×
 

07.09.2017 // 18:24

Курманбек Осмонов, экс-депутат: "Журналисты исказили мои слова, Ташиев на меня обиделся"

- Курманбек Эргешович, скажите как опытный юрист, насколько правдивы слова о том, что по новой Конституции вся власть перейдет в руки премьер-министра, а президент превратится в номинальную фигуру?

- Неправы те, кто говорят, что президент станет номинальной фигурой. Потому что по Конституции президент - самое высокое должностное лицо, он может говорить от имени народа. Что касается реализации внутренней и внешней политики, то в основном за это отвечает правительство. Поэтому на первый взгляд может показаться, что у премьер-министра расширились полномочия.

- Недавно сформировалось новое правительство. Уйдет ли правительство после избрания нового президента?

- По старой Конституции правительство должно было сложить с себя полномочия после избрания нового президента. Но после внесения изменений в Конституцию 2010 года, эти нормы были убраны. Поэтому не указано четко - уйдет правительство или нет. В то же время правительство формируется парламентом. Правящая коалиция предлагает кандидата в премьер-министры, определяет и утверждает состав правительства. И в нынешней Конституции сохранился способ формирования нового правительства. Все зависит от того, кто будет новым президентом. Если будет избран Сооронбай Жээнбеков, выдвинутый СДПК, то нынешнее правительство останется. Если останется парламент, останется и правительство. Если парламент будет распущен, придут новые партии, то правительство должно уйти в отставку, что предусмотрено Конституцией. Поэтому пока тяжело что-либо говорить.

- Вы в свое время были председателем комиссии по изучению мародерства. Поставлена ли точка в этом деле сейчас?

- Половина членов комиссии состояла из оппозиции. Одни говорили, что мародерство было, другие утверждали, что не было. По двум депутатам факт мародерства полностью был подтвержден, а по Болоту Шеру и Омурбеку Текебаеву решили, что они косвенно причастны. Половина членов комиссии подписали такое заключение. Будучи юристом, я написал особое мнение по Омурбеку Текебаеву и Болоту Шеру. "Они ни косвенно, ни напрямую не причастны к мародерству. Факты не доказаны", - написал я. Потому что нельзя в рамках комиссии говорить о частичной или полной причастности, пока это не установлено следствием. Недавно СМИ попросили дать интервью по осуждению Текебаева, я заявил, что не могу это прокомментировать, пока не ознакомлюсь с уголовным делом. Я даже ответил на вопрос: "Восемь лет мало или много?" Почему-то мой ответ исказили, написали, что "Текебаеву мало дали". А я говорил, что это легкое наказание для статьи 303 (коррупция).

Что касается разговора между Азимбеком Бекназаровым и Камчыбеком Ташиевым, то я рассказал процедуры, предусмотренные законом: "Нужно изучить переговоры, выяснить, какие слова являются правдой, а какие ложью. Следует назначить фонетические и иные экспертизы, найти подтверждение того, что голоса принадлежат Ташиеву и Бекназарову. Что касается ложных показаний, то перед получением показаний судья предупреждает свидетеля об ответственности за ложные показания, берет расписку, потом начинается дача показаний". Эти слова почему-то исказили. Как будто я говорил, что Ташиева следует посадить. Теперь Ташиев на меня обиделся. Как я мог сказать, чтобы Ташиева посадили? Как оказалось, журналисты иногда неправильно тебя понимают или намеренно так пишут. Из-за этого между политическими союзниками, однопартийцами возникают недопонимания и обиды.

Автор: Керим Мурас
Источник: газета "Азия news" №36 от 07.09.2017 / стр. 5

Комментарии: