×
 

12.09.2017 // 13:35

Ахматбек Келдибеков, сопредседатель партии «Ата Журт»: «Дух во мне не угаснет одним лишь решением ЦИК, бог даст, мы дойдем до победы»

- Ахматбек Келдибекович, ЦИК отказалась регистрировать вас как кандидата для участия в президентских выборах. Аргументом стала непогашенная судимость. В таком случае, почему ЦИК дала вам разрешение сдавать экзамен по кыргызскому языку, собрать 30 тысяч подписей, создать специальный фонд?

- У нас самым основным законом является Конституция. Я тоже до этого вел работу на основании, отмеченном в Конституции. Я не вышел за нормы Конституции. ЦИК приняла принятое на съезде партии «Ата Журт» решение, зарегистрировала моих доверенных лиц, дала разрешение на открытие специального счета, сдачу экзамена по кыргызскому языку, сбор подписей людей, поддерживающих мою кандидатуру. Более того, я внес залог в 1 млн сомов. Но ЦИК в последние дни вместо рассмотрения подписей, собранных в поддержку моей кандидатуры, перешла на противоречащие закону действия, начала писать разные вещи.

Когда вынесли на собрание вопрос об отказе в регистрации моей кандидатуры, там сидело всего 8 человек. Из них 2 проголосовали против вопроса снятия с регистрации Ахматбека Келдибекова как кандидата, то есть, поддержали меня, а 6 проголосовали «за», согласились не регистрировать мою кандидатуру. В собрании не участвовали 4 члена ЦИК в связи с выездом в рабочую поездку. Двое из этих четырех оставили свои голоса «против» решения ЦИК. Двое, напротив, были «за». Юристы проверяют, в какой мере это законно. Самое интересное, один из оставивших свой голос «против» меня совсем еще не участвовал в собраниях в связи с семейными обстоятельствами.

При нашем уточнении установлено, что тот член ЦИК не оставлял свой голос в письменном виде «за» или «против». Я написал письмо в официальной форме председателю ЦИК Шайлдабековой, требуя выдать, показать те письменные расписки. Председатель ЦИК Шайлдабекова не дает мне те письменные расписки, более того, не показывает, держит взаперти. Если бы действительно имелись те письменные расписки, и раз я направил официальный письменный запрос, она бы сразу показала их. Спешили, лишь бы показать две бумаги. Действительно ли это подписи тех людей, или нет, знает один бог. Уже из этого вы можете узнать, что это решение ЦИК было политическим шоу.

- Вы были спикером Жогорку Кенеша. На том собрании вы не смогли доказать, что сами имеете полное право быть зарегистрированным кандидатом в президенты?

- Мы ведь все видим, там где замешана политическая игра, верховенство закона падает на нижнее место. В Конституции рассматривается только 4 требования для становления кандидатом в президенты. ЦИК даже не посмотрела на требования, взяла за довод какие-то статьи. Уже на том собрании юристы сказали, что ссылка на те статьи незаконна. Более того, один член ЦИК сказал «нельзя опираться на эту статью». Если они ставят условие – еще не погашена моя судимость - тогда почему не сказали об этом, когда я писал заявление на становления кандидатом в президенты? Это решение ЦИК  означает: «Мы используем и Конституцию, и закон как сами хотим». Мы подадим в суд на это незаконное решение.

- Во времена любого президента ЦИК выполняет указание свыше. Вы говорите в значении «сегодняшний состав ЦИК не может избавиться от этого характера, выполняет приказ сверху»? Было ли указание свыше не брать на регистрацию вашу кандидатуру?

- О том, что был такой приказ, узналось, когда я еще не писал заявления для становления кандидатом в президенты. В спешке пресс-секретарем Верховного суда была распространена информация: «Оказывается, судимость Акматбека Келдибекова будет погашена 8 ноября этого года». Когда я обратился в Верховный суд, они ответили: «Наш пресс-секретарь не говорил такой информации». Работающие в Верховном суде сказали: «Это означает, что всем судьям дан приказ. Пошла команда: в какой бы суд Келдибеков ни обращался, пусть вопрос не решится в положительную сторону». Хотя состав ЦИК формирует парламент, гражданское общество, но она не может изменить свою природу. Правда никогда не выйдет вперед, пока есть ЦИК, глядящая на Белый дом.

- Суд не лишал вас свободы, ведь выносил решение только о выплате штрафа. Возможно, ЦИК поняла это решение как лишение свободы? А ведь какая команда поступит для исполнителей приказа, так они идут на все для его выполнения…

- Такое решение принимается из-за непонимания закона. На моем судебном процессе были допрошены сотни свидетелей. Судебное разбирательство тянулось около двух лет. Не было ни одного обвинившего меня свидетеля. Я знаю все вплоть до того, какому судье, и кто, какой приказ отдал. Придет свой час для обнародования этих сведений. Несмотря на незаконность судебного решения в отношении меня, я как гражданин выполнил его. Оплата штрафа не подразумевает признание вины. Я выполнил решение из уважения к закону. Если б я не выполнил решение суда, не заплатил штраф, тогда по закону было бы правильно привлечь меня к ответственности. В будущем все это встанет на свои места. История подтвердит, кто есть кто. Выйдет на свет, кто отдал приказ, кто исполнял приказ.

- За несколько дней до отказа ЦИК регистрировать вашу кандидатуру президент пошел на мероприятие по закладке капсулы в фундамент строящейся компанией «Газпром» школы. В том месте, не называя вашего имени, сказал: «Когда продавали «Кыргызгаз» «Газпрому», один человек коррупционер-чиновник  кричал: «Продайте мне». Не стали ли сами эти слова президента указанием для ЦИК?

- Кто и что говорит обо мне, я оставляю на волю бога, на совести того человека. За то, что «Газпром» за 1 доллар купил целиком всю газовую отрасль Кыргызстана, за то, что кыргызская власть продала им за 1 доллар газовое богатство государства, два газохранилища в Баткене, газовое месторождение в Кочкор-Ате, и все здания, он обязан построить сотни школ. По тому соглашению предусматривалось: по какой цене газ приходит в Кыргызстан, он обязательно должен продаваться по цене с не менее чем 12 процентами. «Газпром» строит школы, спортзалы на заплаченные кыргызским народом деньги. Нецелесообразно снова и снова называть это большим достижением. Я говорил: «Поскольку мы самостоятельное государство, то мы не должны кому-то отдавать 100% стержень своей государственности стратегического назначения: аэропорт, газовую, водную отрасль. Я говорил «как государство, мы должны держать у себя золотые акции, или же 51% акций. Довольно правильное условие – 49% продать «Газпрому» или же учреждению «УзбекГаз», «КазахГаз»для бесперебойной поставки природного газа в Кыргызстан. Продали за 1 доллар целиком всю газовую отрасль, кроме того с грубым нарушением закона отдали вместе с ней еще 8% собственности Пенсионного фонда. По закону доля Пенсионного фонда никогда не должна продаваться. Ни у кого нет права продавать ее. Она была утверждена как доля выходящих на пенсию людей.

- Вы же говорите Пенсионный фонд, но во главе с президентом вас обвиняют в проедании денег сирот и вдов?

- Говорящие такие слова показали, что до сего дня не имеют полной информации, в каком месте, как я работал. Добавляют откровенную ложь, говоря, что я проедал деньги сирот и вдов. Через Социальный фонд, которым я некогда руководил, не проходят деньги сирот-вдов. Эта предъявляемая мне претензия сама себе является незнанием. Хотя бы уточнили сначала, какие слова надо говорить, чтоб быть ближе к правде, когда говорят ложь. Пособия для сирот-вдов проходят через другое министерство. Через Социальный фонд проходят только деньги пенсионеров. Каждый пенсионер хорошо знает, сколько сомов составляет его пенсия. Какой пенсионер будет молча ходить, если кто-то присвоит половину его получаемой пенсии? Никто такого не позволит.

- С тех пор как 4 политика объединились в одну партию, и вы объявили о выдвижении одного кандидата на выборы, сказаны самые разные слова. Не является ли отказ от регистрации вас кандидатом, распространение различных слов составленной программой по ослаблению 4-х политиков?

 - Правильно, многие думают, как нас ослабить. Можно назвать одним этапом той программы отказ от регистрации моей кандидатуры. Когда объединились Адахан Мадумаров, Камчыбек Ташиев и я втроем, не осталось не сказанных слов, не написанных слов. Упали на уровень слов, бьющих по личному достоинству человека. Этим они показали, насколько грязный их уровень. И после объединения нас четырех повторяют те же вещи. Чем больше со стороны власти критикуют, опасаются нашего объединения, следовательно, мы выбрали правильный путь, превратились в большую силу. Если б мы не превратились в большую силу, на нас не обратили бы внимания.

- Если кандидатов оппозиционного характера Канатбека Исаева, Омурбека Текебаева, вас не зарегистрировали, то на Азимбека Бекназарова открыли уголовное дело, говоря «дал ложные показания в суде». Почему эта власть опасается оппозицию?

Азимбек Бекназаров зарегистрирован кандидатом в президенты, получил мандат. На этого человека не могут возбудить уголовное дело. Открыть уголовное дело, говоря о даче им ложных показаний в суде, и посадить – это пустые мечты. Эта власть тоже работает над тем, чтобы в любом случае как-нибудь сохранить власть в руках. Мы ведь видели говоривших «как-нибудь сохраним власть». Конец у этого может оказаться сложным. Дважды доказана невозможность удержания власти силой. Но и это не служит уроком. Например, сегодня сидящие во власти некогда сами претерпели гонения от власти. Я удивляюсь, что снова повторяются ранее прошедшие вещи.

- Каков ваш дух после решения ЦИК?

- В каком духе я до этого находился, и сейчас хожу с тем духом. Дух во мне не угаснет от одного лишь решения. Ходящий в политике человек должен ждать таких незаконных несправедливых вещей. Политиком сможет стать человек, вытерпевший все это. Если ты пройдешь через испытания, не теряя духа, впоследствии это будет сопровождаться хорошим. Бог даст, не сегодня, так завтра мы дойдем до победы. Говорит же председатель ЦИК «Обращайтесь в суд…». Я ей сказал: «И без ваших слов обращусь в суд, даже знаю, как решится в суде». Однако это должно стать фактом, чтобы принимавшие такие незаконные решения в будущем не работали в государственных структурах. 

Автор: Наралы АСАНБАЕВ
Источник: газета «Жаны ордо» №20 от 08.09.2017/стр.3

Комментарии: