×
 

11.11.2015 // 15:38
Обратите внимание на дату публикации.

Судьба "Дордоя" - в руках правительства

Разговор в этом выпуске передачи "Кабар даамында" шел вокруг таких вопросов, как экономическое состояние страны после вступления в ЕАЭС, кыргызско-казахская борьба за рынки сбыта и угроза исчезновения рынка "Дордой". В беседе приняли участие директор аналитического центра по фискальной политике Дастан Кадыров и исполнительный директор ассоциации зарубежных инвесторов, эксперт по экономике Искендер Шаршеев.

- Наблюдается спад в кыргызской экономике после вступления в ЕАЭС. Представители власти объясняют такое положение мировым кризисом. Насколько основательны заявления власти?

Искендер Шаршеев: Еще до вступления в ЕАЭС сообщалось, что цены на товары на рынке "Дордой" вырастут, затруднится ввоз продукции и сократится на 40 процентов количество рабочих мест. К сожалению, прогнозы сегодня сбываются. Не были обсуждены пути предотвращения возможных рисков после вступления в ЕАЭС. Касаемо предпринимателей, основатели "Дордоя" до этого времени открыли аналогичные рынки в России и передислоцировались туда. Конечно, нельзя сказать, что ушли все поголовно. Оставшиеся здесь сталкиваются с вышеперечисленными трудностями.

- Вы знали о подобных последствиях еще до присоединения к ЕАЭС. Обращались ли со своими предложениями в правительство?

Дастан Кадыров: До вступления страны в ЕАЭС мы провели экспертный анализ, проведя расчеты по каждой товарной позиции, и направили в правительство. Но правительство не учло полностью наши рекомендации. Например, мы предлагали убрать налог на продажи с крупных рынков и предупреждали, что в противном случае большинство коммерсантов уйдет в теневой бизнес. Во-вторых, можно было изменить и сделать более эффективной систему сбора налогов. Например, в период ноябрь-декабрь в казне государства создается очень трудная ситуация, потому что деньги не поступают, очень слабый контроль. Сейчас есть возможности урегулировать эту ситуацию, если не принять меры, то ситуация будет утяжеляться.

- Сообщалось, что при правительстве Ж. Оторбаева прогнозировалась такая ситуация, но кабмин проигнорировал обращения предпринимателей. Почему было проявлено такое отношение?

Дастан Кадыров: Есть только один фактор – бюрократия. Правительство работает очень медленно, некачественно ведет анализ, это не значит, что отсутствуют специалисты, просто в системе правительства очень тяжело что-либо реализовать. "Дордой" – это торговый поток. Например, у нас имеются программы, призванные открыть Кыргызстан для финансовых потоков. Рассчитано, какими будут расходы и прибыль по направлениям. Теперь собираемся предложить их новоизбранному парламенту. Если правительство поддержит, то это стало бы ощутимой предпосылкой для продвижения вперед экономики страны. Сейчас в Кыргызстане можно провести важные реформы в налоговой сфере. Также есть большие возможности для привлечения инвестиций. Как развивались "Дордой" или швейная отрасль? Была правильная налоговая политика. Во-первых, был снят налог на вес товаров, во-вторых, была введена патентная система. Коммерсанты работали свободно, не было многочисленных проверок. Эти меры были введены по инициативе предпринимателей, и они принесли свои плоды. Если сейчас правительство не предпримет срочные меры, то "Дордой" скоро может закрыться. Иными словами, судьба "Дордоя" – в руках правительства.

- После присоединения Кыргызстана к ЕАЭС повысились таможенные пошлины на товары из третьих стран. Например, раньше за килограмм товара платили 0,8 доллара, сейчас – 2-3 доллара. Сообщается, что более выгодными сравнительно с "Дордоем" являются условия на рынке Хоргос, и коммерсанты перебираются туда. Насколько достоверна эта информация?

- В Кыргызстане также можно использовать ту же систему, что и в Казахстане. Более того, у нас есть возможности сделать товары более дешевыми. Самое главное различие здесь – это больший потенциал казахстанской экономики и бюджета.

- «Дордой» был основан раньше Хоргоса. Можно сказать, что накопил определенный опыт. Есть возможности создать на «Дордое» свободную экономическую зону, как на Хоргосе и создать конкуренцию?

Искендер Шаршеев: В целом в Кыргызстане имеется большое число различных налогов: прямых и косвенных. На выплату налогов уходит минимум 20-30 процентов годовой прибыли. Было бы лучше, если правительство, наши руководители предварительно ввели налоговые преференции сроком на 10 лет. Например, если облегчить налоговое управление, то у нас появились бы конкурентные возможности. Казахстанские бизнесмены стали бы вкладывать инвестиции. Также если свести к нулю налог на сырье, то капитал из России и Казахстана стал бы прибывать в Кыргызстан. 

Дастан Кадыров: В целом нет необходимости создавать на "Дордое" свободную экономическую зону. Такие СЭЗ были созданы в Бишкеке, Нарыне. У СЭЗ имеются свои ограничения. Также потребуется снова организовывать таможню. Лучше усовершенствовать имеющуюся систему, чтобы предпринимателям было выгодно работать. Во-вторых, не надо ограничиваться одним налогом. Эта налоговая система была создана в Англии еще в 13-м веке и впоследствии распространилась по всему миру. Если мы уберем налоги, то центробанки других стран будут работать против нас. Поэтому надо придерживаться классической системы и соответственно ей вести политику. Касаемо путей привлечения зарубежных инвестиций, то они разные. В Казахстане налог на прибыль составляет 20 процентов, поэтому нам надо уменьшить этот налог до 3 процентов, тогда в Кыргызстан будут прибывать коммерсанты за выгодой. Мы должны создать им условия, подумать также о том, как завтра наполнить казну государства. Есть оптимальные варианты реформирования без вреда бюджету. Просто правительство должно действовать оперативно.

- Большинство экспертов перед вступлением в ЕАЭС высказывало мнения, что эра реэкспорта закончилась, что надо переходить к производству. Напрашивается вопрос: в таком случае почему Казахстан и Китай открывают крупные рынки?

- В 2003 году в Казахстане предпринимались попытки сделать рынок "Барыс" альтернативным "Дордою". Тогда появилась информация, что около 500 наших коммерсантов перешли в "Барыс", но мы добились отмены отдельных правительственных постановлений. После этого торговля на "Дордое" была восстановлена, и он заработал в прежнем режиме. Сейчас тоже можно предпринять такие меры и развивать "Дордой". Вы заявляем, что эпоха торговли завершилась. Но в Дубае, Сингапуре объем внешней торговли составляет 300-400 млрд долларов при таком же количестве населения, как у нас. У нас объем торговли едва достиг 9 млрд. Значит, никакой торговли мы не вели. Можно говорить о прекращении торговли, если объем достигал бы 100 млрд долларов. Чем мы будем заниматься, кроме торговли? Поднимать производство в нашей стране очень тяжело. Поэтому надо заниматься тем, на что хватает ресурсов. Производство уже могли бы развить за прошедшие четверть века, но этого не произошло. И по каким причинам мы должны прекращать торговлю, которая шла успешно? Тем более что сейчас главным производителем в мире является Китай.

- В последнее время Казахстан активно сотрудничает с Китаем, реализует крупные проекты, в частности Хоргос. Почему Кыргызстан не может найти точки сближения с Китаем? Мы ограничиваемся кредитами на строительство дорог, но и только. Что мешает сотрудничать с Китаем как стратегическим партнером?

Искендер Шаршеев: Во многих случаях вмешивается политика. В реальности возможности есть, и они хорошие, но не всегда они используются. Например, когда Китай предложил строить железную дорогу по нашей территории, парламент не согласился. Теперь железная дорога строится через Казахстан. Будь дорога построена у нас, товары были бы гораздо дешевле, потому что перевозка автомобильным транспортом в 16 раз обходится дороже железнодорожных перевозок. Да, мы получаем кредиты от Китая, но их надо выплачивать, они присоединяются к общей сумме внешнего долга Кыргызстана, который на данное время составляет 3,4 млрд долларов. Китай заинтересован в сотрудничестве с Кыргызстаном. Если с умом воспользоваться выпадающими возможностями, то Кыргызстан получил бы большую выгоду.

- Хотя мы знали о трудностях, которые последуют после вступления в ЕАЭС на фоне мирового экономического кризиса, не выработана эффективная антикризисная госпрограмма.  Как можно реально, не на бумаге, противодействовать угрозам?

Дастан Кадыров: Открыто надо признать, что у правительства или партий отсутствуют программы в этом направлении. Я не видел ни одного экспертного анализа, в каком направлении надо развивать экономику, какую проводить политику. Экономика таких небольших стран, как наш Кыргызстан, должна быть либеральной, открытой, как в Сингапуре или Гонконге. Мы находимся между тремя большими экономиками: Индии, России и Китая. Если правильно используем свои ресурсы, будем проводить правильную политику, то завтра Кыргызстан превратится в богатое государство. Нужно вести не политику спасения "Дордоя", а политику строительства еще более крупных торговых центров. Спасти "Дордой" не такая трудная задача. Мы заявляем про развитие экономики, но у правительства отсутствует действенная политика в этом направлении. Мы предлагаем правительству многое, но там посмотрят и закроют. У нас сейчас имеются рекомендации, как принести пользу народу, не причинив вреда государству. Теплится надежда, что новоизбранный парламент примет новые законы и будет работать по-новому.

- На днях правительство представило 11 приоритетных направлений деятельности. Увидели вы в программе правительства конкретные механизмы улучшения экономической ситуации?  

Искендер Шаршеев: Прочитал два пункта: первый – создание условий для развития бизнеса путем привлечения зарубежных инвестиций. Второй - развитие "зеленой" экономики. Будет серьезный прогресс в экономике, если удастся реализовать эти два пункта. 

Автор: Каныкей Бозгунова
Источник: maralfm.kg

Комментарии: