×
 

04.05.2018 // 16:02

Феликс Кулов, бывший глава правительства, генерал-лейтенант: «Когда убили Рысбека Акматбаева, оказывается, Максим Бакиев сильно обрадовался»

- Феликс Шаршенбаевич, говорят, вы женились на сестренке Батукаева. Ваша жена чеченка?

- Моя жена из Токтогула, кыргызка.

- Вы встречались и разговаривали с депутатом Жогорку Кенеша, родным братом Рысбека Акматбаева Тынычбеком Акматбаевым? Усилилась информация о его убийстве в тюрьме, где сидел Батукаев, что вы близкий Батукаева…

- Когда я вышел из тюрьмы, был премьер-министром, Тынычбек Акматбаев собирался обойти тюрьмы. Они вместе с Рысбеком Акматбаевым вели борьбу с «черными» за власть. Поскольку Рысбек Акматбаев был отдельно от «черных», у него был отдельный закон. Он держался мнения «кыргызов подавляют чеченцы». На самом деле вокруг Батукаева было много кыргызов, а чеченцев не было. Я тогда удивился. «Черные» не делятся в зависимости от национальности, у них нет такого понятия. Когда иссык-кульские кыргызы делали собрание в тюрьме, пришел «общак», наказал, и все сбежали.

За них заступился чеченец по национальности Казбек «зачем бьете собравшихся на собрании?». Те сказали: «Почему они проводят собрание по землячеству? Ведь собираются все: «шпана», «мужики», «пеньчи»?».

Оказалось, они не делятся в зависимости от национальности, землячества, а делятся, глядя на статус.

Тынычбек Акматбаев, обойдя все тюрьмы, хотел показать: «Вот видите, мы пошли во все места, оказываем давление на всех черных».

Раз Акматбаев не признавал Батукаева как «вора в законе», оказывал давление, то на это должны были согласиться и впустить в тюрьму. Или же оставался только путь убийства его. По их законам, другого выхода не было. Тынычбек не знал закона «воров в законе». Нельзя было создавать такую ситуацию. Считаю, была вина МВД, допустившего такое. Обходя тюрьмы, Тынычбек не просто знакомился, но говорил о Батукаеве. Его слова донесли.

Меня спрашивали: «Тынычбек Акматбаев стал председателем комитета по судебной реформе. Это правильно? Если его старшего брата Рысбека Акматбаева оправдают судьи, то никто не будет верить?».

Я отвечал: «Да, здесь появляются вопросы, могут быть такие подозрительные слова».

Мой ответ донесли Тынычбеку. Я был первым вице-премьер-министром, а он депутатом парламента.

Пришел ко мне: «Байке, вы против меня?».

Я: «Я разве дал неправильный ответ? Если суд оправдает Рысбека, то появится много вопросов». Он: «Будет так?». 

Я: «Мой тебе совет. Если ты хочешь оправдать его в суде, то откажись от руководства в комитете, тогда будет удобно».

- Вы же побывали в тюрьме, где убили Тынычбека Акматбаева. Кто дал вам информацию?

-Мне по телефону позвонил министр МВД Мурат Суталинов и сообщил: «Тынычбека в тюрьме ранили».  

Я: «В таком случае проинформируй президента о положении! Вы напрямую подчиняетесь президенту».

Он: «Я еду в машине, как бы связался с ним? Вы скажите».

Я согласился, рассказал Курманбеку Бакиеву о положении.

Он: «В то время как депутат Жогорку Кенеша ранен в тюрьме, правильней поехать тебе самому». Я поехал, все стояли во дворе.

Говорю «зайдите внутрь тюрьмы», все молчат.

Позвонил заместителю начальника тюрьмы, он говорит: «Если я позвоню, все знают мой номер, не поднимут трубку».

Я предложил «ты позвони моему помощнику».

Он позвонил.

Когда тот начал говорить, знакомясь: «Я помощник премьер-министра Феликса Кулова» - «черные» внутри тюрьмы сказали: «Пусть Кулов входит».

Стало неудобно разворачиваться назад.

Я сказал: «Раз сказано, давайте войдем, пусть что будет, то и будет».

Скажу открыто, какие мысли были при входе. Во время моей собственной отсидки в тюрьме было два наркомана. Поскольку они вели себя неправильно, я резко выговорил им.

А они ушли со словами: «Байке, мы еще увидимся». Знал об их нахождении в тюрьме. Вспомнил это. Кроме того, не видел Батукаева лицом к лицу. Стал большим преимуществом мой профессионализм. Видел его фотографию в газете «Дело №». В памяти остался его искривленный нос. Подумал «наверное, смогу отличить его среди кыргызов». Войдя, сразу отличил его.

Разговор начался со слов: «Салам алейкум, алейкум салам. Садитесь, выпейте чая».

Начали разливать чай, после одного-двух глотков повседневными словами «как жизнь?» мы поговорили меньше трех минут.

Не теряя времени, спросил «есть ли раненые?».

В ответ: «Раненых нет».

Я: «Как так?».

Ответил: «Все убиты».

Я сидел, едва сдерживая себя. Сказал: «В таком случае будем говорить только по закону».

Он: «Только по закону».

Я: «Кто стрелял? Стрелявший человек сейчас будет задержан».

Он показал: «Вот, двадцатый Абдулин».

Я: «Хватит, ты будешь задержан. Сдай оружие».

Сказал Азизу: «Оказывается, ты всем тюрьмам дал приказ «выгоните администрации». Позвони в  тюрьмы, скажи, что впустили администрации». Он ушел звонить.

Кто-то подошел: «Байке, мужики хотят поговорить с вами».

Пошел, те стояли отдельно, разговаривали. Нельзя же сразу всех опросить. И с ними сначала поздоровался, говорил по-простому.

После этого попросил «расскажите, как было?».

Они начали: «Они сами явились с оружием».

Я им: «Это расследует следствие. Сдайте оружие».

Выяснилось, Тынычбек, охранявшие его джигиты вошли с оружием. Отобрали у них это оружие. Когда Тынычбек лежал раненым, Абдулин подошел и убил его.

- Рысбек Акматбаев видел в вас виновника гибели младшего братишки. Каким был его первый шаг мщения вам?

- Поздней Рысбек Акматбаев задержал джигита по имени Ботошев Арслан, мастера спорта по дзюдо, потребовал, чтоб показал мой дом. Тот бедолага показал.

Его повезли в сторону Ала-Арчи, высадили из машины, и сам Рысбек приказал «принесли пистолет». Его ребята принесли из второй машины пистолет.

Ботошев стоял в трех метрах, закрыл лицо руками и испуганно спросил: «Байке, что я сделал?». Рысбек потребовал «убери руки с лица».

Тот опустил руку, и тот нажал на курок «баах». Арслан сам себя потерял. Пуля попала во вторую руку.

Когда он пришел в себя, приказал «Утихомирьте его». 

Как выяснилось, Дорога шла камышами, а потом шли поля. Когда Арслан побежал в ту сторону, стреляли ему в локоть, ранили. Он бежал, снял с себя штаны из хлопка.

Увидел, как два человека ремонтируют машину, сказал: «Меня ранили, помогите». Те: «Иди, уходи». Они думали «пьяный человек».

Когда он сказал: «Я водитель Феликса Кулова, в меня стреляли, ранили», - только тогда  посадили в машину, повезли в больницу.

Он дал показания всем правоохранительным органам. Начали искать Рысбека. Рысбек спрятался в доме Максима Бакиева, расположенного по улице Жибек Жолу. Поздней же вывел народ на площадь. Я тогда был в Москве.

Мне по телефону сказали, что Рысбек на площадь вывел народ. А он же требовал от меня «выйди на площадь».

- Оказалось, тогда президент Курманбек Бакиев сказал вам: «Выйди, дай ответ…». Правда ли, что между вами был такой разговор?

- Таких слов не было. Напротив, я ему сказал: «Сейчас я выйду. Если он пойдет в противоположном направлении, там на месте убью! Ты знаешь мой характер. Бандит приходит на площадь с нападками на генерала. «Замочу» его! Он хочет осрамить меня на глазах народа? Я тоже выйду со своими джигитами! Посмотрим, кто он такой!».

Бакиев на это: «Такого не нужно. Неправильно тебе, будучи премьер-министром, давать перед ним отчет».

- Бакиев ведь сам вышел. Правильно ли президенту выходить к человеку, желающему руководить криминальным миром?

- Бакиев сказал «я сам выйду».

Я ему: «Смотри сам. Кто он такой, чтоб выходить к бандиту и давать отчет?».

Поздней подумалось «раз Рысбек прятался в доме Максима, похоже, и тот замешан». Говорят, Максим сильно обрадовался, когда убили Рысбека. Он же боялся его. Рысбек вывел народ на улицу,  мы поговорили с Суваналиевым, окружили, чтоб ни один человек с оружием не попал в место митинга. Мы составили план, чтоб  на второй день разрушить «городок», установленный ими на старой площади перед Жогорку Кенешем  и выгнать, подготовили ребят.

Он услышал о наших планах и после встречи с президентом в свое время ушел со словами: «Президент выслушал наши требования. Мы расходимся». А иначе мы его там на месте опозорили бы его.

- Где вы впервые увидели Рысбека?

- Я был губернатором Чуя, пришел Рысбек.

Его ко мне привел полковник русской национальности Кузнецов: «Помоги этому джигиту?».

Мы разговаривали с приведенным им джигитом, он начал рассказывать о встречавших его: «Я ездил в Ташкент, встретился с Салимбаем…». Сразу проанализировал его слова, узнал, что он Рысбек.

Он попросил о детском саде вблизи села Таш-Добо: «Можно мне его продать?».

Я ему: «Детский сад к нам не относится, решает президентская администрация. По этому поводу не могу никак помочь».

После этого не видел его.

Рысбек говорил: «Моего родного брата убили. Убью одного из братьев, близких и Кулова».

Мне это донесли оперативники.

Я им сказал: «Рысбек никого не сможет убить, если пойдет на такой шаг, я сам его убью, донесите ему это». Через неделю Рысбека убили.

- Вы знаете, кто его убил?

- Мы знаем, кто убил. Но поскольку это оперативная информация, говорить нельзя.

- Убили люди из власти?

- Нет, не так. Свои разборки. Ходившие рядом с Рысбеком называли его: «кыргызским Чикатило».

Автор: Б.НАЗАРАЛИЕВ, Н.АСАНБАЕВ
Источник: газета «Жаны ордо» №15 от 04.05.2018/стр.7

Комментарии: