначала Муфтия взяли в заложники и избили его. И второго тоже поколотили, заставили написать заявление. Эту сферу хотят забрать под свой контроль  криминализованные силы. Они хотели через Муфтият забрать себе работы по организации хаджа. Однако, мы приняли решение передать организацию  хаджа межведомственной комиссии. В эту комиссию не входил ни я, ни мой сын. «Черный штаб» это – выдумка. Эту проблему нужно  тщательно расследовать, а последнюю точку пусть поставит суд. ГСНБ в этом  уголовном деле  расследует каждый факт и каждого человека.

-Оказывается, на президентский аппарат из бюджета предусмотрено свыше  800 млн. сом. А что, даже после сокращения президентских функций после реформирования, аппарат остался прежним?

-Да, согласно новой Конституции функции президента значительно сократились. Но президент продолжает оставаться главой государства, верховным главнокомандующим вооруженных сил. А мы – аппарат, обеспечиваем деятельность главы государства, претворению в жизнь его решений. Если раньше в аппарате президента работало 207 человек, то сейчас- только 117 сотрудников, говоря иначе, сократили  вдвое. Сейчас  сотрудники аппарата работают с большим напряжением. Означенные 800 млн. сом  пойдут на финансирование не одного только  аппарата президента, но и на финансирование других ведомств. Из общей суммы только около 80 млн. сом пойдут на нужду аппарата.

-Вызвало интерес, что Вы выдали мандат на  проведение работ по оказанию гуманитарной помощи члену террористической организации?

-С начала июньских событий большое количество людей принимало участие в прекращении скандала, были организованы народные дружины из более  чем 10 тысяч  человек. В таких условиях было трудно проверить каждого отдельного человека. К тому же ко мне обратилась с просьбой  Токтайым Уметалиева: «Я хорошо знаю всех этих людей, они помогут доставить гуманитарную помощь, подпишите». В том списке были и генералы и полковники. У меня не было оснований не доверять им. Раз  уж сама известный общественный деятель  Токтайым Уметалиева  просила, как я мог не верить ей? Скажу открыто, у меня с теми людьми не было ни знакомства, ни связей. Они сегодня сами признаются, что являются террористами, значит, в этом сомневаться не приходится. Они должны быть привлечены к ответственности за смерть сотрудников милиции и ГСНБ.

-Некоторые говорят, в особенности, представители национальных меньшинств или  зарубежные представители, что в Кыргызстане усиливается национализм. Что Вы скажете на это?

-Почему-то мы привыкли понимать под национализмом нечто дурное. На это оказывают влияние стереотипы, закрепленные в советскую эпоху. Под «национализмом» я в целом понимаю переживание за свою нацию, готовность отдать свою жизнь ради своего народа и любовь к нему. Честно говоря, после прошлогодних событий в Кыргызстане  очень высоко поднялось национальное  самосознание и вопросы чести и достоинства. Это обстоятельство мы должны принять как объективную  правду. А с подстрекателями, с  силами, направленными против других национальностей, мы будем вести беспощадную борьбу, на это у нас вполне хватит сил. Наше общество подобную проблему не поднимает, так как оно толерантное и благородное.

 

 

 

Источник: газета "АСМАН инфо kg"  № 4 от 17.02.2011/ стр. 3-6

Автор: Мирбек ЭЛЧИЕВ

Комментарии: