×
 

26.12.2016 // 11:13

Акылбек Жапаров, депутат ЖК: «Мы по мере своих сил и возможностей не жалели денег»

- Акылбек Усенбекович,  вы руководили оппозиционным штабом, стоявшим во главе революции 2005 года. Сегодня высказываются разные разговоры о финансовом источнике революции. Какие действия выполнял штаб?

- Да, в 2005 году я руководил оппозиционным штабом после Азимбека Анаркуловича. В тот момент два движения объединились в единую оппозицию. На одной стороне оппозиции стоял Бакиев, с другой стороны оппозиции стоял Алмазбек Атамбаев. Два движения объединились, сформировалась единая оппозиция, создали один штаб для выхода на площадь 24 марта. Я был одним из руководителей того штаба. Я как-то не знаком с самим Аблязовым. Видел его только в интернет-источниках и по телевидению. Мы все до мельчайших подробностей знаем об имевшихся финансовых средствах: кто и сколько дал, откуда мы получили. В то время и духа Аблязова не было. Но после 24 марта по каким-то причинам, после начала работы Данияра Усонова вице-премьером, появилась специальная инициатива: «Для отыскания имущества Акаева за рубежом и возвращения правительству мы наймем адвоката Либермана за 500 тысяч долларов, пусть деньги заплатит кыргызское правительство». Тогда я был министром финансов. И противился инициативе. Но до сих пор помню слова в ответ на наше несогласие Данияра Токтогуловича, который работал председателем филиала банка БТА в Кыргызстане и имел «долю» в этом банке: «Тогда я заплачу за счет банка, найду других спонсоров, за их счет заплачу адвокату. Но все равно эти деньги я должен взять из бюджета». Я тогда сказал: «Эти деньги никогда не будут выданы из бюджета. Если будет найдено имущество сбежавшего президента, и оно будет возвращено в Кыргызстан, то заплатим за его счет. Мы предложим парламенту, в случае поддержки им только за счет этого сможем выделить деньги адвокату или привезшим имущество заинтересованным сторонам». Помню, было 2-3 больших собрания по данному поводу. Возможно, между Данияром Токтогуловичем и Аблязовым, может быть, и были взаимосвязи. На точный вопрос сможет ответить сам Данияр Усонов. А единому штабу не оказывал помощи ни Данияр Усонов, ни ходившие рядом с ним казахстанские спонсоры.

- Оказывается, во время руководства вами штаба для финансирования революции собрали деньги Роза Отунбаева, Равшан Жээнбеков, Азимбек Бекназаров. Сможете рассказать, кто и сколько денег дал?

- Сейчас пока рано открыто озвучивать эти мемуары. Была книга второго президента, находящегося в Белоруссии. Там он говорит «Больше помощи оказали Роза Отунбаева, я и А.Жапаров». Мы по мере своих сил и возможностей не жалели денег. В то время в Кочкорском избирательном округе впервые был введен метод, которого еще не было в мире – «против всех». 68% избирателей или 16 432 человек проголосовали «против всех». Дело в том, что когда решением Верховного суда нас убрали из избирательных листов, тогда проголосовали «против всех». Затем Первомайский районный суд велел отменить строчку «против всех», Верховный суд подтвердил. Мы, думая «неужели мы 16 тысяч человек исчезнем?», 10 дней перекрывали дорогу. После этого я пришел главой оппозиционного движения. То время было одним из суровых времен. Азимбек Анаркулович со стороны единой оппозиции много помогал нам в моральном отношении. Приезжали такие байке как Дооронбек Садырбаев, Топчубек Тургуналиев, Турсунбек Акун, продвигали кочкорцев, я благодарен богу, что мы благополучно выбрались из беспощадных столкновений.

- Вы не говорите, кто и сколько дал. Но можете ли сказать, сколько денег было собрано в революции?

- Ушли не такие уж большие деньги. Я пришел и присоединился ближе к концу времени. Но было очень много предоставлявших помощь. Хорошую помощь оказал наш профессор Женишбек Назаралиев. Он издавал свои газеты, собравшись с молодыми ребятами, завершил много работ в городе. Находившиеся в окружении нашего ага Топчубека Тургуналиева все основатели Демократического движения Кыргызстана (ДДК) во главе с Жыпаром Жекшеевым давали копейки, кто сколько мог.  Не жалели помощи и неназванные поименно граждане. Мы все это брали на контроль, создали Координационный совет, внутри которого объединились все: Исмаил Исаков, Равшан Жээнбеков, Азимбек Бекназаров, Роза Исаковна, в целом 12 человек взяли на себя ответственность. Мы сказали: возьмем в свои руки финансирование, безопасность, чтобы среди поверивших нам людей не оказалось вооруженных лиц. Мы приняли решение: «Если кто-то придет и прольется кровь, тогда нам не нужна власть. Тогда нам лучше по совести пойти под арест». Не было мысли о появлении даже одного пьяного человека, нарушении порядка, грабежа.

- Вы говорите, что в то время не было «духа» Аблязова. Тогда с какой целью этот человек мог озвучить такие слова?

- Говорят, гении бывают гневливыми и отходчивыми. Работающие в финансовой сфере Казахстана люди называют Аблязова гневливым гением. Его признают как одного из представителей 21-го века с сильно работающей головой в финансовой сфере. Наверное, хочет показать себя политическим лидером или фигурой, выйдя по политическому решению на свободу из тюрьмы, а теперь желает накопить политические очки. Я слышал разговоры об Аблязове, что у него в Кыргызстане есть не только частный банк, но что взял лицензии на освоение крупных месторождений. К примеру, будучи членом правительства, мне приходилось слышать и узнавать из интернет-источников, что у компаний Аблязова имелись намерения строить дороги на Иссык-Куле, вскрывать большие месторождения и вести там работы. Но не уточнял это и не пускался следом за ним. Наверное, такие интересы до сих пор остались. Думаю, может быть, у него есть мысли, мнения найти здесь общий язык с правительством или оппозицией, и хотя сам не может вернуться в Казахстан, но сделать что-нибудь через Казахстан. Наверное, он ответит, если направите ему вопрос. Даже живя в Лондоне, он открыл свое телевидение, выносил наружу внутренние вещи политики Казахстана, показывал хорошие и плохие стороны, так действовал около 5 лет.

- Судя по данным, выяснилось, Аблязов попал в заключение еще в 2004 году. Вам не приходила в голову мысль, как он профинансирует нашу революцию в 2005 году?

- В первый раз он был посажен в Казахстане. Поздней вышел из тюрьмы, сказав, что совсем не будет вмешиваться в политику,  создал банк БТА, встал на ноги и, видимо, снова занялся политикой. Это личное дело другого государства.

- Вы думаете, революция 2005 года достигла своей цели?

- К сожалению, не смогла достичь своей цели. После революции система должна была полностью измениться. В то время у нас еще были романтические мысли изменить Конституцию, сделать судебную власть независимой, чтоб избранная власть сама принимала решения. У нас были надежды, как было бы хорошо депутатам самим принимать окружение президента или премьера, а каждая ветвь власти принимала решения только сама. К сожалению, мы не смогли достичь цели.

- Есть информация «если революцию 2005 года финансировал Аблязов, то к перевороту 2010 года был причастен Березовский». Как прокомментируете это?

- Я как-то не знаю, какой была революция 2010 года. Но читал на интернет-сайтах России о Березовском. Когда Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело на него и перевернула рабочий кабинет, в интернете вышли краткие сведения из его дневника. Выяснились интересы к месторождению Джеруй, наличие специальных планов вокруг месторождения с редкоземельными металлами Кутисай в Кемине. Выходила информация «чтоб пойти на Кутисай и проверить месторождения, надо дать столько-то миллионов. Прокуратуре, милиции выдано столько-то». Значит, мы знаем, что были интересы. Вам известно, в то время в СМИ усилились слова о тайной поездке Березовского в Кыргызстан. Думаю, можно верить сказанному, что Березовский был одним из раздражающих Россию факторов.

- В нашем государстве часто говорится, что любую революцию финансируют внешние силы. Может ли быть пусть не полное финансирование, но профинансированные работы ради интересов?

- Мы вышли из состава СССР. Сколько бы ни интересовались внешние силы, но если общество само не готово, революция не осуществится. Народ должен быть готов на все и сказать «сыт я байской дочкой».

- Вы полагаете, сейчас есть связь между нашей властью и народом?

- По выражению самого Атамбаева, проходит его последний год. Если поверим этому, то политическая стабильность имеется. Но вместе с тем очень много разочарованных в политике после двух революций. Раньше у нас были мечты, что без препятствий со стороны русских кадров кыргызские кадры сами станут как в Сингапуре. В течение 25 лет наши мечты не осуществляются. После двух революций мы не можем реформировать судебную сферу. Из-за нашей неспособности сформировать стабильно работающее в экономической отрасли правительство 1 миллион наших людей уехало в поисках работы. Уезжает вся молодежь, которая должна бы развивать нас, приумножать, улучшать наши качества. Чрезвычайно много людей, полагающих «не годится заниматься только политикой, не уделяя внимание экономике». Вот на референдум пришло 40% человек, а 60% не пришло. К примеру, в Америке президента избрали 530 человек. У нас мы говорим «пусть избирает каждый человек». По традиции кыргызов, собирались лучшие, а потом самого лучшего продвинутого провозглашали ханом. Сейчас мы перешли к позиции «кто даст больше денег, кто нальет больше водки, того изберу». Избиратель обманывает кандидата, говоря «да, я изберу тебя», а кандидат, став депутатом или пойдя на другую должность, обманывает избирателя.

Автор: Баян КУЛОВА
Источник: газета «Жаны ордо» №32 от 23.12.2016/стр.6

Комментарии: