×
 

11.01.2018 // 13:44

Айнагуль Табышева: «Кыргызская элита была намеренно истреблена»

В архиве политических документов хранятся личные документы около 50 общественно-политических деятелей, ликвидированных в годы сталинских репрессий. В 1937-1938 гг. процесс уничтожения целого поколения ответственных советско-партийных работников достиг апогея.

На протяжении долгих лет «преступление века» большевиков скрывалось, а невинно убитых называли «врагами народа». Ведущий сотрудник архива политических документов Кыргызстана Айнагуль Табышева поведала о жертвах репрессий.

«Азаттык»: Госпожа Айнагуль, дела каких людей, подвергнутых репрессиям, хранятся в архиве политических документов?

Табышева: У нас хранятся личные дела основателей кыргызского государства того времени, советско-партийных работников. Они позволяют выяснить, кем они были. Хранятся и личные дела жертв репрессий, список которых был раскрыт в 1991 году в Чон-Таше, в «Ата-Бейите». У нас хранятся около 40 таких дел. Хранятся личные дела многих видных кыргызских сыновей, в том числе Иманалы Айдарбекова, Жусупа Абдырахманова, Торокула Айтматова, Касыма Тыныстанова, Баялы Исакеева, Абдыкадыра Орозбекова.

«Азаттык»: А до 1991 года эти документы хранились в архиве КГБ?

Табышева: Нет, раньше это был партийный архив, поэтому здесь был архив партийных и комсомольских сотрудников. Во времена Союза не было принято раскрывать документы. Их называли «врагами народа». Были засекречены документы тех, кого отправили под расстрел в 1937 году. В 1991 году мы добились независимости, ученые вновь начали изучать нашу историю, было издано много книг на основе архивных данных. Расследование продолжается до сих пор. Особенно после раскрытия «Ата-Бейита» в Чон-Таше к нам стали многие обращаться со словами: «Отец работал там-то, его отправили под расстрел», «Можно проверить, отец работал там, тут», «Вот так он стал врагом народа». Затем мы стали говорить, что Айдарбеков, Орозбеков и Тыныстанов были основателями кыргызского государства.

Но многие люди, не столь известные, тоже подверглись репрессиям. Из них я хочу выделить Шамурзина Султанкула. Его отправили под расстрел 5 ноября 1938 года. С детства пережил много трудностей. Отец был человеком среднего достатка. Но детство у него было тяжелое. В своей биографии он много писал о том, как переживал трудности. Этот молодец работал над основанием кыргызского государства. Человек образованный. Но из-за чьего-то подстрекательства он стал «врагом народа», якобы он состоял в партиях «Алаш Ордо» и «Социальной партии Туран». 5 ноября 1938 года ушел под расстрел. В личном деле указано, что в 1937 году он управлял Центральным исполнительным комитетом Кыргызской ССР. В том же году, 13 декабря его исключили из партии, потом расстреляли. Таких примеров очень много.

«Азаттык»: Вы ознакомились с архивными материалами, какие впечатления остались от репрессий? Как они начались, почему? Почему власть уничтожила миллионы человек по всему СССР? Даже было неизвестно, где их похоронили. Расскажите об этом.

Табышева: По моему личному мнению, в то время планомерно уничтожали кыргызских лидеров, образованных людей, поднимавших кыргызское государство. Если подумать, погибли лучшие. Например, Жусуп Абдырахманов работал над зарождением Кыргызского государства, над использованием кыргызского языка, стремился к развитию, а Абдыкадыр Орозбеков действительно болел за кыргызский народ и Кыргызское государство. Знакомясь с их личными делами, убеждаешься в этом. Касым Тыныстанов, например, первый профессор. Народный просветитель, алфавит, буквы адаптировал к кыргызскому языку. Проделал большую реформу при реформировании арабской письменности и при переходе на латиницу. Торокул Айтматов был политическим деятелем. Если бы жили эти люди, развивалась бы наша наука, культура. Тем самым хочу сказать, что были уничтожены сливки кыргызского народа. К такому выводу пришла после изучения документов.

Сейчас к нам часто приходят. Особенно после открытия «Ата-Бейита» в Чон-Таше. Там нашли тела 137 человек. Наверное это разбудило кыргызский народ. Родственники и потомки приходят, чтобы найти сведения о предках. Ведь их близкие пропали без вести, став «врагами народа». О них знали только со слов отцов и матерей. Сейчас к нам приходят и говорят: «Мой отец предположительно работал в Киробкоме» и т.д. Здесь мы находим личные дела. Нет информации о том, что они ушли под расстрел, но есть информация о месте работы. А новость о расстреле в основном слышали от матерей. А скрывалась информация от страха. В то время на десять лет запрещали писать и получать письма.

Недавно одна женщина написала заявление. Сказала: «Касымов Ракы». Сказала: «Касымов мой отец, он ушел под расстрел. Тогда мне был год». Говорит: «Спрашивала у мамы, она плакала и ничего не говорила. Хотела выяснить». Она в пенсионном возрасте. Искали ее отца и с трудом нашли. А фамилия отца – Молдокасым. Наверное слово молдо тогда было опасным, поэтому он взял себе фамилию Касым, взял имя Ракы. А речь идет о Молдокасымове Рахманберди. Найдя личное дело, дочь сильно обрадовалась. Он тоже попал под репрессию. А ведь многие люди, чьи имена не на слуху, подверглись репрессиям! Это нужно изучить. Это история. Историкам придется много работать.

«Азаттык»: Обязательно нужно изучить то, как людей наказывали за фамилию Молдокасымов. К слову об исследованиях, вас удовлетворили они? У нас историков немного. Они в основном изучают темы, которые сами выбрали. Немногие историки интересуются основанием советского государства в Кыргызстане, его развитием. Можно сказать, что нет историков, изучающих репрессию. Разве что можно назвать Жумагула Байдилдеева. Байдилдеев проделывает хорошую работу, но этого недостаточно. Какую еще можно провести работу?

Табышева: Мнение у меня следующее. Я окончила факультет истории. В советское время мы изучали историю, деля ее на эпохи до советской власти и после советской власти. Когда нас учили, говорили: «Кыргызский народ был безграмотным. Пас скот в горах. Затем занялся земледелием, начал оседать». Была такая короткая информация, наша история даже не изучалась. Начинаю думать, что это и является причиной того, что наши историки редко исследуют эту тему. Только отучившиеся позднее начали изучать Тайлак баатыра, Шабдан баатыра. Перед нами целая история, которую нужно изучить. О них нам не преподавали, называли их эксплуататорами, классовым врагом. После достижения независимости начали изучать историю, слушать санжыру, изучать Тайлак баатыра, Курманжан датку. Мы, выпускники факультета истории, наряду со школьниками, только недавно узнали, что они сделали для кыргызского народа. Историю ввели в школьную программу. Но осталось немало проблем, которые следует исследовать.

«Азаттык»: Вы говорите, что в архив часто приходит молодежь, исследователи. Но почему-то не заметны результаты работы молодых исследователей. Время идет. Редеют ряды очевидцев трагических событий советских времен, тех, кто слышал подробности о них. Не опоздали ли мы, пока долго думали?

Табышева: Не опоздали. Исследования ведутся. Это нужно донести следующему поколению, особенно молодежи. Нужно широко преподавать, занести в школьную программу. С детства преподают Жайыл баатыра, Шабдан баатыра. Но историю нужно углубленно написать и массово преподавать. Мне бы хотелось, чтобы Зайнидин Курманов, упомянутый вами Жумагул Байдилдеев и многие другие историки написали доступные для детей книги на основе архивных данных, что вызвало бы интерес детей. Школьные учителя должны отлично знать историю и вызвать интерес детей к ней. Сейчас дети не читают книги. Они все берут из интернета. Если детей заинтересовать книгами, пробудить в них интерес к прошлому нашего народа, из них вырастут отличные историки.

«Азаттык»: Спасибо. Желаю успеха в работе!

Автор: Бекташ Шамшиев
Источник: Азаттык уналгысы

Комментарии: