×
 

06.05.2016 // 15:10
Обратите внимание на дату публикации.

Исхак Масалиев: «В 2000 году, когда Атамбаев участвовал в президентских выборах, я был главой штаба»

- За день вперед было известно, что в соревнованиях за спикерство победит Чыныбай Турсунбеков. Но, несмотря на это, вы вышли его соперником. Почему?

- Да, о его победе было известно за день вперед. Но выдвижение моей кандидатуры за день до выборов это политический шаг. Дело в том, что практика выдвижения одной чьей-то кандидатуры всеми фракциями – оппозицией и позицией – была только во времена Союза. Поздней это повторилось во время «Ак жола». Мы предложили альтернативную кандидатуру в смысле: «Мы этого не допустим, без конкуренции не будет развития». Конечно, были и такие высказывания «зачем вам спорить за должности с молодыми, все равно проиграете». Речь ведь не в обязательном выигрыше. Мы решили «пусть не погаснет надежда в обществе на чистые честные выборы». Другой вопрос, в какой мере чисто прошла процедура выборов. Одна фракция, все как братья сложили бюллетени вдвое, вторая фракция открыто показала. Закон ведь не запрещает этого. Считаю большим достижением получение нами 26 голосов за один час. Следовательно, в парламенте минимум 20-25% не поддаются давлению, есть, оказывается, депутаты, голосующие со своей позиции. Это означает «парламент болен, но может выздороветь».

- Но эти ваши ходы некоторые трактовали так: «После того как Бакыт Торобаев не прошел сам, он для взятия реванша предложил Масалиева»?

- Скажу по правде, мы вдвоем с Бакытом (Торобаевым) лично не обсуждали этот вопрос. Со всех фракций ко мне подходили по одному, по двое депутатов и сказали: «Если вы выдвинетесь, мы готовы поддержать». Да еще у меня появилась мысль: «В Жогорку Кенеше сидят лидеры 6 партий. Если они все не будут спорить, а выберут одного коммуниста, то ничего бы не потеряли». У меня нет мысли как у молодежи спорить за посты премьера или президента. Так предопределено, прошел через отбор народа, сижу в парламенте. Бакыт мне открыто сказал: «Исхак аке, если получите мало голосов, не огорчитесь?» Я: «Нет, не огорчусь, если у общественности правильное понимание, то я пойду на этот шаг», - ответил. Поэтому здесь не было игры Бакыта. Он ведь тоже реалист. По сравнению с нами эти джигиты лучше знают ситуацию внутри парламента, дислокацию сил. А если сказать о непрохождении Бакыта в спикеры, то я не считаю его проигравшим. Получение ими обоими по 51 голосу стало не вписанной в закон ситуацией. За полчаса до начала выборов журналисты задали вопрос: «Как будет при получении голосов 59-59?». Один наш депутат сказал: «В теории такое может быть, но в жизни не бывает». Через полчаса произошло именно так. Говоря открыто, со стороны власти была оказана поддержка Канату (Исаеву). В последний день многие люди, работающие на высоких должностях, пытались помочь ему. Если бы не такая помощь, то у Торобаева шансы были гораздо выше. Дело в том, что по сравнению с Канатом у Бакыта больше опыта, он трижды был депутатом, работал министром, вице-спикером. Поэтому, на мой взгляд, у Бакыта было больше возможностей. От его избрания было бы хорошо и политическому устройству. Президент, премьер – представители СДПК, и если бы спикер был избран от другой партии, тогда сохранились бы определенные признаки равновесия. К сожалению, голосов не хватило.

- Вы заходили перед выборами к президенту?

- Заходил.

- По вопросу спикерства?

- Большинство народа не знает, когда в 2000 году Атамбаев участвовал в президентских выборах, я работал главой его штаба. Отношения между нами обоими хорошие. Как руководители политических партий мы ведем работу, советуясь по внешним делам или по другим направлениям. Поэтому перед выборами я зашел к нему, сообщил, что у фракции есть такая мысль. Президент сказал только одну вещь: «Если проиграешь, для тебя не будет трагедией? Сами решайте, я ни к кому не склоняюсь». Беря с политической точки зрения, шаг маленькой фракции, состоящей из 13 депутатов, по-моему, был довольно правильным.  И у общественности появилась мысль «пусть проиграл, но действия этой фракции правильные». То, что депутаты СДПК проголосовали за своего кандидата, разумеется, понятная вещь. Но я не понял перехода всей группой «Республики – Ата Журта». Поскольку они оппозиция, вероятно, пошли на какие-то переговоры?..

- Как вы думаете, может ли оказать какое-то влияние на президентские выборы следующего года переизбрание спикера, премьер-министра?

- Понятно избрание из СДПК премьера, спикера, многих министров. Власть укрепляет свою позицию, ставит на должности доверенных людей. Но у нас «доверенный человек» это непростое понятие. Если под каким-то большим человеком зашатается кресло, то доверенный человек может оказаться в другой стороне. В истории полно таких примеров. Насколько мне известно, тот же Чыныбай Турсунбеков, когда создавалась партия «Ак жол», не могу сказать, что он стоял в первом ряду, но подключался, оказывал поддержку. Сейчас многие сидящие депутатами ходили в партии «Алга, Кыргызстан» во времена Акаева

Поэтому сейчас пока рано говорить об оказании влияния этих кадровых перемен на президентские выборы. Подготовка к президентским гонкам начнется поздней осенью или ранней весной, активизируется за 8-9 месяцев до выборов.

- Не потому ли вы проиграли, что являетесь коммунистом, это не стало помехой?

- Во время выборов 2005 и 2007 года многие политики старались «вступим в ряды Компартии». Потом по разным причинам присоединились к другим партиям. У нас понятие партия пока еще  не в полной мере устоялось.  Перед выборами создаются группы политиков, «акжоловец», «алговец» - название партии остается на втором плане. А у нас коммунистов имеется старая, устойчивая позиция. Сказал ведь Чыныбай Акунович «я не атеист как коммунисты». Похоже, он не читал нашу программу. По Конституции у нас есть принцип свободы совести (вероисповедания). Утверждено право частной собственности. Поскольку мы, коммунисты, живем  в этом государстве, то должны принять данные принципы. После перерегистрации в 1993 году мы в своем уставе приняли религиозную свободу, дали разрешение на частную собственность. В наших рядах есть и молдоке. На сегодняшний день наша позиция стала ближе к позиции социал-демократов (не сегодняшних, а прошлых). Ведь в  соответствии с обществом мы тоже меняемся.

- В последнее время высказывается много предложений по изменению Конституции. Как вы смотрите на это?

- Есть довольно много причин для изменения Конституции. Сегодня президент формально не вмешивается в кадровую политику, не имеет отношения к структуре правительства. Но в реальности много случаев подключения. Он глава партии, и через свою партию передвигает кадры. Оказалось не записанным в Конституции – в чьей сфере внешняя политика: правительства или президента, или Жогорку Кенеша? Поздней депутаты передали ее президенту посредством закона. Но в то же время есть положение «президент – глава государства». А у главы государства должно быть много прав. Правительство утверждаем мы, но, оказывается, премьер-министр не может освобождать от работы министров в составе правительства. Или нам следует сократить Конституцию, оставить лишь основные принципы, а остальное изменить законом. Некоторые политики думают «раз мы написали Конституцию, она не подлежит изменениям». На самом деле не так. Только за время нашего депутатства мы 4 раза внесли изменения в Конституцию. Что меняется? Всегда одна сфера – распределение власти. Ну а основные принципы, права человека останутся. Некоторые говорят: «В Америке за 250 лет Конституция не менялась». Причина в том, что они не расписывали ее детально. Не мелочится «как избираются депутаты, как формируются фракции?». Они написали только основные принципы «В Америке будет один народ, религиозная свобода, частная собственность». А мы изначально начали мелко дробить.

Конечно, мы можем жить и с этой Конституцией, но, говоря по правде, было бы хорошо уточнить. Возможно,  надо внести норму «после утверждения сильного премьера не следует его освобождать, только если не совершит чересчур тяжкое, плохое дело». Во-вторых, надо уточнить с президентом. Или дадим ему власть в рамках закона. Или сделаем его почетным президентом. Во многих государствах права президента ограничены. Тогда надо сказать: глава государства – премьер, или спикер. И еще Токтайым Уметалиева всегда говорит: «Конституция исправлена». И это надо прояснить. В 2010 году, когда я сидел в заключении, пришел Омурбек Текебаев, получил мою подпись как у члена конституционного совета. В последнем варианте стояли подписи примерно 180 членов. Не могу сказать, поздней обнародовали этот вариант или другой.

Автор: Керим МУРАС
Источник: газета «Азия news» №18 от 05.05.2016/стр.6

Комментарии: