×
 

27.11.2017 // 14:56

Время и срок, Или от принесения присяги до прощания

В нашей стране такое происходит впервые – с окончанием заранее специально предусмотренного, данного на основе закона срока для бывшего президента, начинаются полномочия новоизбранного президента. Итак, только-только входит в наше сознание, расположившись на занятом месте, берет курс на установление привычного жизненного закона на жизнь с подчинением правилам, давно превратившимся в неуклонную традицию в других цивилизованных странах, где никто и никакие силы не могут влиять на ее процедурные положения, не могут внести ни поправки, ни дополнения.

Известно, в последние два-три века в нашем обществе не сохраняются, в обществе не ценятся переходившие из поколения в поколение ценности, которые издревле с национально-родовой эпохи или, беря ближе, с феодальной эпохи, некогда окончательно впитались в кровь, сознание, душу при установлении ханско-монархической власти.

Кто знает, возможно, именно поэтому первые два президента, даже будучи избранными народом, затем были снова изгнаны народом из власти, были вынуждены уйти?! Конечно, бесспорно, история сама подтвердит, кто из них какой след оставил в истории и какие хорошие работы успел сделать. Сейчас этот процесс только начинается (не деля каждое дело на большое или маленькое, мелкое или важное, работа по взвешиванию, пропусканию через сито – оценочная работа). Беря в историческом масштабе, 15 лет вообще равноценно одному морганию - мгновению,  это неоспоримая правда. Поэтому при точном взвешивании сделанных работ в эти «мгновения», свои же современники во многом ошибаются, или неправильно оценивают, могут быть случаи, что вовсе не могут оценить.

Более того, есть процессы, превратившиеся в спорные вопросы, вопреки смене нескольких поколений до сих пор не могут найти свое достойное место.

Например, после утраты в складках истории Великой Кыргызской империи появлялись  опасения: «Сформировалась ли кыргызская нация, или осталась родами, раскололась, рассыпалась по разным закоулкам и, не сумев снова дорасти до уровня нации, окончательно исчезнет?». Тогда крупные политические фигуры Кокандского ханства наподобие Алымбека датка стремились воплотить в жизнь идею, что кыргызский народ должен быть самостоятельным государством, должен сам избирать ханов, но не могли довести ее до конца… Или же, говоря предположительно, по тем же меркам избрание Ормона в ханскую власть… (Большие руководители русской империи – знатоки, расценивали ханство как «самое могучее государство в Средней Азии»).  

По этим двум фактам в равной степени среди историков до сих пор много неуточненных и спорных вопросов. Конечно, если отбросим такие вопросы как: Реализовалась та идея или нет? Или официальное провозглашение хана было инициативой только единичных родов, включая лишь одну часть северных кыргызов? Имело или не имело отношения к остальным кыргызам? Всплывает одна ясная вещь, абсолютно бесспорная правда – вместо ранее утерянной великой империи кыргызский народ, нуждаясь в государстве,  всегда стремился установить какое-то другое, сильное государство-опору!  

Именно так, народ два-три века мечтал, но не мог достичь такой возможности. Известно, только после развала коммунистического режима, при котором главы народа назначались в далекой Москве, получили такую возможность снова создавать. Именно по этой причине до сегодняшнего времени постоянно повторяется какая-то банальная мысль, в глубине имеющая очень глубокое значение: вообще мы, люди  сегодняшнего времени, смогли ли оценить неожиданно свалившуюся на нас с неба свободу? Смогли ли мы оценить суверенитет? Эти вопросы встают перед общественностью. Это сама по себе хорошая вещь. Если заставит задуматься хотя бы молодое поколение с начинающим формироваться не окрепшим сознанием, немного сможет повлиять на их становление патриотами, то это тоже достижение и есть ценное дело.

В какой степени руководители страны смогли оправдать доверие народа со времени получения независимости? (Коммунистическая эпоха вопреки множеству позитивных влияний на прогрессивную жизнь кыргызского народа, именно при подходе к вопросу независимости была категорически противоположной по природе и духу, неспроста ее главной идеологией было «пролетарии всех стран, соединяйтесь!», народ же не выбирал такой призыв?). Смогли ли сделать какие-то хорошие работы, оставить определенный хороший след после себя? На стыке смены власти сам собой рождается этот один из множества вопросов. Возможно, один из самых главных вопросов.

Беря с этой точки зрения, избранные до Алмазбека Атамбаева оба президента – и Аскар Акаев, и Курманбек Бакиев – простились с народом не на законном основании уважительно с избравшим их народом, а были изгнаны из власти. (Конечно, каждый соответственно себе, несмотря на различия). Первый постоянно незаконно продлевал свой законный срок, будто мало того что не мог сделать толковой работы, он бросил всю страну на разграбление, начиная с международного до местного уровня, окончательно осточертел народу. А второй – еще до конца своего полномочного срока, а когда только начинал через законную структуру «госсовет» формировать государство с признаками монархии. Оба были вынуждены уйти, что стало огорчительными трагическими страницами нашей истории.

Следовательно, Алмазбек Атамбаев заложил фундамент устойчивой традиции соблюдения  предусмотренного в конституции срока – это самый весомый вклад, сделанный им в верховной власти. Говоря иначе, хотя он вначале был в незаконно пришедшей к власти группе, но поздней добился легитимизации своей власти через общенародные выборы, а позже во время своей власти внес большой вклад в соблюдение внесенных по личной инициативе конституционных норм и смог показать образцовый опыт следующим главам народа, руководителям страны.

Атамбаев о своем президентском сроке говорил «эти 6 лет показались мне бесконечно тянувшимся временем», и наоборот «мне дали только 3 года для спокойной работы». Можем сказать, дал косвенную оценку своей работе в значении, что в предыдущее время не давали работать беспрерывно тянущимися митингами, перекрытиями дорог. Чувствуется, с одной стороны, ему крайне надоели вопросы, связанные с развитием своей страны, беспрерывные сложные вопросы без конца и края, открыто чувствовал свое бессилие в их решении. Он мечтал о скорейшем окончании тех «тянувшихся бесконечно 6 лет» и сдать власть следующему избранному президенту, избавиться от возложенных тяжелых обязанностей. С другой стороны, вроде есть настрой: если бы все было по моей личной воле,  как я хотел, то было бы сделано еще много хороших работ.

Как бы там ни было, известно, говорить разные отговорки, обвинять внешние силы в том, что он сам не смог завершить хорошие работы – это признак слабого и невзрачного государственного деятеля. Великий Петр Первый совершил реформы в России на фоне сильнейших протестов и противоречий - мафии противостоявших ему «бояр» и иных негативных явлений, смог присоединить свою отсталую феодальную страну в ряд развитых европейских стран. А в нашей эпохе Владимир Путин пришел к власти, когда казалось, что в обозримое время Россия не выберется из огня нескончаемой чеченской и кавказской войны, в то время когда враги рвали со всех сторон как шакалы ослабевшего раненого льва,  следя, окружая, стараясь сбить с ног и свалить. Он же вытащил страну из сложной ситуации, и взял курс на развитие!

Кстати, если говорить о «не дававших спокойно работать препятствиях», тогда получается, что Курманбек Бакиев работал в стабильной ситуации только один или полтора года. Ведь после народной революции 2005 года сразу созданная против новой власти оппозиция еще больше усилилась, известно, митинги-пикеты тянулись в целом беспрерывно, от окрестностей Белого дома в столице вплоть до областных и местных уровней практически до конца 2008 года. Более того, именно такие ставшие привычными явления в определенной степени были одним из факторов  опрокидывания его власти в яму. Как известно, в одном из последних интервью Курманбек Бакиев на вопрос: «Почему президент не принял никаких мер против  появления вооруженных людей на площади и кровопролитие?» - ответил «я думал, что это наверное один из обычных мирных митингов».

Можно ли сравнить сделанные ими работы за то короткое время (ладно, допустим, для Атамбаева только 3 года, а для Бакиева 1,5 года) во время благоприятной для них мирной спокойной ситуации для работы? Во времена опытного производственника и хозяйственника Курманбека Бакиева развитие перешло к поступательному темпу роста. В рабочем стиле президента Бакиев по возможности сбегал от политических кампаний, участвовал только в собраниях и совещаниях, требующих его обязательного участия. Принимая верительные грамоты от иностранных послов, или вручая свои «почетные грамоты» отобранным единичным «передовикам» из разных отраслей, он не поднимал разговоров о не имеющих никакого отношения к делу внутренних вопросах страны. Не выступал с длинными сумбурными хаотичными, банально-надоедливыми или же «поразительными своей оригинальностью» словами. Напротив, его выступления отличались краткостью и результативностью, были деловитыми по смыслу.

Сделанные Атамбаевым «в течение трех лет» заметные глазу единичные работы (подстанция Датка-Кемин, альтернативная дорога север-юг и др.) были спроектированы во время прежнего президента Бакиева, некоторые работы не то что начались, а уже  дошли до середины выполнения. Трагикомичное обстоятельство: временное правительство еще толком не пришло к власти, а уже кричало «Мы завершили!» о ГЭС Камбар-Ата, а она до сего дня стоит в положении ни туда, ни сюда.

Следовательно, говоря о сроке и времени, поневоле приходит на память теория вероятности прославленного Альберта Эйнштейна. Для кого-то и 6 лет очень малое время, а для кого-то другого – очень большое время. Коротко говоря, норма, в которую упираются все запутанные вопросы – насколько это время использовано оптимально и эффективно? (для всего народа и страны). Суть вопроса заключается именно в этом.

Автор: Ишенбек МУРТАЗАЕВ
Источник: газета «Жаны ордо» №32 от 24.11.2017/стр.4

Комментарии: